September 18th, 2015

Маковецкий Михаил Леонидович

Беженцы как не конвенциональное оружие

Нашествие чужих племен, проблема, вдруг в считаные недели встала в полный рост перед Европой — что это, по своей сути? А по сути это по Европе ударили не конвенциальным оружием. Чужой по всем признакам человеческой массой. Кто ударил? А ударили:
Турция — в Европу её не приняли. А 2 миллионов ненужных ей беженцев на ее территории собрались. Далее Греция — в Европу её приняли, где и раздели до трусов. Македония — её, фактически, приняли в Албанию. Албанское «меньшинство» фактически там уже не меньшинство. На уровне молодежи, по крайней мере. Поэтому славянское население оттуда бежит без оглядки, опасаясь понятно чего.
Сербия — ее унизили, бомбили, отобрали все территории, которые только можно отобрать. А еще совсем недавно, во время Второй Мировой Войны погибло 2 миллиона граждан Югославии (10% населения страны). Так вот, большинство этих двух миллионов — сербы. Это при том, что сербов всего миллионов 12, половина из которых проживает в Сербии.
Во время распада Югославии 1,5 миллиона сербов проживало в Боснии и Герцеговине и еще 600 тысяч в Хорватии. Европа помогла этим людям стать беженцами. Как и сербам, жившим в Косово. Так что, думаю, каждый адекватный серб ненавидит Европу (Германию) люто.
И вот эти обиженные и оскорбленные получили в свое руки оружие, которое дает им возможность отомстить своим, казалось бы, могучим и могущественным обидчикам. Это страшное не конвенциальное оружие — беженцы с Ближнего Востока. И это оружие летом 2015 года было пущено в ход.
Есть такая старая истина — завоевывают новые земли не только и не столько солдаты, сколько колонисты. Так вот, эти колонисты и расселяются по Европе. Солдаты в данном случае для завоевания территорий даже не понадобились. Если деревня Кардаха провинции Латакия, родовое гнездо клана Асадов, переселится в Зальцбург — то Зальцбург превратится в сирийскую провинцию Латакия неизбежно.
А потому не должно быть такого, что бы европейские государства не хотели участвовать в приёме беженцев. Их об этом никто не спрашивает. Беженцев применили как не конвенциальное оружие. Беженецкая бомба уже взорвалась. И никакое бомбоубежище от этой бомбы защитить не может. Тысячи неистовых бойцов джихада штурмует фатерланд, причем успешно.
Дряхлая, но внешне ухоженная старушка Европа, тщетно надеется омолодить себя с помощью переливания отравленной фанатизмом исламской крови в свои рассыхающиеся жилы. Закрывая при этом свои накрашенные слезящиеся от старости глаза на то, что именно этот ядовитый допинг добьет ее быстрее ее собственной немощи.
Если сегодняшние тенденции продолжатся, но и без теперешнего эмиграционного рывка, уже к 30-му году, мусульманское население Европы достигнет четверти от всех жителей Старого света, и еще до конца века станет большинством. Вперед ребята, флаг вам в руки, презерватив на письку.
