September 11th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Михаил Ефремов и его абсансы

— По интернету поползли слух, что Ефремова «отмажут». Для этой цели ему даже уже нашли «редкую болезнь — абсанс».
—В записках одного неграмотного крестьянина вычитала, кукла Лена?
— Ну почему? На сайте «Московского комсомольца» https://www.mk.ru/social/2020/06/14/nazvana-bolezn-kotoraya-pomozhet-mikhailu-efremovu-izbezhat-tyurmy.html
Это, вообще, что такое? Чепуха, небось? Выдрано из контекста самое клубничное, дабы возбудить страсти? Народ то у нас податливый на это дело.
— Отнюдь. Это изумительно глубокая идея на самом деле, кукла Лена. Так что все с этим связанное обещает быть окрыляющим шоу. Абсанс — это один из синдромов эпилепсии. Его еще называют «Малый эпилептический припадок» или «petit mal».
— Да? С целью постановки этого диагноза Ефремова даже собираются отправить на экспертизу в институт им. В. П. Сербского, куда его якобы госпитализируют на месяц. И что?
— В случае, если ему этот диагноз поставят, Ефремову грозит только лишение водительских прав. Речь идет о нарушение второй строчки подпункта пятого параграфа четвертой сноски третьего пункта закона. А это не шутки. Более того, это возмутительный вызов канонам! А ты говоришь «посадят»! Просьба в дальнейшем держать себя в руках, кукла Лена. И выбирать выражения.
— И всё? И с этим он умчится с ним в прекрасное завтра? А что, может он на самом деле болен?
— Этим он точно не болен, кукла Лена. Да, у Ефремова была ужасная проблема со спиртным. И многие этим цинично пользовались в своих низменных целях

Но абсансы не могут возникнуть как осложнение алкоголизма или алкоголизации.
— А ты в этом вообще разбираешься, христопродавец? Или это у тебя опять немножко личное, антисоветское?
— Более чем разбираюсь, кукла Лена. Я знаменитый в среде эпилептологов автор работы «Эпилепсия, абсансы и заикание как возможный психический феномен», которая была опубликована в журнале «Клиническая патофизиология» в первом номере за 2016 год. https://proza.ru/2016/04/15/1000 Там тема абсансов подробно разбирается.
Журнал, кстати, академический. Внутренний рецензенты — седовласые профессора, все такое. Помню, вопросы задавали, уточняли нюансы. Эта статья стала канонической, можно сказать. На нее широко ссылаются и она обильно цитируется.
— Слушай, а абсансы — это что-то объективное? Как этот диагноз ставят?
— Есть такое исследование, называется ЭЭГ (ЭлектроЭнцефалоГрамма). Это прибор, который регистрирует электрическую активность мозга. При проведении этого обследования при наличии абсансов регистрируются очень характерные изменения, которые перепутать невозможно. Сами клинические проявления абсансов также очень характеры. Дебютирует это состояние в возрасте 6-ти лет +/- 1 год...
— Значит, в наглую отмазывают? Опять «Если денег нет — но вы отдыхайте»? А Ефремов из этой ситуации выйдет еже более белым, пушистым и нордическим как снеговик?
— Конечно, кукла Лена. Вне всякого сомнения. Набросятся всей психбольницей и отмажут. Да, действительно, были веские подозрение, что Михаил Ефремов вообще маори. Но, в результате проведения судебной психиатрической экспертизы, они отпали.
А то, что на яркое дарование, в центре нашей столицы, напали озверевшие стражи порядка, как на какого-то негра в Америке — так мы их накажем!
— Борцы с расизмом и полицейской жестокостью оживились и на Среднерусской возвышенности? Понимаю.
— Да, это трудно. Но иначе нельзя — сакральность требует свое. Скажу тебе от лица угнетаемых негров

кукла Лена, что так было всегда. И, с тех пор, ничего не изменилась.
Да, отдельные отщепенцы — а среди нас все еще есть и такие, мутят воду...
— В бассейн что ли опять писают? Ты, нехристь, неисправим.
— Кукла Лена!
— Лапает он меня, конечно. А ты сначала инсулин уколи, поешь с расстановкой — я готовила. Ты же солидный человек, вон какую статью об абсансах накатал. А потом уже в спальню. Послужить, так сказать, священному делу... Сочту за честь!
Маковецкий Михаил Леонидович

Воспитательная беседа

Сегодня моя кукла Лена сказала про нашего гендира такое, что у нас в бухгалтерии подпрыгнули не только впечатлительные от природы бухгалтерши, но и обычно безразличные ко всему неодушевленные предметы.
— ...Мужчина, стоящий с топором в руке в лужи свежей крови на месте зверского убийства. Так мы все оказались под властью человека, маленькие яйца которого... — там было самое невинное. И далее, — Сумасшедшая узбечка 19-ти лет руководит нашей компанией через этого гендира-слабака...
И вот кукла Лена лежит передо мной,

