July 14th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Мой путь в искусстве социалистического реализма

— На заре своей далёкой юности я подрабатывал литературной обработкой мемуаров больших советских партийных начальников, кукла Лена
Попав под каток моего дарования тягомотные воспоминания авторов от сохи размазывались тонким слонам по асфальту пути, ведущего нас в светлое будущее и, оттого, обретали особую пронзительность.
— И напевность.
— С этим у меня вообще всегда было очень хорошо. Без ложной скромности скажу тебе прямо, кукла Лена, тогда мои выдумки воспринимали как истинную правду сами «авторы» мемуаров. Если их читали, конечно. Но читали многие.
— Представляю: «Мой дядя самых честных правил»...
— Мой дядя действительно был не самых честных правил, кукла Лена. Но он выпивал и играл в преферанс на деньги. Поэтому свое вдохновение я черпал в другом. Тем более, что судьба литературного негра, творящего в жанре социалистического реализма, имеет свою терпкую сладость.
В своем творчестве в этом, вновь скажу тебе прямо, любимая, требовавшего филигранной работы с наглым враньем жанре, я искал доброе и хорошее даже там, где оно было не только уж совсем маловероятно, но даже там, где его не могло быть в принципе.
— Но, не смотря на все труднопреодолимые преграды, жемчужины таких находок были щедро разбросаны в твоих замечательных творениях.
— Горстями, кукла Лена. Просто горстями. Тогда еще у многих простых людей ощущение скорого и неизбежного краха Запада вызывало слёзы радости. Но Империя то уже находилась в мучительной агонии. И ее слуги старались оставить о себе потрясающие подробности своего ей служения. Империя умирала в страшны судорога и чем ее кончина закончатся — было совершенно непонятно.
— А с изменившимся лицом к пруду из твоих клиентов тогда, случайно, никто не побежал?
— Таких графинь мне встречать не доводилось, кукла Лена. Зато многие из обличенных доверием партии и народа моих клиентов хотя и догадывались, что я еврей, «мои» воспоминания об их активном участии в социалистическом строительстве получались очень искренними.
— Просто Шекспир в лапсердаке, блин.
— Вся жизнь еврея всегда положена на алтарь служению Отечеству, кукла Лена, каким бы оно не было. Тут ты права. Один бывший первый секретарь обкома партии так расчувствовался, вспоминая мною описанное «свои» вспоминания, так расторгался, что безутешно рыдал на моем плече.
— Христопродавец в тылу врага, блин! Так издеваться на над впавшим в маразм заслуженным человеком.
— Это сегодня воинственный запал сошел на «нет», кукла Лена, а вместо него в моду вошли аппетитные девушки. А это ничего не производит, кроме понтов. Или денег, которые все уходят на этих девушек.
— Так это потому, что национальной идеи нет! А идеалы похернены.
— Поэтому и иконы и статуи, к которым верующие трепетно прикасаются губами, боязливо стали обрабатывать антисептиком, кукла Лена. А тогда все было проще и искреннее.
— Это потому, что сегодня злобный вирус всюду рыщет. Еврейских вирусологов к ответу!
— Не в том дело. Просто тогда все было проще и искреннее, кукла Лена. Ты не поверишь, но меня тогда даже однажды на бурятский язык переволи.
— Так начиналась долгая дорога в дюнах в Малые народы Севера.
— Тогда же я участвовал в создании героического эпоса республики Саха. Это, третий раз скажу тебе прямо, кукла Лена, оказало огромное влияние на моем дальнейшем творчестве.
— Но особенно это проявилось после того, как ты, прожив четверть века в Израиле и, напитавшись там фруктовыми соками родной земли, вернулся в Россию и приступил к работе в коммерческом службе нашей компании.
— Кстати, я уже говорил, что люблю тебя, кукла Лена?
— Да, спасибо. Деньги мне на карточку уже поступили. Но, может, сначала и рыбку съесть, а потом уде на содержанку влезть? И, где-то в промежутке, уколоть инсулин?
— Кукла Лена часто готовит мне блюда с кардамоном, шафраном и базиликом. Кроме того, у нее высокая грудь и узкая талия...
— Ох уж мне эти гурманы, так нуждающиеся в потребительстве! Ну все, разговоры закончились, и он попер на меня как лосось на нерест. А я тебе сегодня нельму малосолёную взяла. Тебе понравится, поцреалист... Большой пейсатель, блин.
Маковецкий Михаил Леонидович

