October 17th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Коронавирус и нелегалы

— Король Тайланда самоизолировался от коронавируса с 20-ью наложницами. Народ вне себя. Все вы, мировая закулиса, одинаковые. Не лапай меня.
— Больно смотреть на несчастных людей, кукла Лена. Но еще больнее — на счастливых.
— Ишь, хвастливо он живописал, христопродавец. Полгода мучительно размышлял, пока вызрело?
— Это экспромт, кукла Лена. Перестань.
— Угу. А еще мёрз он в землянке и болел цингой — знаю я твои экспромты, мировая ты закулиса. Запреты разной степени строгости он на меня накладывает, христопродавец, в конец разбаловала я тебя. А вот ты лучше скажи — карантины эти коронавирус остановят? Как думаешь, диванный ты вирусолог? А то у нас вся деревня под Рузой сидит по домам в намордниках. Или все шарахаются друг от друга затаив дыхание, как на улицу выйдут.
— Мама звонила, кукла Лена?
— А ты думал — Путин, мировая закулиса?
— Ничего твоей маме в утешение сказать не могу, кукла Лена. Думаю — гладко было на бумаге...
— Улыбается он от уха до уха, сионист. На бумаге наждачной?
— Именно, кукла Лена. Нелегалов то государство никак не ограничит. Что в Москве, что в Тель-Авиве, что в Нью-Йорке, что в Лондоне

что в Милане, что где угодно.
Коронавирус свирепствует всегда там, где живут побогаче. В этих же регионах и кучкуются нелегалы. Карантины всякие экономику убивают. От чего нелегалы, в условиях фактически остановки всей экономической деятельности, страдают больше, чем кто-либо.
— Угу. Как говорит моя мама: «Любая паника усугубляет истерику». А, на самом деле, отпиливаем ногу — получаем инвалидность.
— Комбинация с ногой — это только для тех, у кого есть гражданство. Государство местных жителей

всегда как-то поддержит и хуже-лучше их полечит. А вот нелегалов то... Так что спасение нелегалов дело рук самих нелегалов и никого больше. Уехать им из этих городов и трудно, и некуда. Прокормиться нечем.
А оттого выход у них один — криминал. В условиях то всенародного поедания припасов. Там более, что они и так есть криминал по самому факту своего пребывания. Да и финансовые обязательства перед собутыльниками становятся невыполнимыми.
— А тут еще и ситуация с туалетной бумагой полностью вышла из-под контроля. Хоть в туалет нелегалы тоже не ходят — все больше под забором. Но, вроде и не холера, но туалетная бумага пропала самом загадочным образом.
— Ты всегда смотришь в корень, кукла Лена. Кстати, если уже об этом зашла речь. Дорогая, ситуация в сфере туалетной бумагой в нашей квартире у меня вызывает недоумение. Мне уже некуда положить ботинки...
— Молчи уж. Я о тебе забочусь. А то сейчас...
— Ты меня не так поняла, кукла Лена. «Так что положение нелегалов не порождает оснований для оптимизма», — я хотел сказать.
— Продолжает он пребывать в своей нирване — разглядывает он меня, обормот. Это тебе лишь бы корнеплод свой потешить, а то я тебя не знаю, нехристь ты царя небесного.
Смотри, сейчас халат надену — будешь знать! Сразу переосмыслить тут свое поведение. А эти нелегалы пусть засунет язык себя в одно известное место. Жалеть их я еще буду. Унесённых к ебенеей матери ветром, блин.
— Речь идет о жопе, кукла Лена? Ты предлагаешь нелегалам туда язык засунуть? Я не ослышался — ты была серьезна при произнесении этих судьбоносных слов?
— Угу. Опять мысли о судьбах галактики Альфа Центавра за несколько минут до приезда санитаров тобой овладели. Да иду я, иду, о Господи, ручища он распускает. Купил бы мне лучше что-нибудь, что ли. Ты инсулин то уколол уже, космополит? А то все бы тебе проникать в суть вещей и процессов, обормот, а о своем здоровье совсем не думаешь.
Ну вот, опять руку он мне целует... Да разложишь ты сейчас меня, куда я от тебя денусь то? Быстро руку мою отпустил!
Маковецкий Михаил Леонидович

