July 15th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Накликала

— Скучно мне, кукла Лена!
— Попробуй заячий помёт — он ядрёный, он проймёт. А меня пока не лапай. У меня плита включена. А то я твоих развлечений не знаю.
— Кукла Лена, со мной нужно мягче. Я жизнь прожил, состоял, между прочим, в пионерах

Он красный галстук носит
Ребятам всем в пример.
Он — девочка, он — мальчик,
Он — юный пионер!

— Сам придумал, космополит? А ты с тех пор почти не изменился, мировая закулиса. Этими твоим заявлениями «он — девочка» представлена вся нагота... Ой, это я, конечно, зря так сказала. Накликала. Намек он углядел
Вышла из дому Настасья, в чём мама её родила. Чувствует мое сердечко, что это станет последним гвоздем, сегодня вечером забитым в крышку гроба...
— Стих написал не я, а Михалков-старший, который дядя Степа. После эвтаназии СССР этот стих был прочно забыт. Но когда-то... А ты, кукла Лена действительно накликала. Чувствую я...
— Ой, ну и ладно! Вот, к примеру, узбечка нашего гендира дома встречает без трусов, но в маске и на высоченных каблуках. Так он требует по причине коронавируса.
— Слова женщины подтвердили ее брат и еще один знакомый, которым она рассказывала об этом в предыдущие годы?
— Да не врет она! Так что ты еще либерал — в пеньюаре заставляешь меня стоять у плиты. Так что ж теперь? Зато на карточку денюжка мне от тебя исправно капает.
— Гендир нашей компании действительно недостижимый идеал, кукла Лена

В трамвай войдет калека,
Старик войдет в вагон —
И старцу, и калеке
Уступит место он!

Передай его узбечке, кукла Лена, чтобы она добросовестней выполняла свои обязанности. Вы же вроде дружите.
— Угу. Слушаешь тебя — и невольно вспоминается бесперебойный генератор светлой античной мысли Виктор Черномырдин, чьим именем ныне назван ледокол. А тебе это вдруг пришло в голову в жанре озарения? Как обычно евреи озабоченны чужими народами, чужими правами, чужими конфликтами. Как будто им своих проблем не хватает. Собственно, в этом их главная проблема и есть.
А еще, как все евреи, ты большой поклонник поговорить на темы, в которых ничего понимаешь. А также нагло лесть не в свое дело. И, при этом, неистово верить в свой собственный пиздёж, что характерно. Категорический отказ взглянуть в лицо реальности — это очень ваша черта. Вам все кажется, что к вам кто-то нормально относится. А такой пока еще не родился. Скажу больше, его даже и не зачали!
Так что молчи уже, пролетарий офисного труда. А то все о людях, да о людях он.
А гендировская узбечка хоть и тупенькая, но, как-нибудь, и без твоих советов разберётся.
Два степенных профессора собрались — ты и гендир. Оба убаюканы и зацелованы до невозможности. А всё претензии высказывают. Я у тебя содержанка — любо-дорого посмотреть. Узбечка гендировская тоже старается.
А этот тут разруливает проблемы и решает задачи... Без тебя разберемся. Хотя, с другой стороны, моя мама говорит: «Учти доченька, пока гром не грянет, христопродавец обрезание не сделает. Так что ты уж держи его в тонусе».
— Твоя мама, кукла Лена — умнейшая женщина! Чтобы ее слова не означали. Я даже иной раз, ненароком, сглазить боюсь.
— Дав тьфу на тебя, морда твоя кривоносая!
— Ко мне действительно нужно прислушиваться, кукла Лена, тут твоя мам права, конечно.
— Слегка опомнился, обормот? Смотри у меня. Моя мама все правильно говорит.
— А ведь ты, кукла Лена, вся в маму пошла. Смотрю на тебя — и налюбоваться не могу. Таже бескомпромиссность к чуждому, таже четкость суждений и широта взглядов. Дай я тебя за это поцелую.
— Да ладно тебе, поешь сначала. Спокойно мне с тобой, христопродавец. Знаю, на карточку всегда деньги от тебя зайдут. Поцелуешь, конечно, как тут не поцеловать. Только инсулин сначала уколи...
Маковецкий Михаил Леонидович

