September 2nd, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Как решить расовый вопрос в США

— ...А что нужно сделать, чтобы в США все вернулось в норму?
— Восстановить правопорядок, кукла Лена.
— А что такое правопорядок?
— Это такое состояние общества, при котором преступник сидит в тюрьме.
Когда-то, кстати, в СЩА это попытался сделать Майкл Бломберг. Он был мэром Нью-Йорка и, за время его правления, преступность в городе снизилась на 60%.
В результате многие негритянские районы города настолько декриминализовались, что в них стала вложена хозяйственная деятельность.

— И жившие там негры пошли на работу и слезли с пособия?
— Именно, кукла Лена. За годы его правления безработица в Нью-Йорке снизилась до самых низких показателей за всю историю города.
— Значит негры его любят?
— Совсем наоборот. В США полиция подчинена мэру города. Бломберг ввел тогда программу «Останови и обыщи» (Stop and frisk), которая позволяла полицейским задерживать и обыскивать пешеходов прямо на улицах без санкции кого бы-то ни было. Только на основании, по мнению самого полицейского, что прохожий «предположительно опасен».
— То есть, рядовой полицейский в Нью-Йорке получил права, которых у него нигде и никогда не было в истории США?
— Именно, кукла Лена. Обыски проводились на основании типичного портрета преступника в Нью-Йорке на основе статистики. За десять лет действия программы, 1991-2001 годы, были задержаны, остановлены и проверены на вшивость 4,5 миллионов (свыше четырех с половиной миллионов) человек.
— Так много!?
— В реальности больше. Если ничего не находили — протокол иногда не составляли. И этот обыск не попадал в статистику.
— В результате этого было конфисковано свыше 100 000 (ста тысяч) единиц незарегистрированного оружия и несчетное количество наркотиков.
— А обыскивали в основном негров?
— Любой афроамериканец, вышедший в те годы на улицы Нью-Йорка, особенно в темнёное время суток, имел реальные шансы быть остановленным и обысканным. И сесть в тюрьму, если у него находили незарегистрированный ствол, наркокту или он оказывал сопротивление.
— Ну и?
— За решетку отправилось демографически значимое количество молодых афроамериканцев, живших в Нью-Йорке.
— А почему так?
— Три четверти чернокожих в США воспитывались «без отцов». А знаешь, почему, кукла Лена?
— Родились в результате непорочного зачатия?
— Может кто-то так и родился. Но основная масса негритянских пар в СЩА рожают детей без заключаются вне официального брака чтобы не терять пособия, полагающиеся матери-одиночке....
...В результате правозащитники и афроамериканская община Нью-Йорка били во все колокола. С мэром регулярно устраивали судебные тяжбы. Проводились митинги и демонстрации. Майкла Бломберга называли расистом и, на основании этого, клеймили позором. «Мы не станем безмолвными свидетелями того, как для нас безнаказанно «намыливают веревки», — это было самое невинное, что во весь голос звучало в его адрес.
— А он расистом не был?
— Какая разница? Главное, после отставки не в меру грозного Майкла Бломберга, программа «Останови и обыщи» была отменена.
— И что?
— Прежний уровень преступности восстановился в течение двух лет. Майкл Бломберг, кстати, пытался побороться и за пост президента. Но проиграл праймериз Байдену.
— Но ведь полицейские при его правлении преследовали тогда специфически негров.
— Полиция всегда профилактически работает не вообще со всеми, а с теми, кто представляет собой группу риска. Шнапс у американского полицейского получить пулю от негра в 18 раз выше, чем от белого. Поэтому отношение к черным соответсвенное. Так и должно быть.
— Значит, ты хочешь сказать, что эту программу нужно вернуть?
— Нет. В нынешних условиях это мало что даст. Сейчас первичен не рост преступности, а гражданские беспорядки. А для подавления гражданских беспорядков предназначена национальная гвардия. Она подчиняется губернаторам штатов. Только после того, как гражданская гвардия остановит погромы, должна появится полиция, чтобы выяснить и задержать участников противоправных действий.
— Но там же есть и мирные демонстрации.
— Нет, мирных демонстраций там нет. Даже если ты просто перекрываешь проезжую часть — ты уже совершаешь административное правонарушение, за которое должен быть оштрафован. Значит — это уже не мирная демонстрация, а нарушение правопорядка.
— А почему Трамп тогда не выдоит в города армию? Ведь она подчиняется президенту?
— Потому что армия тут не поможет. У всех свои функции. У полиции свои, у национальной гвардии свои, у армии свои. Танки и самолеты для подавления гражданских беспорядков не предназначены. Это может сделать только национальная гвардия. Только она для этого предназначена. А национальная гвардия президенту не подчиняется.
— Так что же в США происходит?
— Попытка переворота. Плавно переходящая в революцию. Но небогатые разумом демократы считают, что все ограничится госпереворотом. Поэтому приносят, не понимая этого, на алтарь ужасов и страданий в том числе и себя.
— Странно. Обычно мошенники тонко чувствуют надвигающийся пипец.
— Загнили, кукла Лена. Старенькие, в детство впали

