August 21st, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Судебное заседание в арбитражном суде

— Люблю слушать нашего гендира — тепло, радужно, перспективно. Ты так не умеешь, христопродавец. Вот и вчера, к примеру, наш гендир сказал что-то очень хорошее. Даже от души отлегло как-то. Просто дал мне зеленый свет для дальнейшего продвижения вперед. Потому что главное, ситуация то — стабилизировалась!
— А о чем шла речь, кукла Лена?
— Ясно поняла, что впереди будет ещё лучше, чем позади! Хотя, куда уж лучше, казалось бы? Правда, о чем, собственно, шла речь — я не поняла. Тут ты прав, но это и не важно.
Главное, что все мы должны умножить усилия — ну, чтобы всем хорошо стало окончательно. Вот это я усвоила четко. Ну, что ты на меня уставился, христопродавец?
— Фигура у тебя обалденная, кукла Лена.

Картинка № 1

Вообще, и в заполярном антураже в частности. Вот я и подумал...
— Быстро оставил эту тему! А то я тебя знаю, обормота, чем это сейчас кончится. Я только кастрюлю на плиту поставила — а он уже вспомнил. Совсем разбаловала я тебя — уже и слова сказать нельзя, сразу он ручища распускает.
— Ты сегодня такая ранимая, кукла Лена...
— Да прямо! Нашел он девушку в печали. С работы пришли поздно, ничего еще не готово. Я не заю за что схватиться — а он уже лезет.
— Так я и подсказываю, за что тебе хвататься то нужно в первую очередь, кукла Лена. Активно и плодотворно. Только начал издалека.
— Или ты меня не лапаешь, или останешься голодный. Разговаривать я еще с ним буду! Рассказал бы лучше, какие в мире новости.
— В Нью-Йорке счастливо продолжаются погромы, кукла Лена. На этом фоне окончательно выяснилось, что Иисус Христос был негром.
— Опять врешь. У нас, в деревне под Рузой, церковь есть. Меня туда бабушка покой ная водила, когда я еже маленькая была. Иисус Христос был такой же негр, как и ты. Впархивает он мне тут простоквашу! Ох и любите вы, евреи, подчеркнуть свою «белизну», особенно в районе седалищной части.
— Тогда могу рассказать нормы усушки мяса и естественной убыли колбас, на которых держалась вся советская торговля. Все чистая правда и история полная подлинного драматизма. «Наш магазин борешься за звание продуктового» и все такое.
— Рассказывай. Если хочешь остаться и голодным, и без постели. Ишь, дрессирует он меня! Интересное что-нибудь расскажи. Про любовь.
— Рынок интимных услуг в Новом Уренгое застыл в тревожном ожидании, кукла Лена. Профсоюз секс-работников «Заполярная девчонка» обивал сухую забастовку, и в Новом Уренгое настал половой покой. Из это только то, что нам известно к настоящему моменту. Сообщаю тебе об этом с глубоким прискорбием, кукла Лена.
— Ну и пускай. Хорошо даже. Тебя то беспокоится нечего — у тебя же дома содержанка какая куколка. Сам только что сказал. И обхаживаю тебя — седой уже, а ишь как лоснишься весть. А скорбят пускай те — у кого половые каникулы.
Ну а Израиль как там?
— Евреи, кукла Лена, деликатно, но твердо...
— Ну начинается! Опять ешиву «Голос Торы» он мне тут устроил. «Хорошо обдумано и оставляя очень мало места для спонтанности». Слышала уже много раз. Твоя спонтанность вот уже у меня где сидит. А у меня плита вкачена. Отстань. Всё, потрогал, всё на месте? Теперь сиди тихо.
— Кстати, про нашего гендира. Контрагенты утверждают, что его подпись под договором недействительна, поскольку он пребывает не в своем уме последние четверть века. На этом основании они подали иск в арбитраж и отказываются платить неустойку. Так что наша компания снова в яме.
— А чем мотивируют?
— Наш гендир, в начале 90-х, кода на него дело о хищении в особо крупных завели, справку предъявил, что его со второго класса бьют судороги, не переставая по сию пору.
— Ну и?
— Признали невменяемым. Эпилепсия то в этом деле — как крепостная стена!

