October 26th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Неоплаченный отпуск

— Я не пойду с тобой в ресторан на переговоры.
— Кукла Лена, ну перестань! Мы просто обязаны сдать в аренду этот чертов Цементировочный Агрегат «АЦ-32У» на шасси Урал 4320191230...
Да что ты плачешь, о Господи, да что случилось то!?
— Короновирусоносители всю-уду. И в ресторане этом я заражусь и сдохну. А мой Антошка сиротинушкой оста-анется.
— Так, вечер перестаёт быть томным. Плакать перестала?
— Начал он неуклюже изворачиваться и выкручиваться. И ищет слова утешения, нехристь. А если я боюсь? Ну перестала

В этом сезоне модно все розовое, кстати. А вообще — я пойду куда ты скажешь, не волнуйся. Что в ресторане в Новом Уренгое с тобой, что в привокзальном ресторане в Рузе без тебя — конец то один...
— Ты не права, кукла Лена. И рестораны разные, и концы тоже. И потом — русский дух сильнее басурманского коронавируса, кукла Лена. Иль ты не простая женины из деревни под Рузой...
— У вас в голове, христопродавец, ни войн, ни катаклизмов, ни бурь, ни пандемии коронавируса. Когда речь идет о деньгах — вы вообще ничего не боитесь.
Слушай, обормот, а давай возьмем отпуск на месяц? И не надо на меня деньги тратить это время — я переживу, честно... Поживем в деревне под Рузой... Это будет неоплачиваемый отпуск по инициативе работника... В смысле — мы не будем договоры заключать. А в плане постели — ты не бойся...
— Что, твоя мама звонила?
— Да. Неужели тебя меня совсем не жалко, мировая ты закулиса?
— И что? Стон разнесся над деревней под Рузой?
— Угу. В сообщении моей мамы с болью отмечается, что играет реквием.
— На балалайке в три струны?
— На мандолине, бин. Во время реквиема все молча встают с мест и растерянно хлопают глазами. Мама плакала. Боится, что меня больше живой не увидит.
— В тех же прекрасных тонах была описана общая ситуация в деревне под Рузой?
— Народ там расхватывал туалетную бумагу как в последний день Помпеи. Батюшка говорит, что молиться надо дома, в Храм не ходить, иконы не целовать и избегать посещения общественных мест. Горячо так доказывает...
— Религия всегда вставала на пути сумасшествия.
— А потом батюшка внезапно исчез, чем породил слухи.
— Неужели опять презренное преступление против Аль-Кудса, Палестины и Родины?
— Ну, не без этого. Впрочем, он быстро нашелся. Но слухи от этого стали только более зловещими...
— В самой Рузе они возводят баррикады, устраивают собрания, требуют свободы?
— Почти. В соцсетях распространяется страстный призыв выйти на балконы и выразить аплодисментами благодарность...
А в ресторане на вокзале вообще все беспробудно совокупляется, в том числе и бесплатно. Представляешь, нехристь?
— С трудом.
— Тьфу, глаза б мои не видели! Это все вы виноваты, со своими УАЗами Патриотами. А одна моя знакомая, но ты ее, славу Богу, не знаешь, пользуясь паникой, в шестой раз отметила своё 28-летие.
— А на сколько она выглядит?
— Да пошел ты... А еще моя мама считает, что все окончится исключительно печально. А пока бдительные соседи уже стучат куда надо. Но ты не бойся — батюшка обещал ей, что тебя в три счета выкрестит если что...
— Понятно. Значит в деревне под Рузой все полетело в тар-тарары. Как в Италии.
— Не-е, ну у нас не все так как там. Не клевещи, христопродавец.
— Да? А со слов твоей мамы ситуация рискует стать модельной. Хорошо, завтра летим.
— Правда!? Красота твоей души, обормот, и очарование внутреннего мира будет по достоинству оценены в постели. А надолго?
— Пока ты не скажешь, кукла Лена, что можно возвращаться в Новый Уренгой. А пока поживем в Москве на Новослободской. Там, в отличии от деревни под Рузой, в случай чего, хоть медицинскую помочь получим.
— Но...
— Я тебя люблю кукла Лена. А ты плачешь...
— Любит он меня... А я, если хочешь знать, тоже испытываю уважение к надежным, медленно стареющим вещам. Так что наши чувства взаимны...
Лапает он меня. Ручища распускает, обормот. Подтяжки над тельняшкой, блин

Как халат мне расстегнул — так и капитулировал бесславно.
В свете чего хотелось бы вновь напомнить о страданиях несломленных палестинцев... Ты сначала билеты на самолет закажи, а потом лапай...
Маковецкий Михаил Леонидович

Три Снегурочки

...Девочки в кружевных трусиках шагают по планете. Как-то, вместо Деда Мороза и Снегурочки, я пригласил на Новогодний корпоратив нашей компании трех Снегурочек (всё с большой буквы)