— А в чем разница между переворотом и революцией?
— Переворот — это захват власти в государстве. А революция — это разращения самого государства.
— Ну и почему это именно революция?
— Потому что государство — это, в своей основе, аппарат насилия (полиция, национальная гвардия и т. д.). Если разрушаются эти структура — значит разрушается само государство.
— Ну и правильно. Понимаю. На грабли нужно наступать со всего размаха. А почему именно сейчас, кстати?
— В США 3% рабочей силы занято в аграрном секторе + 17% в промышленности. Остальные — сфера услуг, чиновники, силовики, или сидящие на пособиях. А это уже не экономика. Для поддержания своего уровня потребления она должна чем-то постоянно поддерживаться. Природная рента, внерыночное перераспределите ресурсов, финансовые манипуляции...
Коронавирусные ограничения уменьшил кормовую базу. Пособия стало банально не хватать на прожитьё. Отсюда и неумолчные протесты, и разговоры о расизме до тошноты.
Маковецкий Михаил Леонидович

Кража кильки и большое чувство

— ...А как правильно: «Войдет в анналы» или «Войдет в аналы»?
— Это в зависимости от того, что ты хочешь сказать, кукла Лена.
— От тебя, христопродавец, никогда конкретного ответа на поставленный вопрос не дождешься.
— А это оттого, я тебя люблю.
— Да шо ж такое-та!?? Мелко и недостойно для такого христопродавца как ты. Ну только кастрюлю на плиту поставила!

Злыдень. Подбрасывает он мне тихие радости. Может же редких долбоебов земля израильская рожать... Вот только попробуй облапать меня сейчас, вот только попробуй!
— Ладно, пока отложим эту тему. А что там за скандал был у нас офисе, кукла Лена? Вся бухгалтерия гудит, напрочь забыв о Лукашенко.
— Кладовщицу с АТЦ поймали на воровстве кильки в «Дикси». Ну просто чудо из кустов, блин, Ванессой зовут.
— А чего так?
— Да татарка она, вот и назвали. У них все или Гульнара, или Женеььева какая-нибудь. Женщина достоинств сомнительных на мой взгляд, суховатая.
Нашла себя хахаля маргинального поведения, ну и с ним... Представляешь? Да ты может его знаешь, он у нас там же, в АТЦ, слесарем работает, вахтовик-кубаноид. Не скажу, чтобы сильно умный, скорее даже наоборот. И поддает сурово. Но телом природа его одарила, это есть. Ну и охмурил он ее прямо на складе запчастей.
— Так там на складе вроде и кровати то нет?
— Нету. Так она в заднюю ось от «КАМАЗа» руками уперлась — ну и... Как говорит моя мама: «Голь на выдумки хитра». И как только они... Кладовщица то потом во всем созналась, раскаялась и помогла восстановить события той полной огня ночи.
Единичные умы про это и раньше догадывались, конечно. Но теперь то все на место встало. Про него раньше всякое говорили. Ну, при его то пристрастии к алкоголю. Но я мнение о его яичконедостаточности никогда не разделяла.
— Ты у меня сквозь стены вдишь, кукла Лена. Ну и что теперь?
— А что теперь? Вот собираются инвентаризацию у нее на складе проводить. В своей речи по этому поводу наш гендир кратко, но ярко живописал об особом пути русской цивилизации и тлетворном влиянии Запада, который пропагандирует в России педофилию. А также сообщил, что уже подписал приказ о создании инвентарной комиссии.
— Парочка выбрала неверные ориентиры, кукла Лена, бывает.
— Ты у меня, конечно, не такой видный и башка у тебя седая. Но тебя то не поймали! Хотя ты то, с нашим гендиром, не кильку... Как говорит моя мама: «Евреи, доченька, строят поэзию на трюкачестве».
А ведь у многих это получается плохо. Да не дай Бог! И меня ты не обижаешь — дом у нас полная чаша, попугай вон чирикает.
Поешь, пока теплое. Так что ты там о любви говорил? Перед ним стоит красотка без трагического прошлого, а этот нехристь приуныл чего-то... Даже становится скучно. Ты что, пребываешь в глубоком трауре? Или просто зришь лотоса цветение? Если так дальше пойдет — я могу и деланно в обморок упасть от расстройства...
У нас, в деревне под Рузой, сейчас очень популярны тренинги личностного роста с психологами в рамках ZOOM-семинаров. Вот и моя мама записалась. Там, говорит, это очень рекомендуют в таких случаях. Смотри, нехристь, ситуация более чем серьезная, практически революционная...
— Очарование разных жизненных моментов, кукла Лена....
— Ну наконец-то — воинственная музыка, крепкие мужские объятия, страстные поцелуи становятся все смелее, и смелее... Как это у тебя с пол оборота запускается, обормот...

— Видеть, как бьются канаки в Западном Папуа за свои элементарные права —, я больше не могу, кукла Лена.
***
— Да-а, это была не просто страсть, а гораздо более глубокое чувство. Прямо Гог схватится с Магогом, просто мировой заговор сионистов-масонов какой-то. Опять поразил в очередной раз в самое сердце, христопродавец. Ценю...