November 9th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Пятый пункт и мой дядя

— А что такое «Пятый пункт», нехристь?
— «Пятый пункт» — это национальность. В советском паспорте писалось: 1. Фамилия, 2. Имя, 3. Отчество, 4. Год рождения, 5. Национальность.
— Жалко, что про половую активность там ничего не было сказано. А то бесценный был бы документ.
— Тогда молча подразумевалось, что в СССР секса нет. Отсюда и шел такой острый интерес партии и правительства к национальному вопросу. Поэтому в обиходе вместо слова «Национальность» иногда говорили «5-тый пункт». Евреев, соответственно, называли «Инвалидами 5-го пункта».
— А 5-тый пункт можно было поменять?

— Нет, кукла Лена. То есть «Да», но за большие деньги. Мой дядя, будучи евреем женатом на еврейке, одну из своих дочек записал в этом почти бесценном документе русской, а другую украинкой. Но не у всех была такая возможность. Да и такое желание.
— И такие евреи стремились сделать карьеру люмпен-пролетариев?
— Поведению таких евреев не было разумного объяснения в рамках учения марксизма-ленинизма. Но такие вереи были, мои родители

к примеру.
— Да уж, жизнь полная борьбы инвалидов 5-го пункта. А зачем твой дядя провёл такую манипуляцию со своими дочками? Не попахивает ли здесь инцестом?
— Нет, не поэтому. Просто мой дядя хотел, чтобы они могли поступить в университет. Видишь ли, кукла Лена, одухотворенная нищета моих двоюродных сестер почему-то не манила. А мой дядя, хотя он и играл в преферанс, и злоупотребил спиртными напитками, был любящий отец.
Однажды он даже был так пьян, что поздоровался с собакой, пожав ей морду. Но, при этом, контроль над собой он никогда не терял и принципам своим не изменял. Так что не будем судить его строго.
Да и о каких колебаниях здесь может идти речь, когда имеешь такую возможность? Ведь евреев, в частности, тогда во многие ВУЗы не принимали.
— А они так стремились воспользоваться не положенными им по статусу льготами!
— К примеру, в Киевскую консерваторию евреев принимали только на факультет народных инструментов. Так что евреи — это капелла бандуристов. «Йихав козак за Дунай» в том же духе. И никаких там скрипок или фортепьяно.
— Тем более духоподъёмные духовые инструменты.
— Да, с этим тогда было очень строго.
— Так вот почему твое выступление не новогоднем корпоративе нашей компании не сопровождали талантливые музыканты! А то я терялась в догадках.
— Но, при этом, будучи евреем, твой дядя, надеюсь, не переставал влиять на плодовитость российских женщин?
— Не знаю, я был тогда маленький, кукла Лена. Но на российских — вряд ли. Он жил на западной Украине.
— Те события их, невинных и страждущих уроженок деревни Малиновки, многому научили. Значит вот из-за чего они там все такие бандеровки.
— В некоторых евреях, кукла Лена, таятся такие возможности для удовольствий, что просто дух захватывает. Но вслух об этом говорят только недалёкие девки на станции Тиходрищенская, в ожидании любви хлебая кофе с печеньками в привокзальном ресторане. Ты же, кукла Лена, должна быть выше всего этого.
— Угу. Будешь тут выше этого, когда у вас всегда жизнь опять опережает мечту. Лапает он меня, обормот.
— Реакция мужчины на расстоянии вытянутой руки видящего полуголую женщину с такой внешностью как у тебя, кукла Лена, легко предсказуема. Я бы даже сказал предрекаема.
— Но у меня же плита включена! И что за привычка? Ну не может он отвести взгляд от выглядывающих из-под расстёгнутого им же халата трусиков размера L, ну что ты с ним будешь делать? Правильно мне моя мама говорила: «Запомни доченька — обрезанный член очень легок на подъем...».
— Твоя мама мудрейшая женщина, кукла Лена. Плюс к этому она прожила жизнь...
— ...Дорогие вещи часто являются качественными, но это не делает их автоматически стильными, красивыми, уместными. Для этого они сидеть в обтяжку на таком теле как у меня. И сразу он лапать полез, конечно! Убрал ручища, кому сказала!
— ...Это сегодня из Молдовы эмигрировали 24% граждан, из Хорватии — 22% граждан, из Литвы — 21%, а из Румынии — все 18%. А тогда уехать их СССР и мечтать боялись. Это сегодня деревне Малиновка вся в Польше.
— Да уж, потребность советских евреев при первой возможности удалится от родной страны на максимально возможное расстояние евреями впитывается с молоком матери, как я посмотрю. Вот и твой дядя, как и положено у патриотов, в душе готовился свалить из страны. Хотя и решал национальный вопрос своих дочек в положительном ключе.
В этом плане, кстати, с тех пор ничего не изменилось. И сегодня многие представители Малых, но не сломленных народов Севера с комсомольским задором строят запасные аэродромы на Лазурном берегу. Ну а ты тогда что здесь делаешь?
— Кукла Лена, ты просто немного эмоциональна в этом вопросе. Я тут, аки пчёл, добываю хлеб свой насущный.
— Угу. С помощью обнальных операций и взяток. Нехристь!
— Я — коррупционер!? Кукла Лена, акстись...
— А что ты думал? Сердце каждого истинного патриота вопиет к небесам: «Доколе!?».
И, что самое главное, ты девку срамную пригрел у себя на груди. Аки я уж не знаю кто.
Я сама сниму — целее будет. Лезет он...
Маковецкий Михаил Леонидович