Оклахома в пополаме

— И вновь телеграфные агентства приносят тревожные вести из США, кукла Лена.
— Что, опять негры вздыбились бурливо?
— Ну почему сразу негры. Ты, все-таки, расистка, кукла Лена. Верховный Суд этой замечательной страны постановил, что почти половина территории штата Оклахома является индейской резервацией.
— Во как!
— Эта история началась в 1830-х годах, кукла Лена. Тогда американский Конгресс выселил пять индейских племён с различных земель, и выделил им в пользование территорию, которая сейчас занимает восточную половину штата Оклахома Ныне тут живут насильно переселённые туда из Флориды и Джорджии чероки и семинолы...
— США, блин. Невидимая рука рынка ковыряет в носу. Сталина на них нет с его депортациями...
— Индейские народы тогда пытались создать там свой собственный штат под названием «Секвойя». Однако Конгресс США тогда эту инициативу широких индейских масс не поддержал.
— Ничего. Если так пойдет дальше — то Конгресс скоро исправятся. Что там Ненси Пилоти говорит? Не лапай меня.
— Наверное, кукла Лена. Но тогда, вместо этого, индейские территории были объединены с неиндейскими в один общий штат: «Оклахома». Так в1907 году Оклахома стала 46-ым штатом США.
— И правильно. Власть должная составлять планы и вдохновлять массы на новые свершения. На то она и власть. А ты как думал, космополит безродный?
— Я о тебе думал, кукла Лена.
— А у меня плита включена, так что не лезь.
— Тогда я продолжу. Так нерожденный штат «Секвойя» стал резервацией. А резервация в США — это тот еще феномен.
— Типа «Черты оседлости»?
— Нет. Это землёй индейцев, на которой действуют особые правила.
— К примеру?
— К примеру, кукла Лена, на днях неожиданно для всех стало известно, что Верховный Суд США напряженно подумал.
— Ну и чего? Если выдохнуть и трезво подумать, то оно всегда так и выходит. А тебе бы все на нас клеветать. Христопродавец!
— И, в результате этих праздных размышлений, вызрело следующее — Верховный Суд США принял процентное решение о том, что — судебные разбирательства над жителями резерваций ведется самими жителями резерваций.
— Расправивший плечи бред! Спасение утопающих дело рук самих утопающих. И теперь им откроются бездны.
— Как ты права, кукла Лена. Дай я тебя за это поцелую!
— Поцелуешь, поцелуешь, куда я от тебя денусь. Ишь, на пикантность его потянуло пока у меня плита включена.
— И, что особенно пикантно, кукла Лена, согласно этому решению Верховного Суда, индейская «судебная система» не является частью общей американской системы правосудия и полностью самостоятельна в свои решениях...
— Произнес он пламенные речь перед глухими. Строит он мысленные эксперименты. И что?
— А то, кукла Лена, что в США, напомню, судебная система прецедентная. То есть, однажды принятое судебное решение фактически становится законом.
— Ну правильно. А то этот Чинганчук сидел, небось, ни за что.
— Ты не права, кукла Лена. Если фамилия заканчивается на «чук» — то это украинская фамилия.
— Ну перепутала. «Последний их могикан», я имела ввиду. И что с ним теперь?
— Вначале вращал глазами, будто собрался какать. А потом вообще сбежал из мест лишения свободы. Но, главное, где он прячется — неизвестно. И теперь выступает перед народом с траурными речами.
— «Народ», я надеюсь, не в кавычках? А то я тебя знаю, космополит ты безродный.
— Самые что ни на сеть чароки, кукла Лена.
— На джипах все они там, что ли?
— На них, кукла Лена. В Америке пока хорошо живут. Хотя и выступают крайне негативно, и весьма яростно отзывается о существующем в США общественном и политическом строе.
— К борьбе зовет, что ли?
— А то! Причем очень назойливо и настойчиво. Красиво так возвышаясь над всеми. Томагавком машет с трибуны. Зовет бросить курить трубку мира.
— Хохол, что с него взять. Еще и дурь курит. Да они там все её курят.
— Но главное не это, кукла Лена. В аналогичной ситуации следующее решение суда по подобному поводу должно быть аналогичным. На практике это означает, что теперь любой индеец, совершив преступление на территории резервации, судим американским судом не будет. А вопрос с ним решать будут сами индейца по своим понятиям...
— До чего ж людей доводит общее панибратство.
— А ты говоришь: «Полицию распустить!», кукла Лена. Давай я тебе помогу лучше платье снять...