September 13th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Дизельное топливо

Над 7-ой буровой витают подозрения, что там воруют дизельное топливо. И туда послали разбираться начальника Службы Безопасности нашей компании и меня. Я, вообще-то, к этому в принципе не имею никакого отношения. Я — коммерческая служба.
Но наш гендир меня, на правах своего старого друга, попросил разрулить все по-честному. Он в меня, видите ли, верит. Как бывший офицер ОБХСС в бывшего афериста.
Впрочем, наш гендир, который любит говорить: «Я и сам похуесосить бубочку люблю, но...». Ну и, далее, по ситуации. Так вот, он часто видит на два хода вперед. Я в этом убеждался неоднократно. Не зря он вхож в кабинеты.
Дело в том, что у тамошнего бурового мастера имеется конфликт с начальником нашего СБ на почве повара на 7-ой буровой. СБ ее подозревает в хищениях. А их буровой мастер, не взирая на недостачу продуктов, с ней спит... В общем, ситуация несет в себе интригу...
...Дизельное топливо на буровой — это основа основ. Две трети текущих затрат на работающей буровой — это расходы на дизельку. Плюс не менее двух ДЭСок (Передвижных Дизельных Электростанций) мощностью не менее 100 кВт (одна работающая, одна резервная), плюс еще много чего.
Отвечает за расход дизельки дизелист, который ведет журнал учета... А буровой мастер на буровой отвечает вообще за все, как капитан на судне....
Естественно, разбирательства на повышенных тонах: Емкости на прицепах тракторных стоят, но с них дизелька вроде частично слита, в журнале учета дизтоплива не то, чтобы хаос, но... запускали резервную ДЭСку непонятно зачем, причем дважды...
Слушая все это, их поварешка

сначала молчала долго и загадочно. А потом вдруг заплакала тихо и горько. И тут дизелист начал матюгаться по-татарски. Ведя такое дело, их буровой мастер, бычара с центнер весом, впал в бешенство. И сказал начальнику нашего СБ следующее: «Ты папу Карло знаешь? Не знаешь? Так что ты тогда мне тут Муму ебёшь? Буратино он не читал, полено!».
...Возвращаюсь домой за полночь воняя при этом дизельной неимоверно. Усталый как собака и голодный как цуцик. Кукла Лена уже спит.

Стараясь ее не будить, открываю холодильник и хватаю с полок сразу все...
...И тут на кухне появляется кукла Лена. Я, глядя на нее, виновато чавкаю. Молча.
— Закрой холодильник, христопродавец ты царя небесного. Все же на плите стоит, я сейчас подогрею. А ты быстро в душ, и не выходишь оттуда пока не престанешь вонять дизелькой. Ты почему меня не разбудил?
— Я бы тебя разбудил, кукла Лена, когда без тебя было бы не обойтись. А поесть и сам взять могу, — вяло огрызаюсь я и бреду в душ.
— Балабол, — слышится мне в след, — еле ноги волочит, а сам орет, как подстреленная выпь на болоте.
И она права, как всегда:
Выхожу из душа, пахня шампунем «Фиалка». Поел подогретое.
— Моя мама звонила, — сообщает мне кукла Лена. Впрочем, это она мне сообщает почти каждый вечер.
— Ну, и каков ее моральный настрой? Какие мысли тревожат? — я чувствую такую осталось, что мне тяжело поднимать веки. И я обращаюсь с неприличным предложением к своей возлюбленной:
— С этим, кукла Лена, нельзя смириться ни морально, ни этически. Но спать хочется так, что...
— Хочешь отложишь феерию до утра, обормот? Или я тебе сама все сделаю? — халат на ней распахнут, но сама она скептически улыбается, — содержанка я тебе, в конце концов, или не содержанка? И мой священный долг и дальше улучшать твою и без того прекрасную жизнь.
— Предложение низов заманчивое, но верхи уже совсем не могут, — бормочу я и направляюсь к кровати.
— Как я понимаю твои тяжкие мысли, твою печаль, — лицемерно сочувствует мне вслед кукла Лена.
...С ее слов, я тогда захрапел раньше, чем моя голова коснулась подушки.
Маковецкий Михаил Леонидович

Как в старых романах о любви

— ...Да, ты стал моей радостью. Но со слезами на глазах, так что не зазнавайся. Я тогда мучительно искала себя и испытывала томление. Потому что такую женину как я, в реалиях деревни под Рузой, в принципе припарковать просто некуда!
— Да уж. Там у вас всё, что взлетает, автоматчики идет нахуй. Помню, кукла Лена.
— Нет, ты не думай, мы там хорошо жили, спокойно так, по совести. У нас даже в школе математика не преподавалась. Ну, чтобы не травмировать психику учащихся. Представляешь?
— Конечно, кукла Лена. У нас, в коммерческом отделе, есть сотрудница, да ты ее знаешь. Так вот она все время жалуется на свою низкую зарплату и объясняет это обстоятельство своей маленькой грудью.
— Ну дак а чего ж она хотела?
— Но ты у меня не такая, кукла Лена!
— У-у-у, нашел с кем меня

