October 12th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Вставить чип

— ...Да ты у меня хороший, хоть и нехристь. Максимум, когда выпивший, на меня бескозырку с надписью «Мертвое море» нацепишь

Или там халат снимешь. Но это вообще святое. А так, вообще, ты меня жалеешь.
— Это ты к чему сказала, кукла Лена? Что тебе купить надо, я так и не понял?
— Да при чем тут.... Наш гендир свою узбечку декламировать с большим душевным подъемом заставил, извращенец:

Взвейтесь кострами,
Бочки с бензином!
Мы пионеры,
Дети грузинов!

Причем пять раз подряд. Что-то там не так она ему сделала. А что это за стих?
— «Мцыри» Лермонтова. Давай поспим.
— Об этом вся бухгалтерия только и говорит, а ему лишь бы дрыхнуть. И никакой коронавирус нашего гендира не берет, что обидно. Когда же, наконец, его укусит заболевшая эболой обезьянка, что ли.
А еще он обещал загнать ей микрочип в задницу, если она не образумиться. Она всю ночь проревела, бедняжка...
— А что, его узбечка любит поэзию? А я и не знал.
— Нет, ты совсем меня не слушаешь. Я кого спрашиваю: «Чип в попу — это больно? Или это так, как сережка в пупок?». А он про поэзию какую-то ахинею несет. Христопродавец!
— Кукла Лена, давай поспим, я устал. А ты себе чип в попу вставить хочешь, что ли?
— Я-я!? Да хочешь — вставляй, мне то что. Безропотно самоизолировались с тобой под одеялом и лежу тихонько. Любой каприз за ваши деньги. Сейчас вообще это в тренде, все своим содержанкам чип вставляют в разные места. Извергает он потоки красноречия на мою бедную голову — а что я попросила такого?
Вон, наш гендир, к примеру, своей узбечке обещал. А мы с ней подружки

У нее будет — а я чем хуже? Она чего-то стесняется, дурочка. Вот быдло перелётное — в голове потрясающая пустота! А что тут такого? Кто, кроме нашего гендира, об этом знать то будет? Ее личное дело и, вообще, для порядка с чипом лучше. Для самоорганизации.
У нас, в Новом Уренгое, тоже студию для вставления чипов открыли на Тундровой. Только в сосок я боюсь, честно тебе скажу. Пусть сначала какая-нибудь бухгалтерша себе вставит, а я посмотрю. А так как-то боязно. Что думаешь? Да не спи ты!
— В сосок точно не надо, кукла Лена.
— А что, раввины не размешают? А вот у нас, в деревне под Рузой, шопинг всегда в тренде....
Ай, шлёпнул он меня. Простую женщину из народа. Да куда хочешь вставляй, мне то что? В сосок я и сама не хочу.
— Никуда не хочу тебе чип вставлять, кукла Лена. А вот спать хочу.
— Денег тебе на меня жалко? Тогда так и скажи без всякого иврита, понятным русским языком. А то шепчет мне на ушко что-то развратное. Слушай, а говорят, что возле Нью-Йоркской биржи стоит бронзовый бык, можно сказать волшебный. И существует поверье, что, если этому быку потереть яйца — ты непременно разбогатеешь. Это правда?
— Это известие, кукла Лена. Дай поспать. Знаешь, как я сегодня измотался?
— Понимаю, конечно. Представитель Малых народов Севера — гордый обладатель 10 пакетов гречи и трех банок тушенки. Откуда у тебя деньги? Да-а, так амбиции побеждают нравственные ценности.
— Два чипа тебе вставим, кукла Лена. И в правую, и в левую ягодицу. Причем в левую со стразами. Мне для тебя ничего не жалко, потому что я тебя люблю. Но завтра. А сейчас, если ты не дашь мне поспать... Декларировать тебе «Дядю Степу» сегодня, кукла Лена. Причем пять раз.
— Да спи, спи — я же для него стараюсь. А ты... сеет он тут ненужную истерию и панику, руку на меня поднял... Я на тебя обиделась.
Ну конечно, я так и думала, у тебя одно на уме. Да куда я денусь, содержанка твоя бесправная, давай конечно... А завтра в эту студию, на Тундровой, поедем? Ты обещаешь? Если ты скажешь — я поневоле это сделаю...
Маковецкий Михаил Леонидович

