July 27th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Артикул и бухгалтерский учет

— Артикул, кукла Лена — это выраженная цифрами информация о единице хранения товара. В артикуле в упорядочной форме содержится вся о нем информация: Код страны, где он произведен, код фирмы изготовителя, код модели машины, агрегата этой машины, составной частью которой является эта запчасть и, наконец код самой запчасти.
Другими словами, артикул — этой название материальной ценности, включающее в себя всю о нем информацию в унифицированной и доступной форме. Только это название записано не буквами, а цифрами. Что правильно. Так что ищи артикул, кукла Лена.
— Я — твоя бесправная содержанка. А ты меня, христопродавец, совсем не любишь.
— Да, кукла Лена, действительно, артикул — неприятное и противное слово, даже хуже матерного. Но, без него, учет материальных ценностей, всех этих единиц хранения на складе запчастей нашей компании, вести невозможно. Модель — Урал-3210, агрегат — коробка передач, деталь —...
— Я на тебя обиделась, нехристь, я своей маме позвоню.
— Ты хочешь, кукла Лена, чтобы я тебя поцеловал на глазах всей инвентарной комиссии?
— В последнее время ты, обормот, похоже, окончательно спятил. Я что — малолетка какая-то?
— Тогда ищи. Обычно артикул выдавливается на запчасти заводом-производителем. Так что найти его можно, даже если отклеилась и потерялась этикетка.
...Меня гендир включил в инвентарную комиссию как представителя администрации. А я уже в нее включил куклу Лену. Потому что мы с ней как Маркс и Энгельс, нерушимый блок. Слившийся в экстазе, в моем случае по крайней мере.
С куклой Леной сложнее. Максимум, чего я от нее добивался, это: «Ты знаешь, нехристь, я, скажу честно, мало чего от тебя ожидала. Но этой ночью ты сумел меня разочаровать».
Но зарплата, которая заходит ей на карточку сугубо благодаря моим усилиям, мою куклу Лена приводит в экстаз. Потому что эта карточка находится у часто болеющей мамы куклы Лены, которая живет с сыном моей возлюбленной, третьеклассником Антошкой, в деревне под Рузой.
Так что моя семейная жизнь здесь, в Новом Уренгое, протекает вполне гармонично. Иногда даже слышатся хлопки шампанского. А уж звуки поцелуев...
...Моя кукла Лена всегда говорила, что в бухгалтерии нашей компании сидят одни идиотки и что у них одно на уме

Но я и предположить себе не мог, до какой ступни она права. Потому что, если вести учет материальных ценностей в бухгалтерской программе 1с артикулами, то все наименования естественным путем формируются по группам. Первые шесть цифр общие — значит это одна модель машины, первые восемь цифр артикула общие — значит это детали одного агрегата данной модели...
Но в бухгалтерии нашей компании вносят названия единиц хранения, описанные словами: «Синхронизатор коробки передач Урала 4320...». Пользоваться таким учетом совершенно невозможно. Очень длинно, в одно м случае «коробка передач», в другом случае «КПП», и так до бесконечности...
В результате формально ведущегося учета компания несет колоссальные финансовые потери:
Мастер из ремзоны пишет заявку — «Нужно КПП к 4320 Уралу». Бухгалтер смотрит в 1с — там такого нет. Правда есть «Коробка передач Урала 4320» в количестве пяти штук. И бухгалтер «КПП к 4320 Уралу», естественно, не находит в учете. А если даже эта накрашенная круглыми сутками девушка и найдет это в 1с, то все равно она не знает, что «КПП» и «Коробка передач» — это одно и тоже...
В итоге всей этой бурной деятельности бухгалтерии кто-то из слесарей ремзоны срочно бежит покупать эту ёбанную КПП по любой цене за ради Бога, гоняя при этом машину и убивая пол рабочего дня.
Вместо того, чтобы в половину дешевле их спокойно заказать оптом в плановом порядке. А, тем временем, 5 Ураловских коробок передач мирно лежат на складе месяцами...
— Фамилия изобретателя вибратора — Мортимер. Он был психиатром и лечил своим изобретением женщин, страдающих припадками истерии, — тем временем кукла Лена продолжает гневно осуждать работников бухгалтерии. При этом добросовестно списывая на лист бумаги артикул, выдавленный на какой-то здоровенной железяке.
И, поймав на себе мой любящий взгляд, добавляет, — Вибратор он придумал, романтик. А надо было сразу употребить экстремальный методы лечения истерии — денге не давать...
— Тут вон пол, указанный в документах при рождении, запретили менять, сволочи. А нам тут весь учет материальных ценностей на артикулы переписывай, — выражали свое недовольство работницы нашей бухгалтерии.
Но генеральный директор нашел для них нужные, берущие за душу слова...
Зато мою куклу Лену в бухгалтерии теперь всегда встречают ласково и уважительно

