October 3rd, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Сон в зимнюю полярную ночь

— Он сидит на Ямбурге, а я тут оказалась брошенной на произвол судьбы. Э-эх, так растоптаны мои фундаментальные права как твоей содержанки!
Пользуясь эпидемией, решил стать неуловимым, христопродавец? Не выйдет! Моя мама говорит: «Еврей — это социопат просто по факту своего существования». И она права!
— Евреи, кукла Лена, призваны доносить миру правду! Так своей маме и передай, когда позвонит.
— Евреи не способны понять, что шутить с простой женщиной из народа не надо. А то можно получить в морду.

На мою маму он наезжает.
— Кукла Лена, у тебя уже губы дрожат — но ты несправедлива. А знаешь, кстати, как я по тебе скучал? Ты мне снилась даже.
— Угу, печалился он горько, аж трясло всего. А у меня ничего не дрожит, целует он меня. Что-то с сексом связанное, небось, снилось? Я же для тебя...
— Снилось как ты кормишь нашего попугая, кукла Лена

— Как я попугая кормлю снилось? Огненной воды перепил, что ли? Учти, обормот, я настроена жёстко и смело отстаивать свои права вообще и в постели в частности... И стразу меня лапать! Хоть слово «кровать» не говори. А мне одной страшно было. Я скучала по тебе.
— Правда, кукла Лена?
— Ну да. Кормила попугая и скучала. Живу тут унылыми буднями рабыни Изауры. Как возле, пардон, параши:
Холодно, тебя нет — из квартире не выйдешь. Он в клетке. И я как в клетке. А время то сейчас карантинное, не простое — этот коронавирус ужасен. Вон, по телевизору сравнивали соглашение ОПЕК+ с Брестским миром! Пиздец лютейший в общем. Это когда Ледовое побоище было, что ли?
— Нет, побоище раньше было. Но, в целом, очень правильные слова, кукла Лена. Очень. А поехать ли нам в «Солнечный», кукла Лена? Купим там что-нибудь вкусненькое, тебе какую-нибудь игрушку, погуляем.
И еще, это важно. Да, коронавирус. Да, доживут до того светлого времени не все...
— Ой, Господи! Спаси и сохрани! Не-ет, пора разобраться с этими негодяями.
— ...Но! После этого трудного периода испытаний, хочу пожелать твоей маме твердости, кукла Лена. Чтобы она могла преодолеть те бурные волны, которые вздымаются на ее тернистом пути в деревне под Рузой. С Божьей помощью! Аллах ахбар (Блин, не сдержался. А ведь так хорошо начал!).
— Какой еше Аллах ахбар!? Вот нехристь же! И не лапай меня. Евреев законов не соблюдают, но прав требуют. Как же, только на глаза попадись ему.
А моя мама о твоём же благе думает.
— В эти тяжелые для деревни под Рузой дни. Я это очень ценю, кукла Лена. Очень! И хочу, чтобы во весь голос прозвучали слова благодарности...
— Опять он намекает, что деньги мне на карточку переводит. Ну не масон ты после этого? Да я-то помню! Кристально мне ясна суть нашей сделки, нехристь. Я — твоя содержанка. Твоя правая рука и длинная нога, сам говорил.
Юбку он мне задирает. Снова вернул насущное на повестку дня, финансовый ты парфюмер. Длинная нога, длинная, убедился?
— Убедился, что я люблю тебя, кукла Лена.
— Убедился он, сионист. А что ж тогда ты бросил меня одну тут? И продукты кончаются... ты меня вечером на кухне лапать полезешь, а мне тебя и кормить нечем. Нельзя путать служение с бизнесом, мировая ты закулиса.
— !?
— Чего вытаращился? Так однажды наш гендир сказал, хорошая фраза, сам говорил.
— Да, кукла Лена. Наш гендир — великолепный лидер, настоящее знамя компании. Но ты все равно лучше и красивее его узбечки.
— А ты, хотя мне и платить, конечно, но, кроме того, мне без тебя боязно. Бросает он меня. Сейчас я оденусь.
Или... если хочешь, конечно... Ну, в свете всех этих печальных обстоятельств. Ты же соскучился по мне... я же понимаю, не девочка...
Маковецкий Михаил Леонидович

Владимир Ильич, хотите поганку?