Главный принцип маркетинга

— ...«Раздвинув ветви леса», я имела ввиду. Причем тут мои ноги? Слушай, сейчас сериал начинается. Женщина выписалась из роддома с новорожденной дочкой. А дома вдруг обнаруживается, что это не дочка Наташа, а сын Соломон. Смотреть будешь?
— Нет.
— На аргументы он отвечает тем, что сразу меняет тему. Занимаешься тут с ним бытовой проституцией, всю душу в работу вкладываешь, а этот... Христопродавец!
Ну начинается, надулся он. Без тебя же от меня перья одни останутся при всей моей красоте, так что перестань.
Лучше расскажи мне, а как тебе вообще пришло в голову использовать меня как отбойный молоток в переговорах с нашими потенциальными контрагентами?
— «На рекламе женское тело должно присутствовать всегда, даже если рекламируются услуги мужского монастыря». Это основной закон маркетинга, который строится сугубо на биологии, кукла Лена. Так как я работал психиатром, мне приходилась учить и психологию, пусть и поверхностно, так что это я просто знал.
— Угу. Да ты, христопродавец, святой человек и провидец, оказывается. Сразу после твоей смерти, безо всякой видимой причины, забеременеют сразу три женщины, вот увидишь!
— Мужчина, кукла Лена, согласно заложенному в него основному инстинкту, заточен на трату ресурсов (то есть денег в нашем случае) для приобретения женщины. Поэтому суть любой рекламы — внушить мужчине, на подсознательном уровне, что, тратя деньги на рекламируемый товар (или услугу), он их тратит их на вожделенную женщину.
— Ах вот почему ты переводишь мне деньги на карточку за проникновение в мое лоно? А я-то, чистая и наивная, думала... Так мужчины помогают бездомным и обездоленным. Это предусмотрено самой матерью-природой оказывается, надо же!
— На этом постулате построена вся маркетология как наука, кукла Лена. Это ее теоретический фундамент.
— Ну начинается! «Наука маркетология», «Вскрытие политического трупа показало...», «Право нации на премию Дарвина». Ой, какая щемящая душу новость! А в лоб ложкой не хочешь?
— Все остальные теории и приемы маркетологи — это способы прикладного воплощения этого постулата в жизнь.
— Какой цинизм! Так в этом жестоком мире происходит обесценивание самого недостижимого.
— В нашем случае это выражается в следующем, кукла Лена. Наш клиент штучный, а аренда какого-нибудь седельного тягача — трата денег серьёзная, но однократная. Поэтому и использования против него главного инструмента маркетинга должно строится на индивидуальной, настроенной только под него основе.
— Пронзительно он высказался. Просто разложил всю меня по полочкам. Я на тебя обижалась!
— Теперь, что касается тебя. Поэтому лучше всего рекламировать нашу буровую технику при непосредственных переговорах с потенциальным контрагентом с участием такой красивой женщины

как ты, кукла Лена. Так что ничего хитрого, просто надо знать основы своей профессии. Плюс к этому эта работа мне нравится, потому что я тебя люблю.
— Любит он меня. Это все было бы ничего, если бы не твои бесконечные нотации. «Рукавом не утираться, ногами не болтать и вообще вести себя интеллигентно...». А если у меня душа требует?
— А знание своей профессии, помноженное на любовь к своей работе, является залогом успеха, кукла Лена. Так что все просто, на самом деле.
— Как жаль, что наши контрагенты, эти рукожопые инвалидные калечные двуногие недоразумения, не всегда осознают всё величие твоей теории. И не берут у нас в аренду нашу буровую спецтехнику. И это не смотря на всю мою красоту!
— Так поступают только трагические ошибки природы, кукла Лена, умученные полярными зимами и вечной мерзлотой.
Но я-то не такой!

Поэтому, с характерной для Израиля внутренней силой и внешней несокрушимостью...
— Ой, да у тебя этим любая тема заканчивается... Аж стихами он заговорил от возбуждения, патриотический литературовед в штатском. И лицо у него при этом такое, как будто сейчас каша на плите сгорит. Ладно уж, «и вновь материнский инстинкт пал под натиском паров алкоголя» как говорится — попробуй тебе откажи!
— Да что там я! Женщины, а особенно их отсутствие — неотъемлемая часть любой революции, кукла Лена. Особенно исламской.
— И подушку из-под меня забрал, конечно. Не убирай далеко...