Без чулок

— Без чулок, не здороваешься... В чем дело, кукла Лена? Сейчас, не моя рук, положу тебя в кровать и там ты будешь думать над своим поведением.
— Заблеял он боевито, отпусти меня. Телега ускорилась в своем движении к последнему оврагу. Почему твой мобильник не отвечал? Ты же знаешь, что я этого боюсь!
— На подзарядку вчера поставить забыл, извини. Но это не повод встречать меня без чулок.

— Чулки ему подавай! Да я тебя вообще удовольствий лишу. Посмотрю, как ты у меня тогда попрыгаешь. Широко расставив ноги. Надеюсь, это остановит похождения Колобка с выключенным мобильником надолго.
— А по вечерам воем на луну и скачем по деревьям? Ты мне такую перспективу рисуешь, кукла Лена, мрачноватую?
— У тебя еще есть шанс этого избежать. Посиди пока, я скоро на стол накрою. Расскажи лучше пока что-нибудь трогательное из еврейской жизни.
— Три уважаемые депутатки израильского парламента как-то поругались. Одна из них вице-спикера Кнессета Керен Барак, две другие — также представительницы правящей партии Ликуд Мая Голан и Оснат Марк.
— Надеюсь, девушки не выбирали выражения?
— Девки оказались огонь! Самое невинное, что прозвучало тогда с высокой трибуны Кнессета, было: «Вы, шлюхи, обе не стоите подошвы моей домашней обуви, ни ты, ни твоя подруга-придурошная на всю голову блондинка!».
Все остальное там сказанное уходило настолько далеко за рамки нормативной лексики, кукла Ленов, что здесь, в среде буровиков, цитировать это я просто не решаюсь...
— А зря не решаешься, я так хотела обогатить свою речь нецензурной лексикой! Это бы спасло меня от отчаяния и пробудило бы в моем впечатлительном сердце утраченный энтузиазм. Но, в целом, история берущая за душу. Увидеть Иерусалим и умереть там в зоопарке.
— Из последних сил стараюсь, кукла Лена. А вообще, израильский Кнессет существует достаточно давно, с 1948 года. И это парламент с традициями. В нем, в отличии от Рады, к примеру, ни разу не дрались. А вот плюнуть в морду, добавив при этом что-то эмоциональное, от всего сердца — это да, случается...
— Спасибо, про Кнессет я поняла. А как там выборы в Америке?
— В Америке победил нерушимый блок старого взяточника и содержанки. Всё в лучших советских традициях.
— А тебе что, твоя содержанка уже не нравится? Или себя ты взяточником еще молодым душой чувствуешь? Не-ет, я тебя точно нерушимого блока сегодня лишу. Христопродавец.
— Кукла Лена, хочешь я тебе в стихах расскажу, как ты не права?
— Только не надо меня разводить на дискуссию. Взрослую тетю хочешь купить за дешевое зеркальце и бусики? Не выйдет! Нравлюсь я тебе — поддержи рублем! А то недавняя покупка подержанного зонтика и вязанки дров пробила здоровенную брешь в моем и без того скудном бюджете.
А если нет — то я тебе сейчас сама столбиком озвучу длинный список твоих недостатков и прегрешений. И пусть тебе, наконец, будет стыдно. Если ты эту эмоцию еще способен испытывать...
Ну всё, надулся он. Брезгливость смешалась с недоумением и застыли на сморщенном лбу вопросом у бедолаги. А глаза такие грустные, грустные...
Да не вешай ты свой кривой нос, ты же мне на карточку деньги переводишь! Еще не забыл, надеюсь?
— Что-то припоминаю.