называют «душечка» и всегда угощают чаем.
Маковецкий Михаил Леонидович

Большая любовь в Чикаго

— Ну всё, началось в Чикаго утро...
— Чего там?
— Да тут одна вышла замуж за принца и превратила его в лягушку. На этом снимке изображен мэр Чикаго Лори Лайтфут с супругой

Что думаешь, кукла Лена — как живется в этом городе столь резких контрастов?
— Бли-ин! А они там, в Хабаровске, еще на что-то жалуются. А в Чикаго у них мэр вообще — негр. И ничего, живут как-то. Еще, небось, и гребут деньги лопатой. Представляю себе их первое свидание при свечах:
— Кто вы, нимфа? — пробормотал он, прерывисто дыша.
— Вау! — восхитилась она открывающейся перспективе...
И тут у них любовь вспыхнула нешуточная. В дальнейшем роман их был бурным, страстным, не без трагизма. Потом малыш, которого она, в минуты близости, звала «Ух ты, мой уголек!», стал мэром Чикаго...
— Ты ошибается, кукла Лена. Мэр Чикаго, как и его супруга Эми Эшлеман, тоже женщина. Они только цветом такие разные. Ну и ростом немного. А так...
— Так ломаются вековые устои. Опять я мимо денег, ну что ты будешь делать...
— Вера в твёрдость устоев, кукла Лена — все равно что вера в розовых белых медведей.
— Признаюсь честно, до встречи с тобой, христопродавец, я тоже иногда меняла свои эротические предпочтения. Впрочем, не столь радикально. А тут — фурор, овации, ангажемент и концертное платье бонусом. Даешь цыган, коней, чурчхелу! Чикаго, блин, слово то какое! У вот у нас, в Новом Уренгое, такого нет.
— Климат у нас не тот, кукла Лена. Афро-представители Малых народов Севера не произрастают.
— А семейка то у них колоритная. Ведь есть же ещё в жизни где-то большая любовь, эфиоп твою мать. Да пускай делают что хотят там у себя в Чикаго — лишь бы не плодились и не размножались! А кто кому там деньги платит, кстати?
— Да какая разница, кукла Лена, кто в этом мире чистогана платит? Главное — что они любят друг друга. Да у них и бюджет общий, я думаю.
А еще у них там, в Чикаго, на днях случилась пострелушка. Обстреляли похоронную процессию. Ну, чтоб два раза не ходить. Среди раненых — десять женщин.
— А чего так? Ревность, наверное, раз женщин много раненых?
— Да их там не разберешь, кукла Лена. У них там, в Чикаго, как во время «Сухого закона» начали стрелять, так все никак не могут остановиться.
— Да? Впрочем, пусть они там делают, что творят, хоть на головах друг у друга ходят, на то оно и Чикаго. Только нам этого не советуют. А то ведь весь мир должен на них равняться.
— Смотрю я на это все — и боюсь, кукла Лена, что Америка может вспыхнуть, как захваченный пьяными бомжами деревянный барак. С таким-то бурлением страстей.
— И то верно. Тем более, что нам, в деревне под Рузой, такого точно не надо. А то так и в депрессию впадешь от увиденного.
— А я так тебе скажу: Вечеринки в кокошниках с медведями и балалайками — это мое, кукла Лена, — а Чикаго ихнее — да ну его к черту! Да и из депрессии надо выходить традиционным методом.
— Как быстро ты, старый сушеный молотый перец, разочаровался в институте альтернативного брака и семьи. И потом, ты это на что намекаешь, космополит?
— Да какие тут намеки? Говорю тебе прямо и открытым текстом. Наложение своего возлюбленного на израненное терзаниями тело, кукла Лена, депрессию излечивает радикально.
— Надоело изнурять плоть разговорами, мировая закулиса? Лапает он меня, обормот. Ой, да иду я, иду, ну не какой романтики. А, впрочем, ну ее — не Чикаго чай, ну и слава Богу.
— Действительно, кукла Лена, не пора ли нам от абстрактных размышлений перейти к простому, но предметному созерцанию — давай ка, голубушка, я помогу тебе снять халат...
— Зря моя мама говорит, что я могу довести тихого интеллигентного еврея до состояния, при котором он начинает хлестать водку стаканами и сжимать в бессильной злобе рессору от трактора «Беларусь».
А я, на самом деле, хорошая и ласковая. Ты инсулин уколол уже, обормот?