Сказать, что тот корпоратив кому-то не понравился, я не могу. Но больше организацию корпоративов мне почему-то не поручают....
— А по телевизору сказали, что Золушка была негритянкой. Это правда?
— Золушка была мулаткой, кукла Лена, пока ее гнобила мачеха. А как вышла замуж за принца — так сразу стала блондинкой, как ты.
— Угу, как я, за принца. Спой, светик, не стыдись! Снова он старается окружить меня своим вниманием и создать видимость заботы. «Сейчас она находится на заслуженном отдыхе, но тогда только начинала свою блистательную карьеру порно-актрисы из народа...». Достал ты меня уде со своей советоцентричной обрезанной версией русской культуры в еврейском исполнении. Христопродавец!
У куклы Лены что-то шкворчит, брызжет горячим маслом, чуть дымится и очень вкусно пахнет. Но, при этом, ее, как обычно, не покидает мысль о незаслуженно забытом еврейском вопросе...
— И не лапай меня. Видишь, я занята, — и вновь голос куклы Лены выводит меня из мечтательного состояния и возвращает к суровой реальности, — Я, добрая, красивая, любящая и непритязательная лапушка, кручусь как белка в колесе. Весь мир может измениться — а евреи вдруг не примут в этом участия. Вот что страшно.
— Не бойся этого, кукла Лена. Я с тобой.
— Со мной он. А сам вальяжно развалился туту тут как сыр в масле и любится. Ну чего ты лыбишься, глядя на меня? Держать МХАТовскую паузу все мы умеем, конечно. А ты бы рассказал бы мне лучше что-нибудь. А то спрятал голову в песок, как страус и молчит.
— Страус не прячет голову в песок, а прижимает её к земле, кукла Лена. Чтобы заблаговременно получить информацию о направлении, дальности, типе и количестве потенциальных и явных врагов.
— Значит не все всё жопой чуют? Некоторым приходится и головой работать. Это всем нам должно послужить примером. Или я требую от тебя чего-то совершенно невозможного?...
Та-ак. Ситуация из неутешительной превращается в безутешную. За что ты, Москва коронавирусная

шлепнул меня сейчас по попе? Ведь сидел же тихо, манго ел. Казалось бы, ну чего человеку еще надо? Думаешь, теперь я ужасе побегу падать перед тобой на колени? Вот фиг тебе! Или ты настолько оборзел, что хочешь, чтобы я отобрала у тебя права на управление членом, христопродавец?
Да ненадолго, ненадолго отберу, сразу схватил он меня. Что, испугался? Здравоохранительный рефлекс сработал? Боишься, что засохнет и увянет — так всколыхнуло сообщение? Возьмется он сейчас супружеский долг выполнять, понимаю.
— Это тяжелое решение, кукла Лена. Но оно было необходимо. Блин, да где это растягивается?
— Не лезь, сломаешь. А я моментально это сразу поняла, чего мне надо от тебя ожидать... С такой жадностью он меня схватил, осознав масштабы осуждения.
— Осознав, не испугался я, а содрогнулся, кукла Лена, спросонья. А супружеский долг — это святое. Потому что он платежом красен.
— Угу, сообщил он и заплакал. Чего ты испугался, обормот, ты же мне за это на карточку деньги переводишь? Поэтому, с таким как ты, хочется и дружить, и работать. Не лезь, я сама сниму... шумит у него в голове радостное предвкушение, мозги туманит. Да-а, и этот представитель Малых народов Севера не был нравственным человеком...
Ну и Малых народов Севера, и что? Я не один такой, кукла Лена. Композитор Вано Мурадели по происхождению был армянином. Но, из преклонения перед Сталиным, сменил имя, и в дальнейшем выдавал себя за грузина и превозносил грузинскую культуру. Жизнь такая...
— Жизнь у него такая. Нет, как я тебя, нехристя, а?
Маковецкий Михаил Леонидович

