September 16th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Как это делается в Новом Уренгое

— Мне мой бывший муж звонил, отец Антошки. Говорит, подрабатывает бомбилой. Возит в полумрак дам полусвета. Ну, с вокзала в Рузе, где я раньше работала.
— Ты оттуда уволилась, кукла Лена.
— Угу. Сделала блестящую карьеру, пошла на повышение, и доросла до должности твоей содержанки.
— Тебя с этим можно только поздравить, кукла Лена. Как и меня, впрочем.
— Сейчас, говорит, очень востребованы услуги женщин с низкой социальной ответственностью. Как и героин.
— Вот они, гримасы самоизоляции, кукла Лена. А при чем тут героин он тебе не рассказывал?
— А что, самоизоляция — это повод для отказа от радостей секса? Мой муж, заодно, работает и закладчиком наркотиков. А с выпивкой он завязал, представляешь?
— Ну и?
— Говорит, что хочет приехать в Новый Уренгой и меня у тебя забрать.
— А ты сама что по этому поводу думаешь, кукла Лена?
— Он же меня сразу под клиентов начнет подкладывать. Ну, как раньше. А мне сейчас этот вариант как-то... Приучил ты меня, космополит, к уютному благополучию, попугаю на кузне. Я боюсь от тебя уходить. Загипнотизировал ты меня, христопродавец

— Не хочешь — не уходи. Сиди, где сидишь, кукла Лена. А еще лучше — лежи.
— Та-ак. Не хотела я травмировать тебя нелицеприятной правдой, но придется. Он же бешенный. Совсем отеханный. Ты его не боишься? Зря! И не питай еврейских иллюзий, что круче вас — только яйца.
— Отмороженных у нас тут, на Крайнем Севере, любят. А ты ему рассказывала, кукла Лена, о моей кошерной саперной лопате?
— Не думаю, что она тебе поможет. Разве что могилу себе вырыть.
— А вот я бы не стал недооценивать достоинства саперной лопаты, кукла Лена. Но, впрочем, она мне действительно не понабиться.
Твой муж не бросил пить. Он перешел с алкоголя на героин, можешь мне поверить как психиатру. И тебя на него подсадит, если ты к нему уйдешь. И твоя мама это сразу поняла, поэтому мне и позвонила.
Поэтому ты от меня не уйдешь. Никуда и никогда.
— Откуда такая уверенность? Я бы скала, глубокая убеждённость?
— А что станет с твоим маленьким сыном и больной матерью, когда меня не будет, а ты будешь наркоманкой? Ты об этом подумала, кукла Лена?
— За меня есть кому подумать, как я посмотрю. Но тут ты прав, конечно. Денег у нас в деревне под Рузой теперь не заработать совсем. Люди даже их запах забыли. У нас в деревне есть один магазин. Так его хозяйка дошла до точки, чтобы сдавать в ломбард свои украшения.
— Твои деньги пахнет мною, кукла Лена. А какие украшения ты хочешь, чтобы я тебе на них купил?
— Все это я давно поняла и приняла к сведению. И про запах, и про украшения. Обещал, обещал, на оленях катал. А потом вдруг взял и женился. Я и моргнуть не успела. Суровая история любви Малых народов Севера. Ну это ладно, а что вы сейчас надумали?
— Твоего мужа задержат еще в аэропорту Нового Уренгоя в момент нолучения багажа. В его багаже, естественно, найдут героин...
— Почему ты так думаешь?
— Он наркоман, без дозы не может — его ломать начнет. В Новом Уренгое у него никаких связей нет. А герыч в ТЦ «Солнечный» в продуктовом не купишь. Значит — надо вести с собой.
— А чего это вдруг его обыщут?
— Когда он спросил твой телефон у твоей мамы — она сразу поняла зачем. И позвонила мне. А я пошел к нашему гендиру.
— Руководствовался при этом вовсе не половыми побуждениями?
— Естественно. Я сказал гендиру с прямотой Павки Корчагина, что ты мне нужна для заключения договоров. И что без тебя работа коммерческой службы нашей компании встанет.
Гендир позвал руководителя Службы Безопасности нашей компании. Тот бывший мент при больших чинах. Естественно, Новоуренгойская полиция у него на связи.
— Как она на связи с начальниками СБ всех крупных компаний города?
— Естественно, кукла Лена. Правильно выстроена вертикаль власти — основа основ. Главная скрепа.
— Скрепали, блин.
— О фантастических достижения нашего гендира можно рассказывать долго, кукла Лена.
— Хватит о нашем выдающемся во всех смыслах гендире. Дальше говори. Только учти, речами твоими, заряженными патриотизмом, а также надеждой и верой в светлое будущее я сыта по горло. Так что говори ясно и по делу.
— Начальник нашей СБ и обрисовал мне то, что я тебе рассказал. Так что в аэропорту Нового Уренгоя твоего мужа ждут.
— Моя мама так и поняла.
— Что именно она поняла?
— Моя мама пошла к его матери и сказала: «Ее нынешний нехристь — блатной. Настоящий, с традициями, еще с советских времен. Твой сын против него — шавка. Если они пересекутся — кривоносый его по стенке размажет. И это по самой гуманной оценке. Он же с моей Ленки пылинки сдувает, дышит при ней прерывисто».
— Твоя мама мудрая женщина, кукла Лена.
— А не прихлопнуть ли нам всю эту историю с моим бывшим мужем тяжелой могильной плитой, как думаешь? Ты мне все так хорошо объяснил, что я всем своим сердцем поверила в это. После чего у меня и отпали всякие сомнения.
Тем более, что я — мать-одиночка, и всю жизнь поддерживала коммунистическую партию. А ты подумал, что собралась от тебя уйти!? Да как ты мог! Эти обвинения, при всей своей смехотворности, меня очень обижают.
— Я подумал, чтобы ты этого никогда не смогла сделать, кукла Лена.
— Смотри у меня! Я сейчас пойду, пеньюар надену, минута. Ну что ты на меня уставился? Пляж в Израиле вспомнил?