Картина народного художника республики Саха Нибелунга Аванесяна «Владимир Ильич, хотите поганку?», музей народного творчества Малых народов Севера

— На мой взгляд, кукла Лена, это полотно маститого мастера не просто берущее за душу, но и заставляющее нас еще раз глубоко задуматься о незыблемых ценностях.
— Угу. Не только о них, но и вообще о сырой земле. Причем со всей серьезностью.
— Своей картиной, кукла Лена, маститый живописец как бы говорит взыскательному зрителю о том, что, если бы не любопытные дураки, мы бы так и не узнали, какие грибы бывают ядовитыми. Ведь в полотне явственно слышны гнев, ярость, праведный гнев, обличение наших врагов на Западе... Неужели ты ко всему этому остаёшься глухой, кукла Лена?
Но кукла Лена не видит в картине никакого воспитательного посыла подрастающему поколению и вообще, полотно ей не нравится. Как и вся атмосфера музея народного творческого Малых народов Севера:
— ...Угу. Пропала кошка — вот такие пироги. Что-то в тебе фатально сломалось, христопродавец. Да, седой. Но ведь еще недавно такой был бодрячок — глядя на меня, ему весь Новый Уренгой завидовал. У человека была устойчивая репутация, мол, как он ляжки раздвигает то умело....
А тут вдруг на посконную Лениниану его потянуло. А это уже признак старости и запах дома Престарелых. Ищешь в склерозе спасение от свинцовых тяжестей современной жизни? Я за Вас уже стесняюсь. Где Вы все время витаете?
Или просто собрался бросить меня, простую женщину из деревни под Рузой, без ласки и материальной поддержки на фоне неутешительных прогнозов и безрадостных перспектив? Ну ничего, мировая закулиса, придем домой — я тебе устрою! Тебе бледная поганка деликатесом покажется....
Последняя фраза кукла Лены прозвучала слишком громко для строгой и торжественной обстановки музея, а потому вызвала реплику зала:
— Какая суровая девушка! Думаю, она не может себе представить жизнь без изысканных перверсий. Конечно, с такой-то внешностью... Вывезли гадину для скрещивания с жидо-масонами в секретном питомнике на Рублёвке....
Оборачиваюсь. Взгляд стоящей за нами сердитой дамы дышит справедливым негодованием. Думаю, в постели она когда-то слыла адептом дендро-стиля и пахнула морепродуктами....
К счастью, кукла Лена не знает глубинного смысла слова «перверсии». По крайней мере, во всем его многообразии. А к возмущенным замечаниям из зала относительно своей внешности она привыкла еще класса с девятого...
Потому кукла Лена высокомерно оставляет реплику возмущенной дамы без внимания и продолжает упорно гнуть свою линию:
— Ты космополит, больше мне об этой картине не напоминай, особенно вечером. А то, при моей то впечатлительности, ночью мне может приснилась овчарня для коз...
Пользуясь случаям, нежно обнимаю куклу Лену за талию. Но она, уже войдя в раж, яростно продолжает сокрушать основы:
— Какой праздник души и пир духа! Известный разоблачитель всех времен и народов, народный художник республики Саха Нибелунг Аванесян, этот живучий правдоискатель, решил, наконец, приоткрыть завесу тайны...
Целую куклу Лену в румяную щеку.
— Совсем сдурел? Ты же знаешь, что я не люблю этого на людях...
— Кукла Лена, здесь душно, пошли отсюда. Лучше давай, действуя строго в духе Торы, поедем в торговый центр, там погуляем, я куплю тебе какую-нибудь игрушку. Потом поедем домой, где нас ждет попугай...А в финале, в спальне, я приоткрою завесу тайны...
— Так ты же сам меня в этот музей притащил! А я девушка мягкая, послушная, слово попрёк кровати вымолвить боюсь, сразу, потупив взгляд, румянцем заливаюсь...
— Ну ошибся, бывает! Кто не домогается женщин — тот е ошибается.
— Как дам сейчас!
— Конечно дашь, но не сейчас, кукла Лена. А сейчас обещаю все загладить и искупить свою вину в Торговом центре «Солнечный. Потому что именно это — столбовая дорога к счастью...
— Как скажешь, милый. Ты у меня, слава Богу, мужчина любвеобильный, хотя Мюнхгаузен из тебя так и прёт. А что ты мне купишь...
Маковецкий Михаил Леонидович

