July 26th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Кисейная барышня

Сижу у себя в кабинете и тихо работаю, как некоторые, с документами. Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь — и появляется кукла Лена

— Значит так, христопродавец. Мена обидел главный механик. Поговори с гендиром, скажи ему, что у главного механика на обе ноги хромает дисциплина. Пусть он его за это накажет. Или у нашего гендира на уме только извечный русский вопрос: «В какой стране

приобрести недвижимость, да так, чтобы никто не узнал?». А сотрудники компании тем временем совсем разболтались!
— Кукла Лена, это не наш метод. Я же еврей, ты знаешь. Поэтому сейчас я позвоню главному механику и вызову его на дуэль.
— Ну что ты насеешь? И не перебивай меня, и не шлепай меня по попе. И вообще, веди себя культурно, ты же на работе, лапает он меня...
...А дело развивалось следующим образом:
Сегодня вечером к нам домой придет контрагент на предмет переговоров о сдаче ему в аренду Подъемника Каротажного Самоходного ПКС-5000 на шасси Урал-4320-1922-30(10). Приехав со мной на работу, кукла Лена, двигаемая похвальным желанием выяснить, что это собственно такое, Каротажный Подъемник, обратилась за разъяснениями к главному механику.
Главный механик нашей компании отличный дядька, но уже старенький. Всю свою жизнь он состоял при вращающихся железяках, но почему-то, с возрастом, его пробило на философские обобщения. И все бы было ничего, пока он не сказал моей кукле Лене следующее:
— ...А ты не брезгуй в гордыне своей рожковым ключом оттого, что есть торцевой. Ведь что ты будешь делать, проебав торцевой? Достанешь рожковый!
В этой сентенции моей кукле Лене очень не понравилось слово «рожковый». Оно ее просто вывело ее из себя:
— Что это за грязные намеки? Я ему уже говорю: «Вам бы, начальник, романы писать...». А он как будто не слышит, представляешь? Нет, я искренне преисполнена глубочайшего уважения к его сединам, но это переходит всякие границы. О каких это рогах он говорит!?
Я — порядочная женщина, зачислена в штат компании, работаю твоей содержанкой. Да еще и помогаю тебе заключать договора. Ты мне переводишь деньги на карточку и кроме тебя мне никто не нужен. Что он себе позволяет?
Немедленно иди к гендиру и требуй справедливости. Или я позвоню своей маме, ты меня знаешь Или ты меня уже совсем не любишь!?
— Каждый звонок твоей маме, кукла Лена — для меня это именины сердца и елей на душу. Все, что говорит твоя мама — просто глоток чистого воздуха. Нет, душистый нектар. И мы ей обязательно позвоним, но не сегодня. Эта женщина, взлелеянного старой дворянской культурой...
— Моя мама? Да она сама позвонит, по WhatsApp. Все равно бесплатно же. А она к тебе тоже хорошо относится. «Весь седой, но все сшибающий на версту окрест тестостероном гипермачо», — про тебя говорила. А тестостерон — это что, кстати? Пистолет такой?
— Теперь, что касается моей тебя любви. Да у тебя, кукла Лена, на теле просто нет места, куда бы мне страстно не хотелось его поцеловать!
— Взасос? Ты врешь, наверное. Да ну тебя!
— Да ничего я не вру! Мы завтра же поедем в магазин что-нибудь тебе купить...
...В тот вечер кукла Лена была особенно томной. И дело даже не в том, что, этим вечером, мы наконец подписали договор о сдаче в аренду этого чертового картонажника, который до этого простоял у нас без дела два месяца.
Но и в том, что исключительно благодаря усилиям, природному такту и чувственной красоте млей куклы Лены, в текст договора аренды был внесен пункт, предусматривающий предоплату на сумму аренды первых трех месяцев его эксплуатации...
А на завтра мы с куклой Леной заказали в нашу спальню новый трельяж. Есть у нас, в Новом Уренгое, такая контора, которая делает стильную мебель под заказ:
— Рытого бархату чтоб не жалели при отделке, — веско говорила кукла Лена приемщице, — И панели чтоб красного дерева. А полировкой пусть богато слепят! Повсеместно. И с золотыми кистями из дубового корпуса... Ну, чтобы броско было, спальня все-таки...
А Вы говорите: «Рожковый ключ»...
Маковецкий Михаил Леонидович

