July 16th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Моше Даян как феномен советской культуры

— Кукла Лена, хочешь стих о ЦАХАЛе?
— О, Господи, кошмар какой, опять напился! Ну валяй

Наша армия родная
И отважна, и сильна.
Никому не угрожая
Охраняет нас она.

Стихотворение декламируется стоя на табурете и с большим чувством, если захочешь исполнить, кукла Лена.
— Поняла, обязательно исполню, только табуретку куплю. В пеньюаре, как ты это любишь.
— Ты, кукла Лена, с табуретки свалишься — а у меня сердце разорвется. Я лучше сам исполню. Про Моше Даяна.

Генерал Моше Даян
Дикой злобой обуян.
Не дает евреев он
С Палестины выгнать вон!

Хороший стих, только зря ты его без табурета исполнил, нехристь. А кто такой Моше Даян? Чего так резко на него наезжали?
— Так он же воплощал в себе многолетние чаяния, кукла Лена. Мечты народные, которые сбылись. В ветхозаветные времена, когда учительницы стояли на входе в школу и измеряли длину юбок старшеклассниц, наш советский телевизор о нем каждый день очень эмоционально рассказывал. От восхода до заката. В безоблачные дни и безлунными ночами.
Страсти вокруг Моше Даяна тогда кипели абсолютно нешуточные, причем в самых сильных выражениях. Вождь мирового пролетариата Владимир Ильич Ленин мог позавидовать такому эмоциональному накалу. Таким образом образ Моше Даяна, этого эпического еврейского богатыря, врезался в умы и застревал в сердцах. Причем каждого советского человека от мало до велика. О нем проводилась политинформация в среде слабослышащих и плохо видящих.
— Что чуть не принесло нам гигантские достижения. А ты тут развалился и клевещешь на наш общественный и политический строй, христопродавец. Да еще и меня лапаешь при этом где хочешь.
— Так я об том же, кукла Лена! Время то было боевое. Я там, где ребята толковые. Я там, где плакаты «Вперед!». В те годы молодой палестинский ученый Махмуд Аббас с блеском защищает в СССР диссертацию на тему «Секретная связь между нацизмом и сионизмом». Сочное полотно на 160 страниц.
Суть научного труда, можно смело сказать, научного подвига соискателя выражалась одной фразой: «Шесть миллионов евреев, якобы погибших во время Второй мировой войны, являются фантастической ложью». Научным руководителем замечательного ученого был, кстати, некто Е. М. Примаков. Кандидатская Махмуда Аббаса так всем понравилась, что ее сразу засекретили.
— Что-то знакомая фамилия, «Примаков». У нас на вокзале Рузе в ресторане работал, что ли.
— Кукла Лена, ты в молодости была крайне неразборчива в своих связях, как я посмотрю. Если бы я это знал, когда первый раз раскладывал тебя на заднем сидении своего УАЗа Патриота...
— Мне тогда от тебя деньги на карточку не поступали, мировая закулиса. Крутилась как могла. Ну продвинул вперед нашу советскую науку молодой палестинский ученый. А ты чего переживаешь то?
— Так тогда всем казалось, кукла Лена, что этот зоопарк будет существовать в этой стране forever. И за его ограду никогда никому не вырваться. Как тут не переживать то?
В связи с этим даже Высоцкий посвятил Моше Даяну стихотворение:

Я сначала был не пьян, возразил два раза я.
Говорят, Моше Даян — сука одноглазая,
Агрессивный, бестия — чистый фараон,
Ну а где агрессия — там мне не резон.

