August 14th, 2015

Маковецкий Михаил Леонидович

Национальное чувство

Для любого народившегося на свет национального государства должна быть придумана национальная история на основании национальной идеи. В качестве неоспоримого доказательства верности последней. Без этого никак. А придумывание «национальной идеи» — это один из литературных жанров. Как и донос, к примеру. Или плакат.
При этом государственному идеологическому строительству сегодня придается форма научных изысканий. Оные научные изыскания строго научно, на основании проведенных на себе опытов первооткрывают то, что все знают и без них. К примеру то, что данный этнос самый древнейшей в истории человечества, подарившей ему колесо, презерватив, бумагу и порох, основавший Иерусалим, утопивший Атлантиду и открывший Америку.
Но, главное, восстановивший красавицу-синагогу на сакральном холме. В суровую годину испытаний. К которой, оной синагоге, не зарастет народная тропа. Что немудрено, потому что он, наш простой народ, состоит из самых умных, одухотворенных и красивых представителей рода человеческого.
Кстати, создание национальной идеи не всегда носила наукообразный характер. Когда-то фантазирование на тему национального происхождения происходило в рамках религиозных исканий. Порождая ереси, костры инквизиции и многонациональные гаремы.
Сегодня же для формулирования национальной идеи создаются всякого рода «академии исторических наук». Именно они острым копьём правды вспарывают брюхо инсинуаций врагов. И создают «подлинно научные знания» самого трогательного содержания.
Полная оторванность национальной идеи от действительности вовсе ее не портит. Никакой Золушки тоже в действительности не было. А Дюймовочка — это всего лишь героиня сексуальных фантазий Мальчика-с-Пальчика.
Ценность национальной идеи вовсе не в ее достоверности, а в ее художественной мощи. Потому что национальная идея — это литературное произведение, и ничего более или менее.
Цель национальной идеи — это удовлетворение национального чувства, а вовсе не оправдание сиюминутных политических задач государства. Хотя политическая власть всегда объявляет свою версию национальной идеи основополагающей и канонической. А отклонение от них обозначается как антинародное а потому антинаучное.
Но это политическая власть просто примазывается и хочет погреться в отблеске эстетического блеска национальной идеи как литературного произведения.
Ученные, работающие в литературном жанре «национальная идея» должны гармонично соединять в себе качества как писателя, так и бандуриста-балалаечника. Но не ложкаря-чечёточника, потому что это уже перебор.
Носитель национальной идеи — это профессия на всю жизнь. Потому что в дальнейшем именно ученые мужы из таких «академий наук» грудью встают на пути зловонных потоков льющихся водопадов враждебных инсинуаций.
Враги, конечно, раздувают пламя, брызжа едкой слюной, на то они и враги. Хотя, как все мы знаем, их час уже пробил. Потому что даже грешная бесплодная земля уже не в силах впитывать эту мерзость, да и колесо истории не повернуть вспять. Этим колесо истории очень напоминает лифт.
Как результата национальной идеи возникают национальные амбиции и сантименты. Национальные амбиции и сантименты, как родственники или друзья детства, имеют привилегию вламываться без стука даже во внеурочное время. Это их законное, питаемое матерью-сырой землей, право.
Испытывать национальное чувство физически приятно. Человек, лишенный национального чувства — это или скопец, или укрощающий по какой-то причине свою духовную плоть.
Быть представителем национальным большинства — это предмет большого комфорта. Те страны, типа США, которые этого элемента комфорта своим гражданам не могут предоставить в принципе, вынуждены придумывать и внедрять разного рода эрзацы национального чувства.
Идеи терпимости и (или) главенство прав человека, к примеру. Вплоть до терпимости к сексуальным извращенцам. Хотя враждебное отношение к носителям извращенного проявления полового инстинкта лежит в самой физической природе человека. Для нормального человека это противно и отвратительно, поэтому извращенцы являлись, являются и будут являться объектом агрессии нормальных людей всегда.
Да и гей-парады являются разновидностью сексуальных домогательств, в ходе которых находящимся в публичном месте гражданам навязывается непристойное зрелище и развратные модели поведения. Такие действия в любом цивилизованном обществе являются уголовным преступлением, за которое предусмотрено наказание. В нецивилизованном же обществе такое наказание предусмотрено тем более народной традицией.
Когда власти закрывают глаза на уголовное преступление — на это всегда есть весомые причины. Одна из них — это сознательная попытка заменить загнанное в подсознание национальное чувство «идеалами терпимости»: «Да, тебе это противно, но ты обязан это терпеть». То есть, принуждение к терпимости к извращенцам — это своего рода навязывание целибата.
Люди, искренне и всей душой ненавидящих свой народ — как правило имеют кроме этого еще какой-нибудь психический дефект практически всегда. Чаще всего в сексуальной сфере.
Это мое высказывание апробировано Министерством культуры в рамках патриотического воспитания, но оно верно. Именно поэтому народ требует положить конец вольнодумству везде и всегда. Прекрасно понимая, что любое вольнодумство, будучи разрушением основ, не может не быть от лукавого.
Маковецкий Михаил Леонидович

Куклы, которых мы любим.