Вождь Малых народов Севра

— «Машина эта один хъуй спустится с горы. Чего ее ремонтировать то?». Ты уверена кукла Лена, что эта фраза, в контексте переговоров о сдаче в аренду Дизельной ЭлектроСтанция «ДЭС-15000 ТЕ Sdmo Diesel» (на самодельных санях), была уместна?
— А что? Она же на санках, значит ей же все равно с горки спускаться. Ну что ты на меня

уставился? Христопродавец! Лыбится он от уха до уха.
Пилишь ветку, на которой сидишь, мировая закулиса. Получает от меня полный букет чувственных наслаждений, так что мог бы принимать и реальные решения в мою пользу. Вот ты меня зачем вообще на переговоры берешь?
— С одной целью — чтобы ты своей красотой контрагентов шокировала, кукла Лена. Чтобы мой партнёр по переговорам, глядя на тебя, думал: «Она слишком красива!», а не об условиях платежей за арендованную им в нашей компании спецтехнику.
— А я что делаю!? Да тебя мною просто Бог одарил! А ты мне только мешаешь, развернуться не даешь.
— Сказала практически вождю Малых народов Севера: «Один хъуй спустится с горы!». В торжественной обстановке переговоров это прозвучало как короткое эпическое произволение, кукла Лена — но я даже звука не проронил.
— Только рот открыл и сразу побледнел малость. Я даже чуть не подумала, что тебя сейчас кондрашка хватит.
— Развернуться я ей не даю. Глупо было бы утверждать, что у нас, в Новом Уренгое, мягкий климат. Но чтобы такое, да, фактически, вождю...
— А может простому вождю Малых народов Севера и не надо такого вот непотребства в пеньюаре во что ты меня превратил? Ему сказали: «На санках» — и он сразу все понял. Как мне кажется.
А вот некоторым, жидо-масонского происхождения, всегда требуется чего-нибудь еще большего.
— Так этнический вопрос везде довольно остёр, кукла Лена. Взять хотя бы текущий Нагорно-Карабахский конфликт. А уж у нас, на Крайнем Севере...
— Совсем замордовал ты меня, нехристь. Ведь взял же он эту Дизельную ЭлектроСтанцию. Ну так чего тебе от меня надо?
— Взял то взял. Но из арендной платы вычел стоимость ремонта. И мне пришлось на это согласиться. А я, честно сказать, хотел этот вопрос замять.
— Ты мой бонус за это урежешь?
— Перестань, кукла Лена. На любимой женщине экономить — последнее дело. Сказал, просто чтобы ты не поступала так больше.
— Не урежешь? А чего тогда напугал меня как!
— Посмотрите на нее. С позволения сказать, монпансье — расселась, понимаете, надулась и сидит. Я тебя сейчас сфотографирую, кукла Лена.
— К поиску приключений на свою так уважаемую мужчинами часть тела я совсем не склонна, на самом деле. И всегда прислушиваюсь к тому, что ты говоришь. А здесь вот увлеклась, просто с резьбы слетела как-то...
Но я же, как могу, погружаю его в атмосферу высококачественного разврат. А этот... Ты меня совсем не любишь, и я на тебя обиделась. Даже испытаю к тебе чувство здоровой брезгливости, если хочешь знать. Я больше не буду.
— Фотографию назову «Изабелла — ослабела». Сидит она, прическу поправляет. Я не хотел тебя обидеть, кукла Лена, ну извини.
— Угу. Устыдился он до крайности. А я правда красотой контрагентов шокирую? А тебя? Целует он меня, конечно...
— Тонкая кость, кукла Лена, при такой большой, натуральной груди... Ну как тут бонус тебе срежешь? Хотя надо бы.
— Угу. Разродился он сокровенным. А я же переживаю! А твой вождь Малых народов Севера сам виноват, кстати. Сказал: «...преобразовательный процесс в деле неуклонного совершенствования» — ну я и не сдержалась. А как еще на это можно реагировать?
Зато этот обормот

свое дело туго знает — опять зовет меня к новым романтическим приключениям... Ну что за еврейская манера увидеть больше, чем положено правилами приличия? Сама сниму, кому сказала!
Маковецкий Михаил Леонидович

Психологический тренинг для кровати

— Без тебя, христопродавец, я все время страдаю меланхолией по чувствам боли и одиночества. И это заставляет меня отрешиться от мира и замкнуться в себе