— Смотрю я на тебя, кукла Лена, и во всем моем теле поднимается какая-то волнующая нега.
— Тебе что приготовить, нега у него поднимается? И вообще, я так стараюсь, а на меня сыпется от тебя одна критика. Ты что, меня уже совсем не любишь, мировая закулиса?..
Маковецкий Михаил Леонидович

Лирические стихи о Ленине

Вчера куклу Лену было просто не унять. Она, с большим чувством, декламировала стихи... при всем параде ее телесных богатств. И это было прекрасно!

Люд честной, сплоти ряды тесней!
Руки прочь от Ленина, засранцы,
Сталина — обратно в Мавзолей!
Ёбъанный вы в рот американцы.

— Какой стих духоподъёмный, кукла Лена. Одна сплошная скрепа! Что, опять звучат песни прошлых лет? Это настолько потрясающе, что у меня даже слезы на глазах выступили. От волнения! Но я сейчас хочу поговорить не о вековых устоях...
— Да нет, это моя мама по Скайпу звонила. Стих она написала лирический, представляешь? Событиями вокруг Мавзолея навеяло. Всю ночь не спала — рифмы подбирала! К утру только и забылась...
— Ну и как там, в древне под Рузой? Если прозой?
— Главное, что случилось в деревне под Рузой, так это то, что мне от тебя деньги на карточку зашли. Это если деревенской прозой. Ручища то не распуская, заговор ты жидо-масонский.
— Скромный представитель Малых народов Севера необразованный, кукла Лена. Ну что с меня взять то, какие ручища? У меня ж одно северное сияние на уме!
— И на мою маму не наезжай, христопродавец! Ну что за чисто еврейская манера обзывать людей, которые прямо в глаза говорят им чистую правду!
— А что евреи, кукла Лена? Немногие, к примеру, знают, что песня «Ой, цветёт калина» написана Исааком Дунаевским и Михаилом Исаковским и не является народной. И что?
— И то, что знаю я вас, клеветников, стих ему не понравился, виды на урожай его интересуют.... Каюр обрезанный. Угомонись.
— Ну обрезанный, но при чем тут стих? Твой голос, кукла Лена — это для меня пенье фей, наглотавшихся жаворонков. Так за душу берет, зазнобушка ты моя! Дай я тебя за это поцелую...
— Это что тут ты делать собрался, нехристь царя небесного?

Уставился он на меня плотоядным взглядом. Поцелует он меня, держи карман шире. И не вздумай. Ну только плиту включила! Сиди уже. где сидишь...

Он, в глухую ночь, из Мавзолея
Выбросил священный гроб Вождя...

— Я достаточно долго молчал, кукла Лена, но больше скрывать это от тебя... А может твоя мама плохо себя чувствует, но тебя волновать не хочет? Чего-то тревожно мне как-то. «Священный гроб»... ой, не к добру это, точно коронавирус! Случай, скажи ей, чтоб к платному врачу сходила. Я заплачу, ну намекни ей тактично...
— Когда на своего мужчину можно возложишь финансовые заботы — так хорошо сразу становится!
— Благостно, кукла Лена. Только ты меня не благодари. Давай ка я тебя лучше за это поцелую...
— Совсем привёл меня в трепет, прямо аж ноги подкашиваются! Ну ты иной раз как бабахнешь, мировая закулиса, от нехер то делать... Хоть раком стой, хоть падай в обморок! И солидно так говорит, с глубоким пониманием.... Христопродавец! Да тьфу на тебя за это!
— Так люблю я тебя Лена, переживаю. Вот сердце то и ноет.
— Угу, переживает он. Надругаться над мощами вождя мирового пролетариата норовишь — ну не можете вы без этого. Сестер своих обнимай у входа в Храм Гроба Господня

А от меня отстань пока — не видишь, у меня кастрюля булькает? Вот уж... Ладно, а с мамой я поговорю. Ну и ты не лапай меня пока! Тем более за это... Все б в краску меня вгонять, ёб...

Вой стоит. Визжат христопродавцы!
С каждым днем пронзительней и злей...

— Кукла Лена, пожалуйста не затягивай. Не буду церемониться с правдой и скажу тебе прямо. Если христопродавцы встают дружными колоннами, причем все это в стихах — то тут прогноз плохой, не могу это от тебя скрывать, кукла Лена. Как-то мне неспокойно что-то.
— Угу. ...А потом в баньку, как завещал великий Батька. Ну мне то уж не ври! Надо же, достукалась, впал он в трогательные рассуждения! Подобно троянскому коню скрывает от меня свои зловещие замыслы. Да все, что тебя беспокоит — это величавая задница и прочая колхозная эстетика — девушка с веслом, но без трусов. А то я тебя не знаю, обормота.
— Что за женщина и почему без трусов? И при чем тут весло? Не понимаю. Заинтриговала ты меня, кукла Лена.
— Без трусов — потому что ну когда я тебе отказывала то? Ласкаешь тут его ненасытное эго, ласкаешь... Да уже все готово, поешь только. Фея, жаворонки... Ты, вроде, делать со мной собирался что-то, обормот? Или как, о стихах продолжим?