Фаршированная рыба

— Кукла Лена, вопрос: «Зачем Обама ссыт в подъезде?».
— Ну ни дня у тебя без геополитических катастроф. Аха-хаха... лежу под столом, болтая ногами. Теория Дарвина рулит и побеждает, как я посмотрю. Можно сказать, дал показания на самого себя, христопродавец.
АбRussia Today насмотрелся или просто скучно тебе — а ты ему молчи вежливо. Ну и кто тут у нас глубоко травмированный? А ты не приставай ко мне. Готовлю тебе же фаршированную рыбу
— Это лишь случайность или игра природы, кукла Лена?
— Это мама звонила. Говорит: «Твой то, еврей с внешностью русского бомжа,... Его баловать надо. А то еще подумает: «Хватит мне жирно кормить деревню под Рузой». Ну и с нами тогда чего будет?
Я твой характер знаю, доченька. Но прощу тебя — пересиль себя. Не спорь против кровавого шекеля, кровинушка ты моя! Это глубоко меня печалят, да и медики этого не рекомендуют.
Вот зачем ты кричала на него: «За возвращением Айя Софии последует освобождение Аль-Аксы!»? Я понимаю — понервничала. А ведь он же тебе деньги на карточку переводит...».
Как фаршированная рыба на еврейском называется, кстати?
— Гифелте фиш, кукла Лена. На идиш.
— Смотри ты, как вы разболтались. Вас всего то пять человек осталось, а у вас еще много языков.
— В этом месте раздавались вопли отчаяния, но их никому не было слышно. Так получилось, кукла Лена. Вот у меня, к примеру, русский...
— Подкидывает он дровишек в костер бунта — русский у него! Разбежались тут по всей тундре боятся суда Линча. А тогда не будь идиотом и береги себя, нехристь. А этот пеньюар тебе нравится? А ты правда начинаешь от меня потихоньку звереть? Моя мама говорит... А ведь я девушка пусть и меркантильная, но всегда невиноватая на самом деле.
— Да я тебя люблю и без пеньюара, кукла Лена. Прямо до озверения, тут твоя мама права.
— Ой, да когда я тебе в этом отказывала то? И рыбки фаршированной у меня сейчас похрумкаешь. Ты вообще позволяешь себе
Оттого то и лоснишься так, охваченных моим пристальным взором. Лыбится он, и сразу лапать. Зря моя мама на тебя, сиониста, наговаривает: «Евреи все такие ранимые и, вместе с тем, такие агрессивные, доченька. И набор претензий к жизни у низ такой изощренный, что не дай Бог! А он у тебя мужчина то может и простой, но уж сильно жидовствуюший...».
Тайно ведет она закулисную деятельность на старости лет. Хорошо хоть, что мне еще лекций о вреде платной любви сейчас не читает. А то, помню...
Ой, опять пришел он в сильное волнение и ставит меня на поперечный шпагат, мировая закулиса. Действует при этом крайне агрессивно и брутально, христопродавец. Да неудобно мне так, кому сказала!
Честно скажу тебе, без табу и глупостей. Все вы, мужики, одинаковые — урвать бы вам здесь и сейчас. Раком, боком, хоть с прискоком. Да возражает то кто?
Ну вот, снова впал он в свое особое состояние. Ой, да что хочешь делай, чего уж теперь. Доля у меня такая. Как только ты начнешь зависеть от мужика — сразу вся его половая сущность и вылазит. Да, я труслива. И не слишком верю в собственные силы и возможности. А ты этим пользуешься.
Сделаю, конечно, просит он...
Ну вот, слава Богу.
И сразу спать он настроился. А ты заметил, нехристь, что я попытались оказать тебе пассивное сопротивление?
— Чего?
— А ты его силой преодолел, он еще спрыгивает. Склонить девушек к интиму без обязательств — это нам вынь да подай!
— Завтра купим, кукла Лена.
— Правда? А фаршированная рыба тебе понравилась?...