Литературный перевод

— Ты зачем написал на своей визитке «Представитель малых народов Севера. Консультант Иванки и Меланьи Трамп по вопросам Арктики и Антарктики», сионист чертов? Во мне этот текст вызывает сильный ропот. Совершенно очевидно, что на этом твоя карьера чукче-еврея подойдет к ужасному концу. Причем, если ты мечтаешь о тихом угасании в теплой постели — это у тебя не получится, так и знай.
Тебя убьют или посадят, но это ладно. А со мной что будет? Ты об этом подумал, жидо-масонский заговорщик? Ведь у меня на руках сын-школьник и больная мама…
— Кукла Лена, прекрати плакать. Вид огромной слезы, катящихся по румяной щеке, с младых ногтей больно ранит мне душу. Максимум, если будут проверять, то я скажу, что фраза на визитке вырвана из контекста. А так же обусловлена ошибкой перевода с ханты-мансийского языка. Это бывает. Приведу пример.
Трагическую ошибку, повлиявшую на весь дальнейший ход христианской теологической мысли, совершил 1700 лет назад духовный отец всех переводчиков — блаженный Иероним. Он переводил ТАНАХ (Ветхий Завет) на вульгату (разговорную латынь). Причем переводил хорошо, но несколько формально.
В частности, слово קֶרֶן (керен) он перевел как «рог». Хотя, в данном контексте, его нужно перевести как «луч». Именно такое значение оно здесь имеет. Эти слова являются омо́нимами — то есть одинаковые по написанию и звучанию, но разные по значению.
И в этом случае такой перевод был бы по своей сути неправилен. Дело в том, что здесь имеет место литературная метафора. Поэтому литературный, то есть правильный по сути, перевод говорил о том, что лицо Моисея «лучилось». А вовсе не о том, что Моисей спустился с горы Синай украшенный ветвистыми рогами. На счет рогов у Моисея Иероним фатально заблуждался
Евреи христианам на эту забавную неточность неоднократно указывали, но христиане уперлись рогом, и переубедить их совершенно невозможно и по сию пору. Поэтому, в частности, создавая для базилики Сан-Пьетро-ин-Винколи (Св. Пётр в веригах) в Риме статую Моисея, Микеланджело изваял Моисея с рожками над высоким мудрым еврейским лбом.
Могу привести другой, не менее трагический случай, вызванный ошибочным переводом, который произошел лично со мной. Как ты знаешь, кукла Лена, я служил в двух армиях — советской и израильской. Во время службы в советской армии я в переводе не ошибался, так как это было очень давно

Да и никакого другого языка, кроме русского, я тогда не знал, а потому переводами не занимался. Во время же службы в израильской армии я уже знал и иврит, но недостаточно хорошо…
…На занятиях по токсикологии нам был задан вопрос: «Кто знает признаки отравления угарным газом?»
Я был преисполнен желания сообщить, что при отравлении этим коварным газом без цвета и запаха губы пострадавшего приобретают характерный «цвет спелой вишни». На иврите «вишня» — דובדבן (дувдуван) . А «клитор» — דַגדְגָן (дугдеган)…
Да при том еще и спелый. Как я мог перепутать!?
— Убрал руки, обормот! И потом, ты почему сказал моей маме, что старую коммунистку пора отправить на кетчуп, христопродавец?
— А что, ты мне предложишь выпускаться монеты с ее изображением? Опять старая коммунистка на нас прет как бык на тореадора. Зачем она опять превратно отозвалась о наших с тобой отношениях в беседе на лавочке перед подъездом? Употребляя само понятие «еврей» в отрицательной коннотации, ****ь такая.
— Это как?
— Обозвала тебя шлюхой и жидовской подстилкой. А еще сказала, что «Евреи часто прекрасно знают язык и культуру народов, среди которых они живут. Плохо только, что при этом они считают ее своей собственной. А это уже плохо, опасно и радоваться тут нечему. Так что такие евреи нам не нужны».
Да тут отправить ее на кетчуп даже недостаточно. Меня просто трясет от гнева…
— Тоже мне, еврей интеллигентный. Знаю я, от чего тебе под вечер трясет, обормот. Хорошо знаю.
— Фраза «интеллигентный еврей», кукла Лена — это тавтология. Масло масляное…
— Да иду уже, иду. На кухне просто должно быть все ясно. Без этих ваших выкрутасов заумных, жидо-маосонских. Не «кориандр», а кинза. Не «чабрец», а тимьян. И не «чиа», а «семена шалфея». Кус-кус ваш израильский— это, всего лишь, манка. А манка — это наша русская пшенка, только мелко помолотая. Понял, Пастернак ты чертов, он же сельдерей?
Нет, чтобы грозно скомандовать, как и положено солдату двух непобедимых армий, «Стоять! Бояться!».
И я все пойму, не маленькая. Оробею сразу, плиту выключить и бегом в спальню.