160954 (160954) wrote,
160954
160954

Category:

Миграции в Европе

Анекдот начала 90-х: Еврей выезжает на ПМЖ в Израиль и везет с собой своего попугая. На таможне ему (еврею) говорят: «Живых попугаев вывозить нельзя. Можно только тучку или чучело». Еврей безутешен, но полный радостный надежд попугай не может сдержать своих чувств и вопит из клетки:
— Ехать надо, ехать! Хоть тушкой, хоть чучелом!
Призрак настроений этого полного огня еврейского попугая долго бродил, да и сегодня бродит по странам восточной Европы, включая и Украину. Поэтому самым главным предметом в школах какой-нибудь Литвы или Болгарии стал иностранный язык, обычно английский.
Для работы по уборке мусора где-нибудь в Англии знания не нужны. Как и в деле ухода за какающими под себя старухами. А вот язык, чтобы осесть в этой стране навсегда — нужен. Осчастливленные безвизом украинцы бегут от войны и разрухи массами в Польшу, где достаточно просто получить вид на жительство, чтобы потом… посмотрим, что будет потом, но из Европы им возвращаться некуда. Как, впрочем, и остальным выходцам из стран восточной Европы.
Сегодня во всех восточноевропейских городах и селах имеется масса квартир, в которых никто не живёт, а кое-где опустели целые кварталы. Уезжают целыми классами после окончания школы, и все помают, что навсегда.
По всей западной Европе все чаше бросаются в глаза женщины в хиджабах, под которыми скрывается семитская, или, как теперь принято говорить, ближневосточная внешность. Восточноевропейцы в Лондоне или Мюнхене не так бросаются в глаза, но их там намного больше в реальности.
Вначале рассмотрим стремительно пустеющие страны восточной Европы:
Болгария — сегодня в этой стране живет 7 миллионов человек, а в 1990 году этих человек там жило 9 миллионов.
Босния и Герцеговина — сегодня 3,8 миллиона, в 1991 – 4,4 миллиона.
Латвия — сегодня 1,9 миллиона, в 1990 году в этой стране жило 2,6 млн.
Сегодня в диаспоре проживает 20 миллионов поляков. Через 20 лет их там будет не менее 30 миллионов.
Ну и далее все остальные страны восточной Европы, где-то чуть меньше, где-то чуть больше, но тенденция понятна.
Причем, уезжает молодежь, и скоро в этих странах молодых женщин