— Со слезами в глазах, можно сказать, описал. Очень душевно.
— Тогда этот извечный перформанс назывался «Гневное возмущение всей советской общественности в связи с бесчинствами израильской военщины. Которая окончательно распоясалась».
— Не надо меня раздевать. Слово «распоясалась» ему в душу запало.
— В газете «Правда» по этому поводу, в частности, карикатура на эту тему публиковалась дважды в неделю. А в газете «Красная Звезда» — ежедневно.
— А чего это так?
— Считается, что жителей страны, в которой тогда не было секса, уж очень сильно манил погрязший в пороках Запад. А вконец распоясавшаяся израильская военщина, типа, отвлекала от отсутствия этого самого секса отвлекала. Чем и сплачивала самые широкие народные массы.
Но это было лишь формальное объяснение. «Психологизация», — как говорят психиатры. Поиск рационального объяснения там, где его не существует. На самом деле «так» было и будет, кукла Лена. Весьте и всегда, кроме государства рабочих и крестьян еврейского происхождения.
Это потом коронавирус властно ворвался в нашу жизнь, «Борьба нанайских мальчиков» в исполнении Соловьева и Навального, еще какая-то пустая суета. И светлый образ Моше Даяна стал постепенно уходить из памяти всего народа. некогда бывшего советским.
А меня волнует эта сегодняшняя печальная реальность. Ведь изначально это четверостишие звучало так:

Генерал Моше Даян
Черной злобой обуян.
Не дает евреев он
Фун Исроэл («из Израиля» на идиш) выгнать вон.

Но, потом... кто теперь этот идиш понимает? Таких людей уже нет, а скоро вообще не будет!
— Все, идиш он вспомнил, а это последняя стадия. После него только Белая Горячка. Так наливаться с твоим то диабетом! Помрешь ведь, а я что без тебя что, горемычная, делать то буду? Ну пошли баиньки, пошли...
Маковецкий Михаил Леонидович

Негры по цвету бывают разные

— Самые черные негры живут в Судане, кукла Лена. Они абсолютно черные. Более того, у них черного цвета даже слизистые.
— А слизистые — это где?
— Во рту у них черно, кукла Лена. У кого есть влагалище — во влагалище.
— А какие негры самые не черные?
— Которые живут южнее, на Африканском Роге. Это Эфиопия, Эритрея, Сомали. Они кофейного цвета. Но, строго говоря, они и не негры. Их черты лица вполне европейские, без приплюснутых носов и вывернутых губ.
— Слушай, а это правда, что негры туповатые? Им же никогда не удалось создать хоть сколько-нибудь цивилизованное государство. И Гаити тому пример.
— Нет, с интеллектом у негров все в порядке на самом деле. Дело совсем в другом. У негров очень много меланина, из-за этого у них кожа четная. С кжей другого цвета в Африканском климате просто не выжить.
— Так это меланин во всем виноват, оказывается? А так — вроде не бездельники и могли бы жить? Какой полёт мысли мировой закулисы! И не лапай меня, у меня плита включена.
— Меланин, кукла Лена, он самый. Потому что меланин не только окрашивает кожу. Много меланина — много половых гормонов. Мужских или женских — не важно.
— Ну и что в этом плохого? Им это что — мешает им жить в цивилизованном обществе?
— Очень мешает, кукла Лена. Чем больше у мужчины половых гормонов — тем труднее ему ужиться с другими людьми — он более брутален, агрессивен, нетерпим, склонен к доминированию.
— Ну это же и хорошо! Не зря моя мама говорит: «Хороший Бугор — в Хате порядок!».
— Твоя мама снова все идеализирует, кукла Лена. В действительности социально адаптироваться такому человеку тяжело. А, в обществе себе подобных — тем более. Не может он на это у себя найти душевные силы.
— Опять критикует ярко мою маму, христопродавец. А что, белые имеют меньше половых гормонов? И от этого они невротики, которые часто ногти грызут в истерике?
— С болью в душе констатирую, кукла Лена, что ты права. Меньше меланина — меньше половых гормонов. И, соответственно, белым легче адаптироваться социально. Кстати, у желтых, к примеру китайцев, половых гормонов еще меньше, чем у европейцев. И, соответственно, желтые более приспособлены жить в цивилизованном обществе, чем белые.
— Угу. Те вообще целыми днями медитируют, глядя на сакуру и устремив задумчивый взгляд к ускользающим облакам. Прослезившись при этом от нахлынувших сантиментов.
— И это правило справедливо не только для человека, кукла Лена. Собачники знают, что из щенка, у которого черная пасть, вырастет особо злобная собака. Это верный признак.
— Сказал — и смотрит он на меня тяжелым взглядом патологоанатома. Причем тут собаки? Мне, кстати, мама звонила.
— И что говорит?
— Говорит, что у нас, в деревне под Рузой, всем рулит ростовщическое сверхправительствое, которое зародилось ещё в Вавилонии (разрушив даже Вавилонскую башню). Но, слава Богу, пока еще есть одежда и тщательно растягиваемые запасы денег на мыло...
— Да, хорошо у Вас в деревне под Рузой, кукла Лена.
Антисемитизм, правда, свирепствует. А так — лепо-ота! Мы туда в пятницу летим, кстати.
— Правда!? Наконец-то моего христопродавца осенила мудрая мысль. А то все негры какие-то в олове крутятся... Как всегда, он говорит совсем не о том, что на самом деле происходит. А тут вожжа под хвост попала?
— Да люблю я тебя, кукла Лена. Вот и родилось в голове остроумное решение.
— Ой, да иду я, иду. Лечу прямо на крыльях любви. Инсулин только уколи...
— Значит и ты меня любишь, кукла Лена?
— Народная любовь бывает только продажной, обормот. Заруби это на своем кривом носу, орган ты обрезанный. Пока мне от тебя деньги на карточку поступают — я вся и всегда в твоем распоряжении.
Потому что я одна из умнейших дур нашей компании. И готова терпеливо выслушивать твои россказни хоть о неграх, хоть о Стене Плача, как юная, но уже готовящая себе к вступлению в комсомол пионерка...
— Ты идеал, кукла Лена. Взглянешь на тебя в пеньюаре — и сердце радуется...
Маковецкий Михаил Леонидович