и я ее за это отчитываю...
— ...Ну сказала. Все эти тесты, маски, изоляция... Здесь не чихни, там не... Ну покусилась я на священную корову, подумаешь! И за это ты обижаешь свою содержанку? Мы что, в Индии живем? Ну нервы у меня и расшатались от такой жизни, а ты как думал?
— Я знаю, кукла Лена, что у тебя очень нежная душевная организация. Ну успокойся.
— Кто иногда не дает волю своим чувствам — тот не пьёт шампанское. Ты понял? «Как к содержанке у тебя ко мне претензии есть? — продолжает кукла Лена и тревожно смотрит в даль, — Или ты считаешь, что зря тратишь на меня свои деньги? Этими претензиями ты только толкаешь на неверные движения, учти!...».
— Кукла Лена, завтра выходной — и мы проведем его вместе. В торговом центре.
— Ну, яркий перфоманс создала — сорвалось в суровых условиях полярной ночи, бывает. И потом, они все преувеличивают. Наши бухгалтерши — это женщины, которые понятия не имеют о том, что такое в постели заработать копейку. Об этом однозначно говорят голые факты. Да не лапай ты меня!!! Ну кого ты слушаешь!?
— Я слушаю только тебя, кукла Лена, даже дивизор выключил. Не надо так кричать, любимая...
В ответ, после паузы, кукла Лена интересуется, — не дурак ли я? Или может я хочу, чтобы она, обидным для меня способом, отказала мне в любви!? «Ты, вообще, с кем собрался сойтись в противоборстве, сионист?»
Или ей, наконец, пора избавиться от связанных со мной иллюзий? «Если хочешь — тогда так и скажи!». И она сразу позвонит своей маме... «Но учти, космополит, попугай останется со мной!».
— Кукла Лена, позвони своей маме и скажи, что я спрятал твои валенки и не выпускаю тебя из квартиры....
...Но это все уже вопросы риторические и звучат без асоциального накала, а как оправдание. Чувствуется, что кукла Лена уже осознала свою вину, но еще не может ничего сказать в свое оправдание. А глаза у нее при этом виноватые-виноватые... Хотя наши бухгалтерши обычно называют такой ее взгляд «Блъядским». Но это все из зависти...
— На реальность глаза закрываешь, мировая закулиса. Так знай — если ты сейчас же не заткнешься, — тем временем продолжает кукла Лена, — я отгрызу себе ногу, ты понял? В этом месте кукла Лена приподнимает юбку и показывает мне свои красивые ноги. Это пусть проверенная временем, но замечательная в боях режиссёрская находка. На эти ножки можно смотреть бесконечно...
— В глаза мне смотри! Ты этого добиваешься, христопродавец, его голос звенит, но юбки она не опускает, — Ты же меня, без ноги, выгонишь на мороз, на вечную мерзлоту, я знаю! Тут никаких огней мерцающих надежд у меня уже давно нет...
Ну и что я без тебя и без ноги там делать буду? Далее кукла Лена произносит длинный и прочувственный монолог о разбитых мною мечтах чистой и наивной простой женщины из деревни под Рузой...
— Твоей ноге ничего не грозит, кукла Лена, успокойся. И на вечную мерзлоту я тебя не выкину, уверяю тебя.
— Землю есть будешь? А если выкинешь? Надо мной же вся деревня под Рузой смеяться будет, — при этих словах у нее на глазах заблестели слезы...
А ее слезы для меня уже непосильное переживание. После ее нервных срывов из-за и бурных протестов у меня всегда давление поднимается:
— Кукла Лена, ну извини. Обойдется как-нибудь. Ну что теперь делать? Ну извинишься перед гендировской узбечкой, скажешь, что пошутила по-дружески. Скажи ей: «Мне сложно говорить от переполняющих меня чувств и найти себе оправдание! Я приношу свои извинения». Скажешь?
— Ну скажу. Она все равно мне уже сама сказала, что на меня не обижается. Так что чего уж там.
— Ну вот и хорошо. Да не убивайся ты так, кукла Лена! Знаешь ведь, что люблю я тебя. Да и мама твоя это тебе подтвердить может.
— Любил бы — давно облапил бы меня, что ли. Я и так искорёживалась уже вся. А этот даже меня утешить не хочет, обормот... А мне страшно без тебя, христопродавец...
— А уж как мне плохо без тебя, кукла Лена...
— Ну вот и радостные новости, которые в последнее время стали редкостью. Если хочешь занять, я себя еще тихо виду, но ты этого не ценишь. Вон наш гендир, за городом, ночью, недавно с криком, что его узбечка не хочет оставаться с ним в одном автомобиле, выскочил на дорогу. В пургу. На встречную полосу.
— Слышал. Хорошо хоть, что водитель у нег опытный, среагировал сразу.
— А так знаешь, какие гендир, после этого случая, своей узбечке сережки купил? А вот я тебя вообще не обижаю и практически ничего не прошу. Даже моя мама меня за это хвалит. А ты меня правда любишь?

Ну вот, свершилось наконец — улыбнулся он и по попе шлепнул. Хотя еще выглядит слегка ошарашенным. А еще спрашивают: «Зачем пухленьким мини?».
— Я, кукла Лена, не спрашиваю. Мне понятно.
— Я тебе кофе сейчас принесу, раз тебе понятно. Под свечи и красивую музыку. А как тебе мой новый пеньюарчик, кстати? Нравится? Я его, пожалуй, надену. По-моему, более толстого намека на еще более толстые обстоятельства невозможно даже придумать, обормот. Так уж и быть...