Половина от общего числа иммиграции в Западную Германию в течение 1970 и 1980-х годов шла по линии воссоединения семей гастебайтеров приехавших в Германию ранее. По отношению к нынешним беженцам это Германию еще ждет.
Албанцы Албании, Косово, Македонии, Черногории и Греции — это 7 миллионов человек. Так вот, по сравнению с теми людьми, которые заполняют сегодня ваши города с готической архитектурой — это рафинированные европейцы. Пусть и нормальной сексуальной ориентации.
К вам же рвутся войны пустыни, для которых европейское население даже не рабы, а овцы, которым можно и должно перерезать горло. Мощь ИГИЛ — это вовсе не военная мощь, военной мощи там как раз нет. Мощь ИГИЛ в ее идеологии (ваххабизме) которая завоевала весь суннитский мир. Именно поэтому сунниты с ИГИЛ сражаться не желают нигде. А желают сражаться в ее рядах.
А вот попытки Запада привить свою идеологию как единственно верную, в исламском мире с треском провалилась. Эта идеология для истинного мусульманина неприемлема абсолютно, причем в самой своей основе.
Данная ситуация является типичным цивилизационным конфликтом. Между исламским и христианским миром. На это можно политкорректно глаза, уши и задний проход. Но существование этого цивилизационного конфликта от этого никуда денется.
Но, зато, погружение блондинистой головы в глубокий ближневосточный песок делает Европу совершенно безоружной.
Мусульмане не дают добиваться слаженного функционирования их собственных квазигосударств? Они в такие квазигосударства превратят любое государство, в котором поселяться. Или они не мусульмане. Ни одно исламское государство, кроме Турции, а таких государств 28, не создало полноценного государственного организма. Но Турция — это исключение, подтверждающее правило.
Фундаменталист, провел с проституткой несколько встреч и составил о ней весьма благоприятное впечатление. А потому набросился на нее с ножом. Он сжал ее в объятиях, повалил на землю и пытался поцеловать. Но в этот раз проститутке удалось отбиться подушкой...
Нападавший после ареста заявил полиции, что он хотел «кровью смыть грехи проститутки». Так вот, он врёт. На самом деле кровью он хотел смыть вообще все. Так что ненаглядная Европа, на которую веками смотрели снизу вверх, копыта уже откинула. Хотя по ее телу еще пробегают судороги.
Ах, Европа, где твои нудистские пляжи, где веселые ребята и девчата так охотно показывают свои груди и детородные органы? Впрочем, ну и туды тебя в качель, Европа. Совсем тебя не жалко. Ты этот ужасный обрезанный конец честно заслужила.
Каждый год 9 мая в Тегеране, столице Исламской республики Иран, в Палестинском музее современного искусства проходит международная выставка карикатур на тему Холокоста. Так вот участвуйте. Это будет твоя лебединая песня, Европа.
Маковецкий Михаил Леонидович

Восточная Европа против приема мигрантов. Почему?

На Венецианском кинофестивале главный приз еще получает фильм о большой и чистой гомосексуальной любви, но Европа живет уже совсем другим. А секс во время чумы, даже извращенный, в сегодняшней Европе уже никого не манит. Но это пожалуйста, лишь бы ум, честь и совесть не пострадали.
Вообще-то шариат непримирим к фактам гомосексуализма: прелюбодеев решительно побивают камнями. А вот к зоофилии относятся как к онанизму. То есть, как к неизбежному и необходимому подростковому сексуальному опыту. Но сейчас речь идет даже не о несомненной креативности зоофилии, к примеру, с овечками.
А вот война в Сирии с каждым днем все больше становится внутренним делом центральной Европы. Drang nach Westen (натиск на запад) — штука страшная.
Не думаю, что натиск на запад пройдет для Европы так же безболезненно, как прошел натиск на восток. И Европа становится совсем другой. Такой, кстати, какой она была тогда, когда еще была Европой.
Толпы обрезанных мужчин и женщин в паранджах бредут по дорогам центральной Европы, прижав к груди измотанных детей. Над толпами время от времени пролетает одинокий вертолет, но привыкших к уличным боям людей он не пугает.
Двигаются в сторону венгерской столицы, поднимая руки и скандируя «Германия! Германия!». Значительная часть беженцев, ищущих убежища в ФРГ — это уже не молодые озабоченные мужчины, а беременные женщины. Их желание родить ребёнка именно в Европейском союзе понятно.
В этом случае новорожденный ребенок автоматически получает гражданство, в идеале германское. После чего его мама может начать процедуру вызова в Германию своих мужа и других детей в рамках воссоединения семей на совершенно законных основаниях.
Полиция закрыла автостраду, по которой толпы мигрантов из Сирии идут к шведской границе. Но зачем беременным пешеходам автострада?
Венгрия собирается сажать нелегально перешедших границу в тюрьму. А детей куда вы собираетесь девать, мадьяры? Тюрьма, забитая под завязку беременными заключенными… А что на это скажет Саудовская Аравия? И что сделает Германия? А Барак Обама, почерневший от негодования? «Молодой араб был ранен в пах» по евроньюс?
Если бомбили Белград, то что помешает бомбить Будапешт? Или вы собираетесь партизанить в камышах Балатона? Ни в Коране, ни в других священных текстах ничего не говорится о женском обрезании. Но не факт, что вам не придется испытать это на себе. Вы это хотите попробовать, товарищи мадьяры?
Вы что, на старости лет без памяти влюбились в юную дочь казачьего полковника из Урюпинска? Дайте людям спокойно ступить на туманно-альбионную землю! Никто из них не собирается строить Исламский Халифат в Венгрии, пока, по крайней мере. Отпустите их с миром. Иначе отпустите с войной.
Невольно вспоминается эпизод из российской истории. Как-то одесский генерал-губернатор приехал с жалобой к царю и требованием обуздать еврейские погромы. К нему вышел Николай II со значком «Союза русского народа» (Черной сотни) на мундире. Губернатор попросил государя об отставке. Это я к тому, что плетью обуха не перешибешь. А решения по беженцам принимаются не в Будапеште, конечно.
Среднеевропейцы реагируют на великое переселение семитских народов в Баварию все острее и острее. Но по-разному.
Если западная Европа завоз мигрантов в целом приветствует, то восточная Европа, где мигранты и селиться вовсе не собираются, резко «против». Практически до истерики. Звучат леденящие кровь проклятия, что не удивительно.
«Ротшильды, вездесущие Ротшильды», «Крещение Литвы произошло в 1387 году, а ислам Литва примет…» — все громче слышится шепот из восточноевропейских столиц и провинций. А почему?
А потому, что нынешняя семитизация Германии полностью перечеркивает мечты восточноевропейцев жить по европейски. Говоря образно и высокопарно, делает Европе кровавое обрезание, в результате чего восточная Европа отбрасывается прочь как никому не нужная крайняя плоть.
Почему Майдан мерз в палатках и кидался на людей с бутылками Молотова? Потому что его обитатели хотели в Европу. Хоть тушкой, хоть чучелом из старого еврейского анекдота.
Украинцы, поляки, прибалты видели себя иммигрантами в Германии или Англии со всеми правами коренных жителей. А словаки или венгры даже и не собирались куда-то переезжать. Половина Словакии живет дома и ездит на работу в Австрию. От Братиславы до Вены на машине всего ничего. Половина вставшей на защиту белого человека Венгрии так же работает в Австрии и Германии.
Так вот, западная Европа завозит вместо поляков или украинцев всякого рода сирийцев только потому, что так дешевле. Именно поэтому неравнодушные люди где-нибудь в Мюнхене постоянно передают беженцам средства личной гигиены и стараются ненавязчиво обрызгать их дезодорантами.
Потому что конкурировать с сирийцами на стройках и в домах престарелых полякорумыны не смогут. А для других работ венгроукраинцы никому не нужны.
То есть, каждый курдоараб, пробравшись в Германию, отбирает рабочее место вовсе не у немца, а у эстоноболгарина. Поэтому в Венгрии истерика, а Германия переоборудовает каждый сарай под ночлежку для мигрантов. Тут страдания тысяч человеческих существ обусловлено экономическими факторами и ничем больше.
Что же касается сегодняшнего подъема патриотизма в Венгрии, до хорошего, думаю, он эту страну не доведет. Меркель, убежден, найдет нужные слова, чтобы объяснить Урбану, откуда ноги растут. И как может быть больно, когда эти ноги оттуда вырывают.
Конечно, потом где-нибудь в Дюссельдорфе обнаружат Коран, который старше самого пророка Мухаммеда. Но это будет уже совсем другая история.