Карта ультраортодоксального Израиля

Автор этого текста Александр Рыбалка

Всего в Израиле на конец 2017 года проживало свыше 1 100 000 ультраортодоксов, составляя, таким образом, 12.64 процента от населения. Но к ним можно добавить и национально-религиозный лагерь, а также так называемых «современных ортодоксов», то есть тех же самых ультраортодоксов, но имеющих постоянную работу и относящихся к среднему классу.

Откуда есть пошла иудейская земля

Рассеяние ультраортодоксов в Израиле началось с «четырех зерен старого ишува» - так называют тех евреев, которые жили в Израиле до первой волны репатриации (примерно 1880 год). Тогда евреи селились преимущественно в Иерусалиме, Хевроне, Цфате и Тверии. Все еврейское население этих городов можно отнести к ультраортодоксам. Стоит отметить, что иерусалимский район «Меа Шеарим» ("сто врат", названный в честь строки из Книги Бытия: «И посеял Яаков в тот год, и собрал сто мер», 26:12) был основан в 1875 году, и его население относится к старому ишуву.
После основания Тель-Авива в 1909 году в нем стали селиться ультраортодоксы. И сегодня в этом городе, давно ставшем «столицей светского Израиля», существует целый квартал гурских хасидов. А в Бат-Яме есть квартал бобовских хасидов.
Довольно скоро ультраортодоксы поняли, что им не слишком удобно жить вперемешку с мирянами. И в 1924 году раввин Гершенкорн, гурский хасид, основал Бней-Брак.
Позднее в Израиль переехал Кречневский ребе Дави-Моше Розенбойм, основав ультрарелигиозный квартал в Реховоте. После его смерти старший брат унаследовал место ребе вместе с кварталом, а средний отправился в Кирьят-Гат, где тоже был заложен ультрарелигиозный квартал кречневских хасидов. Позднее к ним присоединились хасиды слонимского двора, хабадники (любавичские хасиды) и хасиды ребе Ареле («Шомрей эмуним»). В итоге сегодня в Кирьят-Гате есть большой ультраортодоксальный квартал.
Постепенно стал расти ультраортодоксальный квартал в Ашдоде – «заин» (ивр., седьмой).
Обычно перед свадьбой у гурских хасидов принято приходить на встречу с ребе и спрашивать, где молодой паре предстоит жить. Ребе может направить молодоженов в совершено незнакомый город с приказом купить там квартиру (если потребуется, община окажет финансовую помощь). Невзирая на трудности, супруги должны жить в этом городе. Они знают, что вскоре ребе пошлет к ним на помощь еще одну пару. Затем другую, третью… Так постепенно и образовываются целые кварталы гурских хасидов. Тель-Авив – не исключение.
6 мая 1949 года в Израиле неподалеку от Тель-Авива по приказу шестого Любавичского ребе был основан Кфар ХАБАД – поселение любавичских хасидов. Сегодня там проживает чуть более 6000 человек.
В 1954 году неподалеку от поселения Кастиния был основан город Кирьят-Малахи. И тогда уже седьмой Любавичский ребе приказал основать в этом городе отдельный хабадский район – Нахалат ар-ХАБАД. Сегодня в нем проживают чуть менее 5000 человек.
