June 28th, 2017

Маковецкий Михаил Леонидович

Великая французская революция Эммануэля Макрона

Признание собственной интеллектуальной недостаточности, кукла Лена, дело, конечно. нехитрое. Но тут старая коммунистка, кукла Лена, очень близко подошла к зияющей истине, как это часто бывает с шарящими с открытым ртом в темноте.
Макрон действительно не просто победил на президентских выборах во Франции. Образованная им партия заняла большинство мест в парламенте страны, фактически сметя партии, которые правили страной десятилетия. Он их просто «унасекомил». Одного этого хватило бы для занесения в пантеон золотыми буквами. Не политик, глыбища!
Макрон является крайним сторонником рыночной экономики, весь экономический блок в его правительстве — это последовательные сторонники рыночной экономики. И это во Франции. Которая, по факту, является полусоциалистической страной А все остальное, .
что пишется о Макроне, все эти, «когда его учительница спала, на ней из одежды было только нижнее белье и кружевной бюстгальтер». — это так, чепуха, боевой ценности не имеющая. Жена Мицкевича вообще была еврейкой.
Социализм отличается от капитализма тем, что капитализм накапливает блага для общества, а социализм их расходует. За годы колониального владычества Франция накопила колоссальные ресурсы.
В послевоенный период во Франции была создана фактически полусоциалистическая система. Сегодняшний француз, защищенный госгарантиями, главным образом тусится и клубится, вяло шевеля мышкой в офисе при вполне хорошей зарплате. С обязательным отпуском на Ривьере в августе.
Свободным рынком во Франции не пахнет. Ресурсов было много, а потому народ жил хорошо. С годами эти богатства постепенно были разбазарены, и сегодня экономика Франции представляет картину грустную, с 10% безработицы.
Сегодня Францию колбасит. Верный признак того. что в стране хреново — это эмиграция из нее евреев. Так вот, за последние десять лет 35 тысяч французских евреев переехало в Израиль. Двадцать тысяч из них — в последние три года (2013-2016 гг.).
Большинство французских евреев являются членами семей иммигрантов из Северной Африки, переехавших в Европу в 50-е годы прошлого века. В те годы, когда Франция покинула свои колонии в Алжире, Марокко и Тунисе, еврейское население североафриканских стран поделилось на две части: тех, кто репатриировался в Израиль, и тех, кто переехал во Францию…
Но если Макрону все-таки удастся вновь построить в этой стране капитализм…
Что же касается национального вопроса. В отличие от экономики здесь уже все безнадежно. Началось все это давно. Во Франции белые колонисты, родившиеся в колониях, именовались креолами, а система пласажа позволяла усыновлять детей, рожденных от чёрных содержанок. Креолкой, к примеру, была жена Наполеона Жозефина Богарне.
Франция принимает иммигрантов с середины XIX в., практически непрерывно. Деколонизация спровоцировала приезд во Францию с 1956 г. более 1,5 млн. человек (из них 650 тысяч — только из Алжира в 1962 году) только из стран Магриба.
Сегодня 14% браков заключается гражданами Франции с иностранцами. Казалось бы — не много. Но это вранье. Еще 17% граждан Франции заключается с теми же иностранцами, но, так как эти браки заключаются не во Франции, то в статистику браков с иностранцами они не входят.
На практике это выглядит следующим образом. Французский гражданин по имени Ахмед, приезжает в глухой алжирский городок, откуда когда-то уехали во Францию его родители, где ему родственники уже подобрали невесту…
Арабизацию Франции Макрон остановить и не пытается. Потому что остановить это уже невозможно. Но сделать эту страну снова капиталистической — это, еще, вполне возможно.
Я уже не говорю о том, что во Франции до 1880-х гг. нормативный французский язык нередко приходилось преподавать деревенским детям в качестве второго, настолько сильно он отличался от их повседневного наречия.
Во Франции все ее жители формально считаются французами. Мол, Нация у нас только одна, государственно образующая. Но проживают представители диаспор. Да щас! Во время французской революции в 1790 году Франция была разбита на департаменты с целью создать единую французскую нацию из провинций, которые населяли разные национальности.
Провинцию Гасконь населяют баски. Бретань — бретонцы. Фуа и Руссильон — каталонцы, Эльзас — немцы. Ну и так далее. Французский народ не то, чтобы миф.
Это имперский народ — то есть постоянно кого-то в себе ассимилирующий. Как и русские, к примеру. Вчера французу ассимилировали бретонцев, так и ассимилировав их до конца и по сию пору. А сегодня берберов из Алжира — ничего нового, так было и так будет. Поэтому химеры бретонки Марин Ле Пен во Франции успеха не имеют, и никогда иметь не будут.
А вот экономику нужно привалить в порядок.