160954 (160954) wrote,
160954
160954

Categories:

Делаю вид, что сплю

— ...А что деревня под Рузой, доченька? Да никому ничего не нужно — на пустой желудок и прыжки пониже, и вопли пожиже. Мужчины пьют до полной утраты идентичности. Ну, да что я тебе рассказываю.
— Да уж... У нашего латыша — один хер да душа. Не напоминай, мама.
— Женщины тоже из ресторана при вокзале в городе Рузе не вылазят. Кто стриптиз танцует

как ты когда-то.
— Да ладно тебе, как я! Я — уникум, нимфа. Одни мифы и соблазны, а не женщина. Помню, шест ногой обойму...
— Да куда им до тебя, доченька, конечно! Кто еще что при вокзале делает. Ишачим с темна до темна — спасибо, большая дорога кормит...
...Стыдно, но делаю вид, что сплю. И слушаю, о чем кукла Лена болтает со своей мамой:
— ...Да что я все о себе и о себе. А как там твой, доченька?
— Нехристь то? Раньше был человек не глупый, это да. Помню, раньше он досрочные ответы на самые каверзные вопросы давал. Поразительные в своей новизне идеи, помню, высказывал. Но это все пока из ума не выжил. Когнитивная неторопливость у него наросла какая-то в последнее время. И смелости не хватает иной раз назвать вещи своими именами.
— Слова матерные с трудом вспоминает? Может это цинга? Климат то у вас там, на Крайнем Север, доченька.....
— Недавно, вот, неповторимую возможность срубить пару копеек упустил. Контейнер ТБО (синего цвета 1500*2500) с открывающейся крышкой мог уйти как два пальца. Ну ничего, я ему за это устроила. На коленях ползал, умолял. А что, мама? Если не доходит через голову — пусть доходит через член. А как иначе?
— Ты бы бережней с ним была бы в кровати, доченька. А то боязно как-то.
— Бережней!? Он вчера, прямо в кровати, сообщил мне, что какую-то очередную плодотворную идею для маркетинга услуг нашей компании почерпнул из Каббалы. Представляешь, мама?
— Откуда-откуда!? Господи, царица небесная!
— Да у меня самой подходящих понятий уже нет для описания его мыслей, мама. Может правда цынга? Да я его вроде фруктами кормлю...
— Не молодой он у тебя, доченька, вот и болеет. Но деньги тебе то еще на карточку исправно переводит. А это главное!
— Да попробовал бы он... Хоть случайно, хоть нарочно. А про «на коленях» это я так сказала, ты не думай. Ну, чтобы понятнее было. А вообще он у меня настоящий мужик, кремень, которому ничего не страшно. Совсем отеханный — аж жуть иногда берет.
И, главное, чуть что — ниспровергать основы сразу громко начинает. Призывает обращаться к священным текстам за советом и утешением, Маркса цитирует, особенно когда выпивший. Потрясает своим обрезанным... Это у них вообще национальное.
— Так сионисты — они все отеханные, доченька. Что они только с христианскими младенцами то делают? Да не дай Бог! Так что ты уж помягче с ним как-то, ну чтобы не простужался, что ли. Климат то у вас в Новом Уренгое ужас какой...
— Да не волнуйся ты, мама! Крепкий он еще, хоть и голова седая.

Вон как руки распускает, младенцы ему нужны, как же! Иной раз так шароёбится со мной как разойдется, аж... Ну да ладно. Не хочу особо в эту тему углубляться по телефону, иди знай...
— Ну и слава Богу, доченька. Евреи, говорят, подолгу живут, если с ними хорошо обращаться. А руки распускает — так ну и ладно, доченька! Он же к тебе хорошо относится, платит тебе за это....
— А я что — хоть раз отказала ему? Я что — маленькая? Ну что ты такое говоришь, мама! Он же для меня скатерть-самобранка и волшебная палочка в одном лице. Я что, не понимаю...
...И тут моя рука непроизвольно легла на грудь куклы Лены. Поднятой в телефонной беседе темой навеяло...
— Ну всё, мама, я тебе потом перезвоню. А то у нас, в Новом Уренгое, уже поздно, три часа разницы с Москвой. Нам тут спать пора, завтра на работу...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments