August 18th, 2016

Маковецкий Михаил Леонидович

Не последняя брачная ночь

Глубокая ночь. Меня будит телевизор, который смотрит кукла Лена. На экране предводитель советского дворянства. За его спиной три телефона, которые напоминают советские телефоны правительственной связи. Он сосредоточенно смотрит куда-то под стол. Вдруг его пронзает мысль, от которой он крупно вздрагивает, поднимает голову и пристально смотрит на меня и куклу Лену.
— Кукла Лена, прикройся, — спросонья бормочу я, — твой бюст оказался под прицелом. И вообще, я, наверное, запрещу тебе эту передачу смотреть, тем более среди ночи. Ты, кукла Лена должна стесняться таких неприличных передач, как старая коммунистка стесняется ходить на пляж.
— Старая коммунистка стесняется ходить на пляж из-за неприличной татуировки, которую она наколола себе в молодости. Когда она училась в Высшей Партийной Школе, она на животе себе наколола «Наша цель — коммунизм!». И на пляже поэтому от нее шарахаются. Наколола бы себе свастику, или там «Deutschland vor allem» — все бы думали: «Какая гламурная старушка». А так…
— Ты, кукла Лена, у меня скромна дико и пуглива как лань, что правильно. И предельно гламурна без всяких татуировок. За что я тебя обожаю
Впрочем, на твоей левой ягодице что-нибудь духоподъемное на иврите…
— И не вздумай! Кровь мою пьешь — пей. Но татуировку на иврите…
— Сразу в слезы, да я шучу. А этот сын дяди Степы со своими милицейскими пошлостями в серьез портит твой литературный вкус. Что меня крайне беспокоит. Вот лучше послушай рекламный слоган, который я придумал. «Сандалии — это ноги. Ноги — это любовь. Мы любим сандалии фирмы…». Вот пример изысканного…
— Чем это он мне литературный вкус портит, космополит? Он же патриот. Говорит, что виноват не Гениальный Стратег, а нерадивые бояре. А разве не так?
— Кто там гениальный, а кто нерадивый — бандиты, насильники или классово близкие им сотрудниками правоохранительных органов — сейчас уже не разберешь. Только общий результат их усилий… Я не различаю их лица, они для меня все одинаково неприятны. Но это кстати.
Теперь, по сути. Великие империи никогда не исчезают по вражьей воле, все они кончают самоубийством. И СССР тому пример. Так что внешних врагов обвинять в его развале не надо, они бы этого сделать не смогли, даже если бы хотели. В процессе избавления от ига Большая Орда была уничтожена под корень, а её столица Сарай стёрта с лица земли. Но это произошло потом, а предварительно Орда развалилась по внутренним причинам.
Рушатся повсюду стоявшие повсюду памятники Ленину, город Николаев уже давно называется «Мыколаив», Гройсман вывел из правительства иностранцев и ввел своих людей из Винницы, а этому все неймется. Кого он собирается увлечь культом архаики? Ну и носи лапти на босу ногу, если душа просит. А другим не навязывай.
Плюс к этому ведущий этой передачи часто употребляет в своей речи слова, которые в русском языке отсутствуют: «Мудозвон, бесогон, говносам». А тут ты лежишь, мною обнятая.
И потом, если он хочет восстановить крепостное право, с собой в качестве Троекурова — так уже сразу «патриот»? Превозносит важность труда, а сам думает только о сексе.
— А что ты мне можешь сказать со своим по-еврейски цветастым русским языком среди ночи? «А теперь бросим взгляд на женщину, лежащую передо мной на спине с хорошо раздвинутыми бедрами. Ба-а! Да это кукла Лена!».
А потом сразу руки распустил, обормот. А потом сразу захрапел. Потому что ты мировая закулиса, либераст и гнусный прихвостень империалистических разведок. Я выполняю твои капризы по первому требованию, а тебе этого мало. Ну скажи пожалуйста, как я могу одновременно к тебе прижаться и попой, и грудью, изверг? Я что — гадюка? Извращенец иудействующий.
А завтра выходной, мне не спиться, вот и смотрю телевизор тихонько. Я же тебя не трогаю. «А кому не нравится — пусть и не ходит в эту синагогу», — сам же меня учил.
— Да не либераст я, кукла Лена. Просто американская мечта, в отличие от коммунистической, является реальностью, данной нам в ощущениях, а не моим кошмарным сном.
Но это не главное, а главное то, что ты меня среди ночи не трогаешь. Это создает опасный прецедент. А ты должна была бы ко мне нежно прижаться, пока я в дреме. А там, глядишь, постепенно сложились бы и сексуальные отношения.
А так что же? Она слушает полурусский язык этого сибирский цирюльника. Его эротические мечты о том, как бы он осматривал поля, вкушал морс и шушукался бы на сеновале с крепостными доярками, щекоча их усами. А на дальнем плане картинно ездят комбайны, производя впечатление работы. Мол, ранняя зорька — она такая.
СССР ему, якобы, жалко. Советский Союз был создан с колоссальной силы миной, заложенной в его организационно-политическое основание, миной, которая рано или поздно должна была рвануть в любом случае. Да и не об СССР он тоскует длинными безлунными ночами.
Он себя позиционирует знатоком лошадей и обожателем женщин, понимаешь. «Православие, самодержавие, народность» — а мне от этих фантазий сниться, что старая коммунистка, факелоносица наша, опять КаГэБэшничает. Ты что думаешь, мне, при моем-то диабете, полезно среди ночи в холодном поту просыпаться?
— Ну ты, стремящихся к мировому господству еврейских группа, наглость подобных заявлений — поразительна. А не пошел бы ты спокойно строить свое светлое сионистское завтра в отдельно взятой еврейской стране? Тебе-то какое до всего этого дело? Или потонуть в собственном творчестве хочешь, ища приключения на свою задницу?
Мне тебя жалко, кукла Лена. А еще больше себя. Ну куда я без тебя? Да, все предыдущие обидные слова и поступки конечно были. Но они забыты. Стар я уже, плюс диабет. А у тебя кожа такая белая…
И потом. Когда 3-я египетская армия в 1973 оказалась под угрозой полного уничтожения, Садат послал дорогому Л. Брежневу паническую телеграмму с просьбой вмешаться и предотвратить катастрофу.
После чего советский лидер привел в состояние повышенной боеготовности все семь советских воздушно-десантных дивизий. А группа советских десантных кораблей с частями морской пехоты выдвинулась к Порт-Саиду…
Так что, если СССР было дело до Израиля, причем долгие годы, то почему бы мне не иметь дело до СССР?