— Припомни, припомни. И тогда у меня для тебя всегда будет полно свободного времени и как раз сегодня на мне случайно окажутся новые кружевные трусики.
Сейчас покажу, если не веришь. Потому что эти деньги я приближаю как могу, скажу тебе не тая.
— Причем тут «не веришь», просто проверил на всякий случай.
— А чулки я готова надеть любые, какие ты мне купишь, по первому требованию. Только поешь сначала...
Маковецкий Михаил Леонидович

Туареги, их история и государство

1-го апреля 2012 года туареги провозгласили независимость государство под названием Азавад. О чем сообщил Представитель "Национального движения за освобождение Азавада" (НДОА) Мусса Аг Аттахер.
В отличие, к примеру, от независимого Южного Судана, который в момент провозглашения независимости не имел даже названия своей страны (случай для независимого государства исключительный), Азавад никто не признал. А зря.
Азавад — традиционное название проживания туарегов. Их самоназвание «амазиг». Собственно это не самоназвание отдельного народа, а самоназвание всех берберов. Слово «туарег» — арабское (араб. мн. ч. тавариг, туарег от ед. ч. тарги). Туарегами сами себе они никогда не называют, так как это слово в арабском языке носит уничижительный оттенок, типа «ниггер» в английском или «жид» в русском.
История туарегов чрезвычайно своеобразна. Их язык, тамашек, относится к берберским. И, что совершенно беспрецедентно для кочевников, у этого языка есть своя письменность. Алфавит тамашек, как и все алфавиты, то есть способы написания, основанные на обозначении звуков графическим символом, произошел от финикийского.
Дело тут вот в чем. Туареги — народ, сложившийся в средние века в Сахаре. Из кого?
Был берберский (то есть семитский как по внешности, так и по языку) народ под названием зенага. Берберы, часть из которых в той или иной степени арабизированы, и по сию бору проживают на территории от Нила и до Атлантического побережья северной Африки. Даже коренное население Канарских островов, гуанчи, были берберами. Берберы занимались сельским хозяйством и у них были города. То есть они были и есть достаточно цивилизованы и имели свою письменность. А до прихода арабов исповедовали христианство главным образом и имели свои государства
И широко пользовались в хозяйственной деятельности чернокожими рабами, привозимыми из регионов южнее Сахары. Народ зенага жил главным образом торговлей. Водил караваны верблюдов по пустыне. А потому научились в как никто этой пустыне выживать. Эти торговцы имели свою письменность и умели считать.
Негров-рабов, как всегда в таких случаях, заставляли говорить на своем языке. И, как всегда в таких случаях, черные рабыни рожали от своих белых хозяев детей.
А потом пришли арабы и берберский мир постепенно деградировал. А оставшиеся без при присмотра и охраны рабы перебили своих белых хозяев. Так иногда случается, в Гаити, к примеру, так тоже случилось. Но рабы оставили язык хозяев, другого рабы уже они просто не знали. С языком осталась и письменность.
Именно поэтому общественное устройство туарегов очень жестко регламентировано. Весь народ подразделяется на несколько каст. Высшая – аристократия, владеющая верблюдами. Верблюды в пустыне — это все. Эта каста — мулаты, потомки белых хозяев и их черных рабынь. Или победившей элиты рабов и ставшими их женами женщин народа их бывших хозяев.