У меня есть один знакомый. Тоже, как и я, израильтянин, дети которого живут в Израиле. А сам он добывает хлеб с маслом насущный на бескрайних просторах той страны, которая его таким вырастила и воспитала.
У меня есть несколько таких друзей — интересы общие, то, да сё... И у каждого из нас есть по кукле. Не все наши куклы русские, кстати. У него, к примеру, украинка. На полном серьезе: «Ты не представляешь, какой у нас, несмотря на войну, беду и нужду, подъем... Зато как мы спиваемо!..».
И вот, эта симпатичная, но майданутая по самую чёлку женщина, убоявшись установок «Град», схватила малолетнего сына и прибыла в Россию. Где ее никто не ждал за исключением моего друга-израильтянина.
Но, к сожалению, ее взбалмошность не ограничилось одной майданутостью. После того, как мой знакомый вступил с ней в законный брак и, на правах жены израильтянина она получила израильский вид на жительство, в ее сердце, наряду с майданутостью поселился воинственный сионизм.
В результате этих метаморфоз девушка, в тайне от своего законного супруга, решила сделать татуировку ангельских крыльев на своей белой спине. А между ними написать, на иврите «Я свободна!».
Вот только вот переводила она почему-то со словарём с английского, в котором «свободный» и «бесплатный» обозначается одним и тем же словом, «free».
В отличие от иврита, в котором это, как собственно и в русском, два совершенно разных слова. Угадайте, какое из них выбрала кукла Оля для татуировки на своем аппетитном теле?
Так вот, раздевает как-то мой знакомый свою молодую и, чего скрывать, привлекательную супругу. После чего ставит ее, голую, в позу, при которой хороша видна спина. И вдруг видит на этой спине ангельские крылья, которых раньше там не было.
А между крыльями красивые ивритские буквы חופשי что означает, в данном контексте, «бесплатно»!
— Оленька, ты несправедлива ко мне, — говорит мой знакомый своей супруге после окончания полового акта, — разве я трачу на тебя мало денег?
После его слов на лице куклы Оли отразилась максимальная степень изумления, которое в принципе может быть на красивом женском лице…
Когда все выяснилось, по щекам куклы Оли покатились слезы, каждая объемом с рюмку водки. И кукла Оля сообщила своему законному супругу что она беременна.
Моему другу 48, кукле Оле 32. Мой друг когда-то женился не по любви, просто так получилось. В Израиле у него двое взрослых детей и бывшая жена, с которой он навсегда расстался с большой радостью.
А вот на кукле Оле он женился по любви. Эротический танец со стулом приглашенная специально по такому поводу чаровница исполнила на торжестве в честь какого-то юбилея. Аркадий как чаровницу со стулом увидел — так и обомлел.
Судя по всему — по гроб жизни. Идеи, которые ставят своей целью нанести страшный удар по венерическим заболеваниям, его никогда не влекли. Но и зарится этими болезнями он тоже никогда не стремился. Но тут:
— Слушай, тебя вроде Света зовут? — спросил он ее в тот же вечер.
— Оля, — ответила его будущая кукла, послушно изгибаясь в его руках.
— Вот и я говорю. Чего я тебе буду платить за это каждый раз? Переезжай ка ты жить ко мне, так удобнее. Финансовые последствия переезда вряд ли будут существенными. Вернее, даже изменятся для тебя в лучшую сторону.
— Как я к Вам перееду? У меня сын. Мне его деть некуда. Здесь, в Ростове, у меня никого нет, комнату снимаю. Осталась я с фигой, как муж погиб. Не в смысле инжира, а в смысле с фигой из пальцев. Так что под «Грады» я сына не отправлю, хватит. Он у меня один.
— Переезжай ко мне с сыном.
— А Вы в Ростове живете?
— Нет, в Подмосковье…
— Боязно как-то. Вы, небось, и нерусский, как я посмотрю? А по-русски говорите хорошо.
— Я предпочитаю ржаной хлеб белому и пью квас вместо пива. И реально плачу, когда читаю русскую поэзию. Более того, я тебе прямо скажу — Твардовский по происхождению был польский дворянин. Хотя его официальная биография имеет на этот счет другое мнение…
…А теперь, после кратковременного периода уныния, слез и объятий, они приехали ко мне посоветоваться. Так повелось. У них всё заканчивается объятиями, после чего они обычно приезжают со мной советоваться.
— Это всё — холоймес! — сказала кукле Оле кукла Лена. — Ну, с татуировкой ты по жизни так и пойдешь. Тут, как говорится, «татуированную могила исправит». А вот рожать езжай в Израиль.
Хотя татуировки в ортодоксальном иудаизме и запрещены. Но у тебя там вид на жительство, а значит и медицинская страховка. Так что к Стене Плача будешь ходить в кофточке — никто ничего и не заметит.
Мой Санитар как-то тоже повел меня на церемонию зажжения факелов на горе Герцля в Иерусалиме, которая знаменует собой завершение траурного Дня памяти жертв терактов и войн, которые вел Израиль. Так заставил и плечи закрыть, и юбку подлиннее одеть, извращенец. Войны там у них, кстати, красиво называются, «Литой свинец» там или «Облачный столб». А еще была одна, называлась «Гроздя гнева». Очень красивое название, на мой взгляд.
Так вот, мой Санитар потом сам же мне под эту длинную юбку руку засовывал, прямо на горе, на виду у всех. И мне же эти масоны потом замечание сделали, представляешь?
Да и твоему Аркашке надпись между твоими крылышками по приколу. Зато ребенок сразу родится израильским гражданином. Всё лучше, чем гражданин «самопровозглашенной ЛНР».