Российская империя как колония Германии

Начиная с правления Петра Великого и по1917 год Российская империя фактически была колонией Германии. Хотя, в отличии, к примеру, от английской или французских империй формально колониальная зависимость России от Германии никогда не была закреплена юридически. Это объясняется тем, что сама Германия длительное время была раздроблена, а потому создание системы централизованного управления своей колонией Россией была трудноосуществимо.
Поэтому и был выработан другой механизм управления Германией своими колониальными владениями на востоке. Механизм колониальной зависимости России от Германии строился на неукоснительном принципе, введенном Петром I-ым, согласно которому российский самодержец мог быть женат только на немецкой принцессе. Любой другой брак лишал вступившего в него представителя семьи Романовых прав на Российский престол.
При этом суть колониальной зависимости — искусственно заниженные цены на сырье, поставляемое из колонии в метрополию в обмен на искусственно завышенные цены на предметы производства из этого сырья, поставляемые из метрополии в колонию всегда оставались неизменными. Это как девушка, которая бережет внешние признаки своей девственности, но позволяют сношать себя всякими другими способами. Так даже пикантнее.
При этом колония-Россия иногда даже воевала с какими-то частями своей метрополии-Германии. Но, фактически, Россия выполняла в этом случае функцию туземных частей воюющих в интересах тех или иных сил внутри самой Германии. Поэтому после окончания военной компании российские войска всегда немедленно покидали территорию той же Пруссии. Потому что оккупация колонии своей метрополии — это абсурд.
Заселение колонии России выходцами из метрополии Германии в том или ином масштабе было всегда. При этом колонисты, естественно, были в привилегированном положении по отношении к туземному населению колонии. Но особенно интенсивно процесс заселения немцами своей колонии России принял при правлении Екатерины Великой.
25 октября 1762 года Екатерина II издала манифест «О позволении иностранцам селиться в России и свободном возвращении русских людей, бежавших за границу». Этим документом было милостиво разрешено переселение иностранцев всех наций (кроме евреев, естественно) в пределы Российской империи. Екатерина Великая имела твердые антисионистские взгляды и в служение делу прав соблюдения прав арабского народа Палестины никаких компромиссов не допускала. «Черта Оседлости», кстати — это именно ее изобретение.
Фактически, конечно же, в манифесте речь шла о заселении России немцами, а не «иностранцами всех наций» или, тем более, неспокойными туземцами-диссидентами, покинувшими немецкую колонию под названием «Россия». Чего стоят, к примеру, русские дворяне-жидовствующие, которые после разгрома ереси жидовствующих на Руси бежали в Речь Посполитую и там перешли в иудаизм окончательно. Их то никто не собирался пускать в колонию-империю точно.
А немецкие переселенцы получали личную свободу, право выбора места поселения, освобождение от всех налогов в городах на пять лет, в сельской местности на тридцати лет, им предоставлялись беспроцентные ссуды на десять лет на обзаведение и т. д и т. п.
Эта была типичная политика заселения колонии выходцами из метрополии. Понятно, что туземное население (русские, украинцы и прочие населяющие империю племена) таких льгот не имели и иметь не могли.
Переселенцам из Германии, которые создавали своё производство, разрешалось так же вести торговлю и даже вывозить товары за границу беспошлинно. Таким образом фактически запрещалось представителям коренного населения Российской империи конкурировать с немецкими колонистами.
Естественно, немецкие переселенцев освобождали от воинской повинности (рекрутчины). В армии формально они были приравнены к туземной элите (дворянам) и служили исключительно в качестве офицеров. При этом им гарантировался быстрый рост по служебной лестнице и фактически все ключевые пост в вооруженных силах Российской империи занимали немцы.
Это и понятно, потому что данные туземные воинские формирования под руководством офицеров немецкого происхождения и выполняющих второстепенные функции офицеров из туземной аристократии (дворян) выполняли боевые задачи, которые ставились перед ними колониальной администрацией.
Естественно, высшие административные посты в колониальной администрации так же занимали немцы. Вершиной карьеры туземного аристократа в немецкой колонии под названием «Россия» была должность полового партнера немки-императрицы. Дима Билан спел песню о грустных косых глазах Ангелы Меркель, за что и стал чемпионом Евровидения.
Стоящие в руководстве колонии Россия немки-императрицы окончательному решению своего полового вопроса значение всегда предавали значение первостепенное. Кстати, реально немецкие принцессы правили Россией не только тогда, когда они были императрицами, но и когда они были супругами формально правивших страной царей.
Алиса Гессенская, будучи женой самодержца всероссийского Николая II-го, на протяжении многих лет совершенно официально и открыто держала возле себя полового партнера (любовником его называть было бы несколько выспренно) Григория Распутина.
И не у кого, включая царя, это не вызывала удивления, потому что именно такое положение вещей было абсолютно нормальным в доме Романовых на протяжении последних 200 лет его существования. То есть на протяжения всего промежутка времени, пока Россия была колонией Германии.
Эти половые партнеры, в том числе тот же Григорий Распутин, официально именовавшиеся «фаворитами», эти опасные соблазнители, иногда все-таки имели доступ к реальному управлению колонии. Но это случалось не часто.
В жизни каждой женщины может быть только одна настоящая любовь. И у немок-русских императриц эта любовь была — это бравые туземные гвардейцы и конокрады. Эдакие сексуальные лошадки. А лошадь, как известно, очень нежное, ранимое и робкое животное, которое комфортно ощущает себя лишь в табуне себе подобных.
Обычно наложники из гарема императрицы, эти томные модели в вечерних платьях с сексуальными аксельбантами, четко знали свое место и заметной активности вне постели не проявляли. Три плетеные корзины фиалок размером с детеныша гориллы у изголовья повелительницы поутру были вершиной их решительной инициативы на ниве высокой политики. Ну и там хрюкнуть что-то о любви по зову партии, по велению сердца вставши на колени. Говорят, что и канкан придумали именно они.
Зато духоподъемное нестяжательство для себя лично хотя придумали не они, но придавались ему они самозабвенно. .