Существует также прослойка толкователей законов (левиты). Родство у туарегов, как и у евреев, так же передается по женской линии, как и имущество рода. Мать вождя имеет право вето на любые решения сына. Культуру народа сохраняют женщины. Все женщины высших каст с детства изучают азбуку тамашек. В отличие от мужчин, которые могут быть безграмотными, а, если и пользуются письмом, то арабским.
Это произошло вот почему. Когда восстание рабов победило, белые мужчины-рабовладельцы были убиты все. А белые женщины стали женами вождей победивших рабов. Но сохранили культуру и традиции своего народа. Вернее его женской части. Своих черных мужей частью своего народа они никогда не воспринимали и не воспринимают. И считают их своими рабами, а себя их хозяевами. И в душе их мужья с ними согласны, потому что они именно так воспитаны своим матерями. И именно поэтому у туарегов лицо закрывают как раз мужчины. Женщины как раз ходят с открытыми лицами, хотя туареги и мусульмане. Свободный человек ходит с открытым лицом всегда и везде. Прячет лицо тот, кто является чьей-то собственностью.
Низшая каста туарегов верблюдов разводить не имеет права — только коз. Это простые войны. А внизу социальной пирамиды — подчиненная касты ремесленников и рабов. Эти совершенно бесправны, а потому не имеют права иметь оружие.
И остались эти бывшие рабы жить в Сахаре, глубоко познав военные и стратегические материи. Где-то торгуя, где-то грабя. Другого промысла в пустыне просто нет, разведение верблюдов носит сугубо прикладной характер. Даже сегодня туареги продолжают контролировать значительную часть торговли от Египта и Марокко до Нигерии и Буркина-Фасо.
История туарегов отражена и в их национальном эпосе, согласно которому основательница рода Тель Тамашек (туарегов-аристократов)) считается легендарная Тин Хинан – «та, что издалека (пришла)». И которая была, согласно сказаниям, «благородных кровей, прекрасна собой, высокой, с белым цветом кожи, с большими глазами и маленьким изящным носом. И она олицетворяла собой красоту и авторитет».
А у Тин Хинан была черная рабыня Такамат, от которой произошли туарегские плебеи. Так туареги интерпретируют ветхозаветную историю о Саре и Агарь. И, с другой стороны, свою собственную историю.
А сейчас они, действуя осторожно, но решительно, еще и создали свое собственное государство. На пути страшного замысла туарегов было встал какой-то простой бесстрашный Малийский милиционэр, еще кто-то. Экономическое сообщество государств Западной Африки (ECOWAS) готово применить силу для сохранения территориальной целостности Мали. Ну, еще бы!
По площади государство туарегов, по логике вещей, будет колоссальным. Его границы — это северо-восток Мали, юго-восток Алжира, запад Нигера, север Буркина-Фасо и юго-запад Ливии. Но, фактически, туареги — это коренное население Сахары от Атлантического побережья и до Судана. Пустыня Сахара разрасталась, а она увеличивается последних три тысячи лет все время. Народы, жившие там до опустынивания, уходили, и на их место приходили пустынники-туареги.
Так что возникновение туарегского государства заденет интересы очень многих. Не зря туарегов называют курдами Африки.