сравнивать. Христопродавец!
— Извини, кукла Лена. Ну не подумал, сгоряча брякнул.
— Так вот. А тут ты — со своим задним сидением УАЗа Патриота. Борец за идеалы сионизма из Нового Уренгоя с охрененной биографией. Настоящий испорченный ребенок Запада.
— Уже зрелый, но еще не загнивающий. Тут ты права, кукла Лена. «Мужчина в самом расцвете лет», — как писали в старых романах о любви.
— Да ладно тебе врать то! Вот ты все время пытаешься мне доказать, что ты не бандит, а филантроп и меценат. Обычно упражняясь в этом на мне после рабочего дня. Ну и зря! Я тебя люблю такого, какой ты есть, космополит безродный.
— А уж как я люблю тебя, кукла Лена! Ты же у меня такая непредсказуемая — красивая длинная ножка, чулочный пояс, а там спрятанный пистолет ТТ и две обоймы... Все как в старых романах о любви. А работа то у меня, сама знаешь какая нервная. А домой, бывало, придешь — а там ты меня просто собою завораживаешь...
Другой раз, глядя на прекрасный закат над тундрой и рассуждая со мной о видах на урожай в деревне под Рузой, ты, кукла Лена...
— А уж, ты — точно совершенно особый персонаж в нашей патриархальной действительности. Нет, сначала я тебя восприняла легкомысленно. «Так, две копейки на раз покушать», — думала. Но потом, когда ты перевел мне первый раз деньги на карточку...
«Угомонился бы он, что ли, — думала я тогда, — А то, с таким-то образом жизни, да еще при его то обрезании, в конечном итоге он будет убит стрелой при контакте с племенем каннибалов в джунглях Амазонии. Ну и куда я без него? С ним то мне спокойно, уютно как-то».
— Я помню, кукла Лена — Ясс механизма койлтюбинга тогда ушел. Да еще без рассрочки. И все исключительно благодаря тебе. Я, признаться, был от этого просто в ауте.
— Тем более, что у меня тогда был парень, помню. Так у него не то, что фамилию, имя хъуй выговоришь без шпаргалки! Все в Сирию меня звал, за ИГИЛ воевать. А ты хоть на русском говорил без акцента. Не по-русски, конечно, но красиво.
— «Но в эту тяжелую минуту ей протянул свое крепкую руку помощи благородный рыцарь с пейсами. И с лицом воплощенной невинности», — как в старинных романах о любви пишут, кукла Лена. Подставил свое надежное плечо в трудную минуту.
— Во-во. Сделал ты мне предложение руки, сердца и других релевантных органов очень вовремя. И мама тогда мой выбор одобрила. Уж очень ей твой УАЗ Патриот в душу запал: «Ты в военные конфликты то не лезь, доченька, не твое это. Лучше выбирай свою нишу при крепких хозяйственниках. Тоже, конечно... Но с ними все же как-то спокойнее.».
— Твоя мама мудрейшая женщина, кукла Лена. Ты ею можешь гордиться. Да что там ты — вся деревня под Рузой!
— Ну тогда я, как мама то это сказала, и заходила вся ходуном, предвкушая! Ну а ты-то, не будь дураком, действовал ситуативно и воспользовался моей сиюминутной слабостью по полной программе.
— Так это и понятно, кукла Лена. Ты вон какая! Как в старых романах о любви.
— Всё, сука, сделал так последовательно (тихо так, как-бы между строк) — что не успела я глазом моргнуть, как уде ноги раздвинула! В изнеможении.
— Так это была любовь, кукла Лена. Большое светлое чувство.
— Да читала я! Потому так все сразу и поняла. Конечно, думаю, девки у него в голове, но это ладно. Но ведь и попугаи какие-то экзотические!

И рынок какой-то на островах Карибского моря, небось невольничий... То ли это все возрастное, думала, то ли еще что… «Но, главное — не заразное», так мне мама сказала.
А ты, с тех пор, и пользуешься ты моей сиюминутной слабостью каждую ночь, мировая закулиса, как заведенный. А в выходные дни вообще в любое время лезешь, как только я тебе на глаза попадаю. Это я к тому, что моя мама звонила, деньги на карточку зашли, говорит. Так что все в порядке.
Лапает он меня, конечно... да лапай, пожалуйста, я разве говорю чего? Поешь только сначала, пока теплое...