В Израиль хочу

— Очень люблю свежий инжир! Он же фига, он же плод смоковницы. И длинные, легкие хлопковые платья... В Израиль хочу. На пляж. К жидо-масонам!
Квартира на Новослободской в центре Москвы. Посудный шкаф из ореха в стиле сталинского ампира... Ну простая девушка из народа и не устояла. А получила Новый Уренгой. А тут еще и в Израиль на пляж не пускают. Свежие инжир и финики кушать. Тьфу на них! Найди музыку какую-нибудь, что ли.
— Могу тебе предложить «Хор еврейских рабов» из оперы Джузеппе Верди «Набукко», кукла Лена. Уверен, это согреет твое измученное отсутствием инжира сердце.
— Угу. А теперь новости культуры. Сегодня застрелен директор филармонии... Хочешь веселым вдовцом остаться, христопродавец? Оперу он мне предлагает послушать, мировая закулиса, после напряженного трудового дня. Совсем сбрендил? Давай итальянское что-нибудь. «Санта Лючия», что ли.
— А «Хор еврейских рабов» был неофициальным национальным гимном Италии до объединения этой страны в единое государство. Уж куда более итальянское.
— Ты у меня сейчас реквием еврейского масона исполнить, нехристь. Лапает он меня.
— Ах, кукла Лена, это твое дефиле в неглиже в сумерках

— устоять невозможно!
— Угу. Наконец-то у него дошли до меня руки. Но всплеск пожертвований в банк спермы снова все испортил. Кофе ему принесла в постель, как солидному человеку — а этот... Убрал ручища, кому сказала! Хоть бы на УАЗе Потрите меня покатал, что ли... Христопродавец.
— Всепобеждающая сионистская идеология ею овладела:

Дама сдавала в багаж:
Юность, свободу, кураж,
Помаду, ламбаду, юбчонку
И бабушкину самогонку.

Как же я тебе сочувствую, кукла Лена. Но, увы! Коронавирус встал на пути сионистской мечты. А вот в деревню под Рузой я тебя отвезу. Там на УАЗе Патриоте и покатаемся.
— А вот это правильно! Молодец, мировая закулиса. Хоть поближе к природе побуду, сыночка увижу, маму. От твоих еврейских мотивов душой отдохну на сведем воздухе.
Лопухи, крапива. Этот нехристь, лежа в гамаке, хрюкает немытые фрукты. Еще ничего не предвещает...
— Не напоминай, кукла Лена.
— Рядом я. О деньгах за любовь эта нецелованная наивная девушка и не догадывается... Лепота!
— Дак и я ж за зеленые технологии, кукла Лена. Тем более, что еще царь Ровоам, сын Соломона, ну ты помнишь...
— Да-а, создана я для сексуального надругательства, хоть и за деньги... Садист. Измывается над своей безропотной содержанкой как хочет.
— Так вот, Ровоам своим подданным обещал: «Отец мой наказывал вас плетьми, а я буду наказывать вас скорпионами» (I ЦАР 10: 11). А все потому, что он стремился быть ближе к природе, к экологии, кукла Лена, к свежему воздуху. При нем в Израиле даже существовала партия Зеленых. Впрочем, до добра его это не довело. Его Царство раскололось на Израиль и Иудею.
— Значит не помогли ему скорпионы?
— Плетьми, наверное, все же надежнее, тут ты права, кукла Лена. Хотя и скорпион, конечно, это вещь!
— Опять евреи, выпив водки из горла, рвут на себе тельняшку? Что-то ты совсем страх у меня потерял, космополит.
— Действительно, что-то я все о скорпионах да о скорпионах. Пора, наконец, поговорить и о тельняшке. Помню, служил я тогда секторе Газа, кукла Лена. А база у нас была возле Рафияха...
— Та-ак. Существуют грабли, мимо которых мой нехристь пройти не в состоянии.
— Евреям от природы обладают способностью мощно качнуть Систему, кукла Лена. Больше того — это у них в крови.
— Во-во. Поэтому, пока не стало слишком поздно, ставлю тебе условие, мировая закулиса — я сейчас иду к тебе в постель, где еще раз докажу документально,

что тебе крупно повело с содержанкой.
— Можешь же ты, кукла Лена, восхитить влюбленного в тебя мужчину своим утонченным поведением.
— Но ты, морда твоя кривоносая, при этом, больше не проронишь ни слова. Не только о евреях, а вообще. Иначе я тебе башку о Стеру Плача разобью. Ты меня понял!?
— Мое тело физиологически готово к соитию уже давно, кукла Лена. Как в иаких условиях не понять...