Хасиды ХАБАДа известны тем, что стараются привлечь светских евреев к исполнению заповедей иудаизма. То же самое делают и брацлавские хасиды, стараясь кроме этого ознакомить светских евреев с учением рабби Нахмана. У брацлавских хасидов есть свой город – Явниэль, расположенный неподалеку от Тверии, хотя они составляют только 30 процентов от его населения.
Мы уже упоминали хасидов ребе Ареле – Аарона Рота. После его смерти в 1947 году двор раскололся на две части – одна пошла за зятем ребе, основавшим двор «Толдот Аарон», другая – за сыном, основавшим двор «Шомрей эмуним». Со временем и эти великие раввины умерли, так что сегодня после ребе Ареле осталось 7 хасидских дворов – и, соответственно, 7 районов, населенных ультраортодоксами. Хасиды ребе Ареле редко вступают в контакты со светским населением, полагая, что их учение недоступно простым смертным. Вместе с тем они очень резко реагируют на нарушение законов субботы и любое несоблюдение законов иудаизма, причем в самом строгом их понимании. Демонстрации, бойкоты, иногда применение силы – это преимущественно связано с хасидами «Толдот Аарон». В этом их поддерживают сатмарские хасиды: основатели этих направлений, ребе Аврум-Ицхак Кан и ребе Йоэль Тейтельбойм, были очень дружны.
Помимо ультраортодоксов-хасидов, в Израиле существуют ультраортодоксы «литовского» направления (не придерживающиеся учения хасидизма), ультраортодоксы-сефарды, а также представители секты «Нетурей карта» (это не хасидский двор, а именно секта «литовского» направления, состоящая преимущественно из потомков старого ишува).
В целом у верующего, а, тем более, соблюдающего заповеди еврея проблем с ультраортодоксами не возникнет. Но понятно, что столь огромная и организованная сила будет постоянно стараться изменить статус-кво в пользу большего удельного веса законов Галахи, то есть иудейского религиозного законодательства. Поэтому при выборе жилья посмотрите наш список и сами оцените, с каким процентом ультраортодоксов вы готовы соседствовать.

Где и сколько?

Иерусалим - 265.400 ультраортодоксов составляют примерно 48,4 процента еврейского населения столицы, а от ее общего населения, включая арабов - 29,4 процента.

Бней-Брак – 171.600 ультраортодоксов, составляющих 89 процентов еврейского населения (88,6 от всего населения).

Бейт-Шемеш – 74.270 человека (66 процентов, но надо учесть, что ультраортодоксальное население Бейт-Шемеша очень буйное).

Модиин-Илит – 68.870 человек, то есть почти все население города - 98 процентов.

Ашдод - 53.000 местных ультраортодоксов рассеяны по разным районам – некоторые полностью ультраортодоксальные, а в иных вы не встретите еврея в черной шляпе. Здесь они составляют 26,4 процента от еврейского населения.

Цфат - В этом традиционо религиозном городе проживают 15.700 ультраортодоксов - 47 процентов от еврейского населения города. Но здесь много представителей национально-религиозного лагеря, которых обычно не включают в число ультраортодоксов.