Что приводит меня к снижению самооценки до минимума и ощущению, блин, бездуховности всего судного. А с тобой мне значительно более спокойно, конечно, хотя ты все время меня лапаешь. К твоей радости.
— Когда встречаются два больших любящих сердца, кукла Лена, бьющихся в резонанс...
— Одно из них дает другому кофе и фрукты, после которого первое селит тихо, пока я не приготовлю ужин. Адекватное восприятие действительности меня просто пугает, хотя, в реальности, я знаю, что гримасы беспорядка могут быть намного страшнее.
Ну, чего молчишь, я кого спрашиваю? Лыбится он.
— Гримасы беспорядка — это вообще ужас, кукла Лена. Мне даже трудно себе такое представить, что это такое.
— Это тебе фантазии не хватает, космополит ты безродный.
— Хорошо хоть, что венда рядом с тобой я, кукла Лена. Так что как только ощутишь бездуховность всего судного — сразу прижимайся ко мне. Даже можешь меня поцеловать. И это сразу тебя успокоит.
— Угу, действует магически. Только не меня успокаивает, а тебя возбуждает. Причем сразу, а то я тебя не знаю. У нас в офисе бухгалтерши на Психологический тренинг записались. Ну и объявшее всех ощущение, что все мы медленно скатываемся в пропасть, меня тоже захватило. Можно и я похожу?
— Властной рукой захватило?
— Чего?
— Нет, кукла Лена, нельзя. Не разрешаю тебе ходить ни на какой тренинг.
— И сразу «нельзя»! А бухгалтерши уже на первом занятии были. Представляли, что «Вы — муха, как бы невзначай севшая Ему на голову. Он выжал себя полностью, благодаря чему и смог построить свою столь блистательную карьеру.
И вот Вы чутко наблюдаете, что происходит в Его правом полушарии Его головного мозга, в котором заключены Его самые смелые фантазии, мечты и грезы, а также тайные устремления. И вот Вам открываются Его душевные травмы, которые Он получили в далеком, казалось бы, безмятежном, детстве. Это — та Его сторона, которую Мы, женщины, никогда прежде не только и не видели, и не знали, но о них и не подозревали. Но, главное...».
А сам даже не спрашиваешь — на Психологический тренинг для чего?
— Все Психологические тренинг проводятся для кровати, так что тут не о чем спрашивать, кукла Лена. Нашим бухгалтершам это действительно нужно, хотя и это им вряд ли поможет.
— Значит, как зайцу триппер, что ли? А я им так и сказала!
— А вот при твоей то внешности... Но ты и так удобно устроилась на моей шее, кукла Лена. И оттуда спокойно наблюдаешь за всем, что происходит в моей голове.
— Да какая там голова... Не преувеличивай.
— И, при твоей фигурке, для этого совершенно не надо превращаться в муху. Поверь мне — это даже лишнее.
— Угу. Сижу на твоей шее. Только при этом мне надо не забывать ноги пошире раздвигать, чтобы не свалиться.
— Вот видишь, кукла Лена, ты уже сама главное из Психологического тренинга поняла. После первого занятия, на котором даже и не была. Так что лучше тебя я сам тренировать.
— На спортивном снаряде под названием «Кровать». Слушаюсь товарищ командир! Так даже надежнее в плане венерических заболеваний будет, опять же. Ну просто со всех сторон одна польза.
— Да ты у меня не только красавица, но и умница, кукла Лена! Дай я тебя за это поцелую.
— Да иди ты со своими поцелуями! Не сейчас. А то они у тебя так плавно переходят, что и глазом не успеешь моргнуть... На Психологический тренинг он меня не пускает.
— Это было не только взвешенное решение, но был яростный нервный срыв, кукла Лена.
— Что вызывает во мне бешенство и ярость, нехристь. Просто начертил ты себя как мишень. И это — не результат вдумчивых размышлений. Это — метания, казалось бы, уверенного в себе мужчины, который окончательно запутался в паутине своих нравственных противоречий. Вот как дам сейчас! Это сразу поможет тебе немного утешиться.
— Не надо драться, кукла Лена.
— Опять он меня на колени себе посадил, конечно! Вообще дефицит либерализма у нас, в Новом Уренгое — это тяжелая проблема. Правильно моя мама про вас говорит: «Такие как твой, доченька, из-за кулис управляют всеми нами и в судах шьют дела против простых женщин из народа, которые им в этом отказывают. Так что ты уж будь с ним помягче как-то. Он же тебе все-таки и на Мерседесе катает,

и деньги на карточку переводит!».
Короче говоря, только поешь сначала, я готовила. А то я твои тренировки не знаю, спортсмен ты обрезанный...