— Твоя работа, мировая закулиса?
— Я тогда в «Клинике Эпилепсии» работал, кукла Лена, в институте Ганнушкина. И где они мое заключение сейчас раскопали...
— Это тебя трясет по сию пору, а не нашего гендира. Да иду я, иду, нехристь ты царя небесного! Только инсулин уколи сначала...
Маковецкий Михаил Леонидович

Новая сотрудница

— Старые песни о главном .... или главные песни о Старом .... Да не лапай ты меня! Раньше я была — ни слова лишнего. Правда — только голая, рубила с плеча. А с тобой меня будто сиропом разбавили. Слова я тебе вроде говорю все нужные и правильные — «христопродавец», там, «космополит», «мировая закулиса»...
— А вот их подача создаёт диссонанс, кукла Лена, — Дай я тебя за это поцелую.
— Ну ничего уже ему сказать нельзя! Ты что — механизатор, а я, в рамках борьбы за урожай, вышла голой в чистое поле? Веди себя прилично, нехристь.
— А что? Ты — голая, поле — чистое... Душераздирающее зрелище на мой взгляд, кукла Лена. Патриархальненько так.
— Та-ак, опять его в народ потянуло. Во избежание эксцессов тему пора сменять, нутром чую. Ты знаешь, сионист, к нам, в коммерческий отдел, взяли новую сотрудницу. Гендир сказал, чтобы ты ее курс дела ввел.
— А где она раньше работала?
— Была исполнительницей роли детей представителей Малых народов Севера и животных в Новоуренгойском драматическом театре. Потом возвысили до чтицы бегущей строки в новостях на городском телевидении.
После чего выгнали с позором с Новоуренгойского телевидения за отказ вступить с кем-то из начальства в интимную связь. Ну не хватило ума вовремя снять корону со своей куриной головы!
— Угрожали провести проктологическое обследование?
— Не-е, отпустили с миром. Правда напоили и пронесли по улице на диване в полуголом виде.
— Либералы у нас работают на Новоуренгойском телевидении. Эстеты и манерные перфекционисты.
— Во-во, точно! Ужасно грязные даже на уровне тонкой духовной материи. От этого и все наши беды. Христопродавец!
— Значит, награждена памятным знаком «За содействие противодействия вызвавшего бездействие» новая сотрудница? И, после чего, сразу к нам?
— Нет. Потом она торговала кальсонами с начесом на рынке на Северке. Там попалась на глаза гендиру — и он привел ее к нам коммерческий отдел.
— Небось, на покупку кальсон его сподвигла, понимаю.
— Ну и что? Утепляться-то всем надо, а у нашего гендира, говорят, простатит.
— Зануда страшная?
— Да нет, просто озорная.

И беспощадно обличать склонна. Даже, можно сказать, бичевать. От этого у нее все беды. Но теперь она обещала исправиться и твердо стоять на платформе народовластия
— Завтра придет клиент на Прицеп-емкость «ТС-40-БЕ-01ШУП», шасси модель 8930-303-2. Позовешь ее на переговоры. Но ведет себя пусть пока прилично — кофе там подаст, мягко улыбнется...
Объясни ей еще раз, кукла Лена, что если, в плане Прицеп-емкости, мы не получим тех результатов, на которые рассчитываем, то ей нужно быть снова готовой к новым мужественным шагам и суровым испытаниям. И, что главное, жечь глаголом прекратить ей надо хотя бы на время. Обличать мы и сами умеем.
— Не обижай ее, нехристь, она совсем одна с ребенком. Как-то, вернувшись из турпохода на байдарках, вскоре обнаружила, что беременна. А врачи аборт делать не разрешили. Дочка еще в школу не ходит, болеет часто.
— Материнство, кукла Лена — это вершина успеха для женщины. Взобравшись на которую, можно и опуститься. Поэтому, пусть возьмет псевдоним, так как фамилия «Кац» уж больно незапоминающаяся.
— Так ее фамилия «Кац»!? Я-то думала — аборигенный этнос. А тут вот что оказывается... И-интересно девки пляшут...
— Да, мне гендир о ней говорил. Мол, специально ее привел, для прикола. Чтоб, типа, мне одиноко не было. Уж очень ему эта идея понравилась.
— Не коммерческий отдел, а какая-то синагога

лин. Новоуренгойская Стена Плача. Как говорит моя мама: «Да тут создается стойкое ощущение реального бардака, доченька!».
— Ну, раз ты просишь, кукла Лена — сделаю я из нее продажницу. Но с нее кальсоны с начесом.