Тверия - 8.500 ультраортодоксов, 21 процент от еврейского населения города. Иначе говоря, тем, кто желает вести умеренно-религиозную жизнь, Тверия вполне подойдет.

Ашкелон, который всегда считался светским городом, сегодня приютил 8 363 ультраортодоксальных евреев (6,9 процентов от населения города).

Рамат ха-Шарон. Здесь на весь город пока всего 1500 ультраортодоксов, менее 3 процентов от населения города.

Бейтар-Илит - 52 198 ультраортодоксов. В этом городе со стопроцентно еврейским населением 95,7 процентов составляют ультраортодоксы. Оставшиеся относятся к национально-религиозному лагерю и традиционным сефардам.

Петах-Тиква –28 140 ультраортодоксов или 12 процентов от еврейского населения города.

Тель-Авив - ультраортодоксы, некогда перебравшиеся отсюда в Бней-Брак, теперь медленно, но верно возвращаются в «город без остановки». Сейчас здесь живут 16 200 ультраортодоксов, но это всего 4 процента от еврейского населения города.

Нетания - 19.600 ультраортодоксов, которые компактно селятся в своих районах (10 процентов от светского населения).

Бат-Ям стал домом для 7.120 ультраортодоксов, преимущественно это бобовские хасиды и хабадники, их всего 6,8 процентов от еврейского населения, а в общей численности даже меньше – 5,5 процентов.

Нетивот - город, где похоронен Баба Сали (раввин Исраэль Абу-Хацира). Здесь проживают 19.570 ультраортодокса. Это 45 процентов от всего еврейского населения города, но пусть вас не обманет эта низкая цифра: основное населения города – религиозные сефарды. Хотя они не одеваются в стиле Восточной Европы XIX века, по манерам поведения они мало отличаются от ультраортодоксов. Посему можно сказать, что Нетивот – город ультраортодоксальный, а более легкой одежде его обитатели обязаны не смягчению взглядов на религию, а, скорее, жаркому климату пустыни Негев.

Арад - 6.800 ультраортодоксов на конец 2017 года, примерно каждый третий житель. Город оказался не готов к такому развитию событий, и в результате в квартирах стали открываться нелегальные синагоги и детские сады.

Эйлат - 1400 ультраортодоксов или 3,4 процента от еврейского населения города.

Рамле - 5.070 ультраортодоксов. В центре этого города со смешанным населением можно увидеть немало синагог, преимущественно - хасидов любавичского направления. Это 9,2 процента от еврейского населения города, но всего 6,7 процентов от общей численности.

Лод - 4.900 ультраортодоксов. В городе сосуществуют еврейские и арабские районы – правда, не столь мирно, как в Рамле. Ультраортодоксы составляют 10,5 процентов от еврейского населения города, и только 6,5 - от общего.

Хайфа - 19.200 ультраортодоксов живут в районе Бат-Галим (там для них даже оборудован раздельный пляж Хоф а-Шакет с разными днями посещения для мужчин и женщин) или в районах Геула и Рамат-Вижниц. В Рамат-Вижниц проживают преимущественно хасиды ребе из Сирет-Вижниц – родственники Вижницких ребе. В свое время ребе Барух, основатель династии, решил жить не в Бней-Браке (чтобы не составлять конкуренцию «основному» вижницкому двору, одному из самых крупных в Израиле), а в Хайфе. Сюда многих влекут обилие работы и близость святых мест – горы Кармель, где жил в пещере пророк Элияху, а также могил Авдимая из Хайфы (законоучитель, живший примерно 2000 лет назад), и раввина Шломо Сирилио (каббалиста XVI века, переехавшего из Испании в Святую Землю). В относительных числах процент ультраортодоксов в Хайфе составляет всего 8,7 от еврейского населения, а от общего населения (добавим арабов и бахаев) – всего 6,8.

Ультраортодоксов можно встретить даже в Нацрат-Илите (ныне Хоф ха-Галиль) - около 1900, но самых разных направлений, от хасидов ХАБАДа до сторонников ШАСа.

Нет сомнений, что с 2017 года все эти цифры значительно выросли. К примеру, население Бейт-Шемеша за это время выросло с 77 до 110 тысяч человек. Стоит отметить, что если число обычных ультраортодоксов увеличивается только за счет рождаемости, число любавичских (ХАБАД) и брацлавских хасидов – за счет активной вербовки новых сторонников.
Маковецкий Михаил Леонидович

Еврейский религиозный дресс-код

Автор этого текста Александр Рыбалка

В глазах нового репатрианта весь религиозный сектор сливается в одно черное пятно. Однако в этом мире существует множество оттенков, и нюансы туалета религиозного еврея способны показать, к какой общине он принадлежит и даже каких политических взглядов.
Неумение различать эти тонкости приводит порой к ошибкам. Например, членов «Иерусалимской фракции», которые активно митингуют в последний год против службы иешиботников в армии, в русскоязычных СМИ называют «хасидами», хотя даже по внешнему виду они совсем не похожи на таковых! А хасидов, одетых в полосатые халаты, обычно считают членами секты «Нетурей карта», что тоже, конечно, является явным заблуждением.
Попробуем разобраться, кто во что одет, и, соответственно, какие исповедует политические взгляды? Что разделяет этих людей и что их объединяет, кроме следования еврейской религии?

Группа в полосатых халатах

Сначала рассмотрим традиционную иерусалимскую одежду – полосатые халаты – и их носителей.
Полосатые халаты носят последователи хасидского законоучителя, раввина Аарона Рота. Он умер в 1947 году. Сегодня его последователи – это целых семь хасидских дворов, каждый из которых возглавляют внуки «ребе Ареле».
Раввин Рота был ярым противником светского сионизма (но не самого возвращения в Святую землю), поэтому его последователи воздерживаются от участия в политической жизни Израиля. При этом некоторые из них (последователи зятя ребе Ареле) отвергают государство полностью, вплоть до отказа получать израильские документы. Другие же (последователи сына раввина) получают удостоверения личности, голосуют на местных выборах и вообще разделяют все права и обязанности гражданина — за исключением службы в армии.
Отличительный признак этого направления – полосатые халаты. В будний день носят синие, а по праздникам — золотистые.
Точно так же зачастую одеваются и бреславские хасиды – эти все до одного имеют израильские удостоверения личности, и многие служат в армии. В политической жизни бреславские хасиды тоже принимают активное участие, вплоть до того, что на прошлых выборах пытались пройти в кнессет собственной партией.
Как отличить одних от других? Теоретики скажут, что бреславские хасиды чаще всего носят «тхелет» – синюю нить, вплетенную в кисти-цицит. Практики ответят, что кисти находятся под халатом, поэтому стороннему наблюдателю обычно не видны.
Правильный ответ: бреславские хасиды обычно носят длинные черные брюки, в то время как сторонники раввина Аарона Рота – короткие штаны до колен, ниже которых спускаются черные (в будни) или белые (по субботам и праздникам) подколенники.

Брюки и подколенники, гольфы и носки

В таких же подколенниках, но в черных сюртуках ходят вижницкие хасиды. Они политически активны и входят в партию «Агудат Исраэль», чью фракцию в кнессете возглавляет заместитель министра здравоохранения раввин Яаков Лицман, хотя сам он принадлежит не к вижницкому, а гурскому хасидскому двору (Гура-Кальвария – пригород Варшавы). Гурских хасидов выдают по одежке брюки, заправленные в высокие носки обязательного черного цвета.
Подсказка: если подколенники доходят до колена, как следует из их названия, то носки – только до середины голени. Таким образом, в будни легко отличить вижницкого хасида от гурского. В праздники их отличить еще легче – вижницкие (и вобще румынские и венгерские) хасиды ходят в белых гольфах, в то время как гурские (а также остальных польских дворов – Стропков, Александров и т.п.) остаются в черных носках.
Отличаются у них и шляпы: гурские хасиды носят головной убор из гладкого фетра. А по субботам и праздникам надевают «сподик» – меховую шапку сантиметров в 30-40 высотой, своего рода «меховую трубу». А вижницкий хасид носит по будням шляпу из мохнатого черного фетра, а по субботам и праздникам – «штреймел», плоскую, круглую шапку, отороченную черными или коричневыми лисьими хвостами.
Хасидов можно увидеть и в сапогах, хотя нечасто. Это — сторонники сквирского ребе (Сквира – местечко в Украине, неподалеку от Чернобыля). Большинство этих хасидов живут в США, однако часто приезжают Израиль.
Тогда как уже упомянутых членов секты «Нетурей карта» по одежде опознать вообще невозможно – они одеваются, как ультраортодоксальные евреи, а принадлежность к секте определяется сложным комплексом верований, напоминающим российских старообрядцев. Сектанты считают, что создание еврейского государства надо было отложить до прихода Мессии, а сейчас власть на Святой земле захватил Ашмодей, царь демонов (это следует понимать в переносном смысле, как власть «безбожных сионистов»). Интересно, что эта секта, в отличие от старообрядцев, появилась относительно недавно – в 1935 году, в качестве ответной реакции на начало массовой репатриации.

Откуда пошла мода на черные пиджаки

Участников недавних громких схваток с полицией из «Иерусалимской фракции» от хасидов отличить несложно: вместо длинных сюртуков и халатов они носят обычные пиджаки. Следовательно, принадлежат к так называемому «литовскому» направлению иудаизма. «Литваки» имеют свою партию (впрочем, на выборах в кнессет они обычно объединяются с хасидами). «Литваки» носят шляпы «борсалино», но без примятого верха.
Точно так же одеваются представители любавического хасидизма – хабадники. Впрочем, большинство хабадников по субботам и праздникам надевают черный сюртук, что крайне редко делают «литваки» — противники хасидизма. В будние дни их трудно отличить. Любавические хасиды чаще всего проходят службу в армии и активно участвуют в политической жизни страны, голосуя за наиболее правые партии.
Точно так же, как хабадники, одеваются сторонники партии ШАС – религиозные восточные евреи. Мода эта сравнительно новая, ей не больше тридцати лет. Ни в Северной Африке, ни в Ираке евреи никогда не носили черных пиджаков и сюртуков. Зато в Израиле легко можно увидеть сефардского раввина, одетого в черный сюртук по белорусской моде 19-го века. Да что там сефардского – приходилось видеть и молодых эфиопских раввинов в черных сюртуках, хоть сейчас — в Гомель!
Сторонников партии ШАС от хабадников издалека отличить невозможно. Но если присмотреться поближе, можно заметить, что под рубашкой любавические хасиды обычно носят шерстяной талит-катан (малое молитвенное покрывало – распашная в боку майка, к углам которой привязаны кисти-цицит); сефарды же часто облегчают себе жизнь, надевая талит-катан из хлопка или даже синтетики, что понятно при израильской жаре.
Иногда (очень нечасто) по субботам и праздникам можно увидеть религиозного еврея, у которого из-под халата выглядывают серые штаны до колена, а под ними идут белые подколенники… Штаны эти, если приглядеться к ним вблизи, не чисто серые, а белые в очень мелкую серую клеточку. Такие штаны – почетный символ, надевать их может только прямой потомок какого-нибудь выдающегося венгерского или румынского раввина (например, ребе Мордехая из Надворны). Обладатель серых штанов как бы показывает, что может при желании возглавить хасидский двор – по крайней мере, имеет на это право по рождению.
лавы восточно-европейских дворов также зачастую носят такие штаны, но они обычно окружены свитой последователей, так что вам вряд ли удастся рассмотреть их вблизи. А зрелище стоит того – автор этих строк, например, еще видел покойного ребе из Жучки (район города Черновцы), который одевался в кафтан из парчи, как румынский боярин XVIII-го века. Сегодня главы хасидских дворов или просто выдающиеся раввины одеваются гораздо скромнее — в соответствии с нашим демократическим веком.