там не останется. Одна из них меня обнимает на этом снимке, но это не восточная Европа, а Израиль. Как сейчас помню, с ней тогда я был толст и счастлив. А все потому, что она имела большую белую грудь, с таким священным трепетом воспетую классиками.
Говорят, что кожа такой степени белизны встречаешься только у брюнеток-ашкеназок. У натуральных блондинок кожа тоже белая, но с легким голубоватым оттенком. А вот большая грудь глубокого белого цвета. И, хотя из цензурных соображений классики писали «Варвара, самка ты…», но истинный знаток и ценитель русской словесности конечно же понимает, что вместо «Варвара» должно быть написано «Сара» (далее по тексту). Это так прозрачго!
Одесситы Ильф и Петров знали то, о чем они писали. Как я понимаю Лоханкина, как понимаю! Эх, Васисуалий, Васисуалий… А вот Птибурдукову действительно повезло.
Хотя она не говорила по-русски и не выносила запах воблы, которую она брезгливо называла «таранька». А также она зажигала субботние свечи и соблюдала кашрут.
Но, как показала жизнь, более комфортно я чувствую себя с куклой Леной, с ее слов «простой русской женщиной из-под Рузы». А ведь я и сионист, и недолго сражался за Родину с автоматом Узи в руках и даже на раввина учился. Впрочем, там меня почти сразу раскусили и быстро выгнали. Пришлось переквалифицироваться в представителя малых народов Севера.
Но, все равно, я считаю, что я победил — мои дети живут в Израиле, а куклу Лену я научил готовить цимес…
…Но вернемся в Европу. В Европе восточной скоро, примерно в 2025-30 годах, молодых женщин практически не останется, и детей, соответственно, будет рожать некому. На пенсионерок в этом плане у меня надежд мало. На пенсионеров — вообще никаких. Купить в секс-шопе резиновую куклу в школьной форме времен СССР с пионерским галстуком на трепетной груди в этих странах все легче. А вот встретить живую школьницу все труднее…
А почему, кстати, западная Европа их всех принимает? С 2004 по 2009 год, когда экономика этой страны фактически рухнула, даже небольшая Испания ежегодно принимала свыше полумиллиона человек. Эта новость столь огорчительна и неожиданнна, что требует хоть каких-нибудь внятных пояснений. И действительно — чего это они так, звеня кастаньетами?
Ответ прост — а потому, что там кто-то должен работать. Своей нефти в Европе нет, а стремительно растущее число пенсионеров кто-то должен кормить. Как и немногочисленных не пенсионеров. Малюсенькая (по численности населения) Норвегия не в счет.
Рассмотрим эту ситуацию на примере Германии. В Германии в 2017 году выходили на пенсию мужчины 1950 года рождения. Тогда в Германии начался послевоенный бэби-бум, который достиг своего пика в 1964 году (тогда рождаемость превысила миллион человек), после чего она началась снижаться и достигла сегодняшних цифр (670 тысяч человек в год) в начале 70-х годов. Тут, как гласит ближневосточная мудрость: «В одной реальности нет намерений, в другой они появляются». И против этого не попрешь.
Другими словами, в течение ближайших 10-15 лет в Германии лавинообразно будет нарастать число пенсионеров из числа этих бэбибумеров. И, соответственно, стремительно снижаться численность трудоспособного населения. В остальных странах западной Европы ситуация примерно та же. Поэтому население из восточной Европы в западную будет высосано как пылесосам в течение ближайших 20-ти лет. Кое-где вообще под ноль.
Война в Сирии привела в Германию более миллиона человек. Эта цифра всколыхнули мир, но, с точки зрения демографии, для Германии это эпизод. Не менее половины прироста трудоспособного населения этой страны происходит не за счет рождаемости, а за счет иммиграции сегодня, а завтра эта пропорция неизбежно усугубится. И совершенно неважно, кто при этом будет находится в Германии у власти.
По официальным данным 2016 года в Париже проживает 1,7 миллиона мусульман, в Лондоне — около 1 миллиона. Особенно высок удельный вес мусульман в таких городах как Амстердам (14%), Антверпен (16,9%), Брюссель (до 25%), Бирмингем (26,9%), Марсель (25%), Стокгольм (20%), Кельн (12%).
Но, при этом, основной потом иммигрантов в западную Европу идет вовсе не из исламских стран, а из восточной Европы.
По официальной статистике на август 2013 года, в Швейцарии проживают более 1,8 миллиона иностранных граждан. Это не считая тех, кто получил швейцарское гражданство, а не родился швейцарцем. Из них 66% являются выходцами из стран Евросоюза (абсолютное большинство составляют граждане «старых» членов ЕС, главным образом Италии, а также Мальты и Кипра, присоединившихся к Евросоюзу в 2004 году).
Более 270 тысяч иностранцев приезжают в Швейцарию работать, но живут в соседних странах — Германии (почти 57 тысяч), Франции (145 тысяч) и Италии (65 тысяч)…
Это я к тому, что в Европе все больше получает распространение маятниковая миграция. Это когда человек работает в одной стране, а живет в другой, утром приезжая на работу, а вечером уезжая домой пересекая границу.
Расстояние от Вены до Братиславы 55 километров. Формальны из Словакии эмиграция не велика. По факту — в Австрии работает половина населения Братиславы. Похожая ситуация имеет место и на венгеро-австрийской границе.
Другими словами, европейская миграция — это, главным образом, миграции внутри Европы. Извне в Европу прибывают меньшинство мигрантов на самом деле. Просто они бросаются в глаза своей неевропейской внешностью.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments