July 18th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Женская красота и налоговая декларация

— Наша главбух говорит, что от молодых красивых баб никакого, видите ли, толку нет. А вот у таких изуродованных злой природой, как она — богатый внутренний мир видишь ли. Внезапное прозрение ее настигло полярным летом, представляешь?
— А вот во мне, кукла Лена, страсть может разжечь только твоя, бьющая через край бюстгальтера, красота.

— Правда? А вот во мне страсть разжечь можно только поощренив меня материально. И не лапай меня — я только кастрюлю на плиту поставила. А наша главная бухгалтерша идиотка. С головой у нее наблюдается могучая аномалия просто. И наш гендир говорит, что ее бюджетные импровизации иногда его изумляют.
— Идиотка может быть прелестной, кукла Лена. Но главная бухгалтер нашей компании — это, конечно, не тот случай. Тут ты права.
Но вот вся глубина высказывания нашего гендира в этот раз тебе оказалась недоступна, любимая. Выражение «Бюджетные импровизации» в данном контексте он употребил в самом что ни наесть положительном смысле.
— Почему ты так решил, космополит?
— Потому что немалые деньги, потраченные на его узбечку, провести как производственные расходы компании — это надо уметь. В налоговой декларации это было описано так выпукло и с таким большим количеством красочных деталей, что не восхитится этому было просто невозможно.
— Значит, ты хочешь сказать, что, когда наш гендир говорил: «С нашими напёрсточниками из бухгалтерии только успевай следить за ручонками» — это тоже в хорошем смысле этого слова имелось ввиду?
— Не просто в хорошем смысла слова, а в знак своего глубокого восхищения, кукла Лена. Это было принципиальное, я бы даже сказал основополагающее высказывание, верное на тот момент.
Кстати, бонус по итогам работы во втором квартиле, который зашел на твою карточку — это тоже результат филигранной работы бухгалтерской службы нашей компании.
— Ну да!
— Да, кукла Лена. Во времена СССР в каждом институте была главная кафедра, которая называлась кафедра «Истории КПСС и марксистско-ленинской философии». Все остальные кафедры были ее приложением. С тех пор ничего принципиально не изменилось. Главная структурная единица любой компании — это бухгалтерия, которая выдает нагора Налоговую декларацию. Все остальное — прикладное...
— А мне бонус на карточку зашел!?
— Благодаря умелой и неустанной работе нашей главной бухгалтерши, кукла Лена.
— А моя мама мне об этом ничего не сказала. Весь вечер по телефону болтали, про Израиль рассказывала, мол, опять под покровом темноты в Сирии кто-то что-то разбомбил. А про бонус на карточку... Вот же, блин... Правда, она просила тебя не обижать по возможности, по ласковей с тобой быть, что ли. То-то я еще тогда подумала...
Да ты же у меня единственный и неповторимый, христопродавец! Лыбится он тут скромненько, не обласканный...
— Спокойно, кукла Лена, спокойно. У тебя еще плита включена. И потом, пока запрещены песнопения — задушевные звуки могут спровоцировать распространение коронавируса.
— Еврейские инфекционисты опутали страну коронавирусом — а он так страдает, неприкаянный. Даже пение мое ему мешает, обормоту.
Скажу тебе честно, нехристь. Недавно, узнав об очередных проделках нашего гендира, наши бухгалтерши так разволновались, что совершили ко мне паломничество и слезно меня призвали не делать трагических ошибок и не поддаваться на провокации тебя и гендира. А идти проселочной дорогой простой женщины из народа...
Вот гадины! Вы то, оказывается, как дети малые

только о народном благе и печетесь.
Вздыхает он. Да выключила я плиту, выключила... Ты чувствуешь, как колотится мое сердечко? Ну не в силах я противиться своим чувствам, что ты будешь делать! Не чувствуешь? А ты сюда руку приложи...
Ты знаешь, нехристь, слова «заработать денег», как-то не ассоциируются у меня с работой до седьмого липкого пота. У нас, в деревне под Рузой, деньги и пролитие пота вместе почему-то никогда не ходили. Всегда по отдельности.
А вот с комсомольской готовностью к минету — это да, редко, но бывало. Но заляпанный грязью УАЗ Патриот своим задним сидением на тебя не каждый день наезжает. Так что такие моменты важно не упускать. Тут моя мама права.
Маковецкий Михаил Леонидович

Понты и статус

— ...Грабли, сука, точно придумали евреи...
— Не переживай, кукла Лена. Все равно понты, как институт, уходят в прошлое.
— Опять принялся вещать гадкое? Сидит он тут, христопродавец, предсказывает в полярной ночи

Когда ты это делаешь, космополит, ты хоть проси людей уйти хотя бы за горизонт ради жизни на земле. И потом, а понты — это вообще, что такое?
— Понты, кукла Лена — это товары и услуги, где ты платишь не за их потребительские качества, а за то, что они являются символом статуса.
— Угу. Комментарий из серии «Понедельничный алкоголик о ситуации в мире». Дурдом «Ромашка». Остается только раскрыть рот и развести руками. Так это я за символ заплатила!?
— Ты платишь за футболку из бутика в сто раз больше, чем за футболку с базара. Причем по зову сердца. Хотя, в принципе, их потребительские качества одинаковые. КИА стоит в разы дешевле Мерседеса или БМВ. Потребительские качества у них примерно одинаковые. И в случае футболки, и в случае Метресса ты платишь главным образом за статус, который эти товары символизируют.
— Так все продвинутые девушки-подростки поступают. А я чем хуже?
— Так вот, кукла Лена, то, что является признаком статуса, делается, за небольшим исключением, в Европе. Потому что сам факт европейского происхождения является символом статуса. А ширпотреб — на Дальнем Востоке.
— А женщина может быть объектом статуса?
— Сколько же в тебе природного крестьянского чутья, кукла Лена. Именно внешность женщина является для мужчины подлинным мерилом его статуса. Все остальное — это суррогат. А ты, кукла Лена, в силу своей внешности, являешься секс-гранатой без чеки. Которая поражает контрагентов нашей компании в самое...
— Не уточняй. Судьбу мухи в пустом чемодане мне уготовил, а сам лыбится. Дальше.
— Слушая меня и глядя на тебя они испытывают очищение, катарсис...
— Да договора на аренду нашей спецтехники они просто подписывают! Так евреи дерзко воруют унитазы, сваливая потом на окружающих. При этом демонстрируя показную близость к народу.
Катарсис у него, бляха-муха. И, при этом, он еще и советскую власть ругает последними словами, не умея держать камень за пазухой. Космополит ты безродный после этого.
— Поэтому я всегда и беру тебя на переговоры, кукла Лена. Без тебя я чувствую себя на них моральным карликом, а с тобой — первобытным красавцем.
— Точно первобытный. Не зря моя мама про тебя говорит: «Да, семейство наше из-за него не бьется в нужде. Ну что он у тебя за еврей, доченька? Сапоги, гимнастерка, тельняшка...». Так обращаться с простой женщиной из народа!
— Евреи, кукла Лена, жили бы просто и бесхитростно, если бы не свинцовые тяжести жизни. А статус — это продукт культуры, место данного бренда в культурной иерархии. А не потребительских качеств товара.
— А сейчас что случилось то с этой культурной иерархией?
— Раньше США была страна кровавого чистогана, где линчуют негров. Но, в одночасье, вдруг ее блеск поблек. И, вслед за этим, под влиянием коронавирусного кризиса культурная иерархическая структура всего старого мира, где Европа была в центре, пошла в разнос.
— Наконец разверзлись небеса! Сбылись мечты народные.
— Результат — разоряются компании, производящую одежду от кутюр — она утратили статус, и за нее уже столько не платят. Мерседес тоже мало кому нужен. Максимум — Тойота, тем более что она и надежнее.
— Всё сказал? Можно всхлипывать? Я, кстати, плиту уже выключила.
И сразу он ручища распускает! Христопродавец приде — порядок наведе. Набросился он меня опорочивать, любитель стройных старшеклассниц...
— Кукла Лена, ну перестань!
— Угу. Смотри на него — сама простота и наивность. А у меня все задокументировано

Как говорит моя мама: «Фактам мы предпочитаем правду». Так что молчи уже. И поешь сначала, ничего с меня не стягивая...