160954 (160954) wrote,
160954
160954

Сексуальное насилие в исламе

— Ты где, санитар?
— Как обычно в это время дня, в Кремле. А что случилось?
— В Кельне в новогоднюю ночь беженцы массово насиловали женщин.
— Ну конечно, разгоряченный зал, впадая в неистовство, разразился бурными, нескончаемыми аплодисментами. Кукла Лена, слог и простота твоих фраз — это признак класса, которому трудно противостоять. Но, тем не менее, в Кельн мы не поедем сейчас, и не уговаривай.
— Тебе что, крови христианских младенцев мало, космополит? Почему вы, семиты, на женщин бросаетесь, как собаки?
— Кукла Лена, меня нельзя критиковать, но можно высечь. В мраморе. А вот к собакам ты несправедлива. Собаки на женщин бросаются точно так, как и на мужчин. Зато вот эротический порыв уроженцев Ближнего Востока мне понятен.
— Потому что сам такой. Не могу скрывать.
— Кукла Лена, твоему умению хранить тайны позавидовал бы сам Мальчиш-Кибальчиш. И, коль зашла речь обо мне, то поговорим о рае.
Мусульманский рай отличается от христианского радикально. Обитатели исламского рая, в отличие от христианского, заняты исключительно сексом. Мелькают гурии, трепещут девственницы, безгрешных шахидов не покидает эрекция. Атмосфера нескончаемой оргии, которую в христианском рае невозможно себе представить.
Стремясь попасть в рай, мусульманский мужчина ведет себя и на этом свете соответственно. Нормальный мужчина, согласно такому мировосприятию, в норме должен бросаться на женщин постоянно. Иначе он явный или скрытый пидар, и отношение к нему должно быть соответственное.
В христианском мире такая система отношений присутствует только в тюрьмах. И, одно время, она имела место на http://udaff.com/ . Свою мужественность и отсутствие у тебя гомосексуальности в такой системе отношений ты должен доказывать постоянно. А доказать ее можно только и исключительно проявлением демонстративного и постоянного интереса к женщинам.
И еще один момент. Женщина — это самое дорогое, что есть у мужчины. Мусульманское общество строго иерархично. Там нет равного среди равных. Там или я подчиняюсь тебе, или ты подчиняешься мне. И борьба за статус альфа самца идет непрерывно. А если я тебя сильней — я могу отобрать у тебя твое самое дорогое. То есть воспользоваться твоей женщиной. И, тем более, женщиной бесхозной, возле которой нет мужчины.
Исламская традиция учит, что если у пленницы есть половозрелая дочь и владелец возжелал ее, то он должен отказаться от секса с матерью. Если же он занимается сексом с матерью, то не имеет права трогать дочь.
И еще, владельцу пленниц-сестер запрещено заниматься сексом с обеими. Если он возлежал вторую сестру, ему следует продать, подарить или освободить первую. Кроме того, владелец должен жалеть свою пленницу, если он занимается с нею сексом. Он не должен унижать ее и не должен принуждать ее к тяжелой работе.
То есть, традиция насилия над ЧУЖОЙ женщиной в исламе — явление не просто абсолютно нормальное, но и единственно правильное. Поэтому такое насилие регламентировано и освящено традицией. А потому — хватать за половые органы белых германские фройляйн, живущих в окрестностях общежитий для беженцев в Германии, будут неизбежно.
По крайней мере, нынешнее поколение немцев ближневосточного происхождения так воспитано. Потому что культура работает как фактор огромной инерции даже в ситуации изменившейся до неузнаваемости.
Можно ли с этим бороться? Можно, конечно. Но для этого нужно ясно понимать, что понятия «мультикультурализм» и «ксенофобия» — это изобретение безграмотных идиотов или асоциальных мерзавцев, троллей мегауровня, осознано ставящих своей целью уничтожения общества, в котором они живут.
Все должны быть равны перед законом — и тогда ни того, ни другого не будет. Нарушил закон, изнасиловал, к примеру — сел. И все станет на место очень быстро. Уроженцы Ближнего Востока не дураки от природы и легко приспосабливаются к меняющейся окружающей среде. Они поймут.
И еще. Беженцы прибывают и будут прибывать во все более пугающих количествах в любую процветающую страну преодолевая любые преграды. То, что этот процесс можно остановить — это иллюзия.
Единственная защита от беженцев — собственная бедность. Любая страна — или беженцев принимает, или теряет собственное население. Отсутствие миграционных процессов — это частные случай, эпизод, который только подтверждает это правило. Причем эпизод кратковременный.
То, что сегодня в Европе ослепительной вспышкой зажегся полумесяц ислама — явление совершенно естественное. Ближний Восток капает расплавленным воском (или свинцом?) на изнеженное тело Евросоюза по причинам глубинным, которые здесь не рассматриваются. ИГИЛ воюет не за землю, а за шествие путем Аллаха если не везде, то в Европе определенно.
А вот нынешнее переселение народов сделает Европу другой или ее разрушит ее до основания — это вопрос, конечно, интересный.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments