November 12th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Как я не вступал в партию и создал семью

— ...Представляю себе, как ты, с лицом молодым, ясно еврейским и одухотворённым светом идей марксизма-ленинизма...
— Да, от меня когда-то требовали вступить в ряды КПСС, кукла Дена. В ответ на что я тактично, без нажима, напоминал, что я, по своей национальности, являюсь евреем. И гнусные приставания сразу прекращались.
— И что? Последствий за этим никаких не последовало?
— Последствия еще как последовали, кукла Лена. Глядя на это ко мне обратилась одна моя коллега. Она тоже решила воспользоваться этим доводом для невступления в ряды коммунистической партии. Хотя, в реальности, к евреям не имела никакого отношения.
— Соврать значит хотела? Пред лицом своих товарищей?
— Она дерзко утверждала, кукла Лена, что, хотя по паспорту белоруска, но, и на это мы не можем закрывать глаза, в реальности является еврейкой. Впрочем, наш бдительный парторг ее сразу изобличил.
— Каким образом?
— Прищурившись и глядя на нее с хитринкой, он справедливо заметил, что именно в этом моменте она, по всей видимости, врет. Так как на еврейку она совсем не похожа ни в одном глазу.

И вот тогда она меня попросила, чтобы я подтвердил партийным товарищам ее исконно еврейское происхождение.
— А чего ей так в партию вступить не хотелось то? Белорусы эти вообще такие, вот и сейчас не пойми чего против Лукашенко бунтуют
— Красивая была моя коллега, успехом пользовалась, свою неординарность остро ощущала. Вот и хотелось ей выйти за горизонт обыденности и прикоснуться к непостижимости идеалов и запредельности ценностей. Даже, в случае удачи нашего предприятия, обещала меня за это отблагодарить. Правда, не конкретизируя чем.
— Не сомневаюсь, что ты, воспользовавшийся случаем, попытался сподвигнуть ее к трансцендентным опытам при полной луне.
— Тут ты права, кукла Лен. Дело в том, что именно возникший у нее почве национальных метаний разрыв с изначальностью и породил в ней ту самую маяту неудовлетворенности. Воспользовавшись этим я на ней и женился.
— А что тебя в ней привлекло?
— Ее внешность.
— Это серьезный довод.
— Против него вообще не попрешь, кукла Лена. Позже она родила мне двоих детей, и мы уехали на ПМЖ в Израиль. В те годы он был маленький, но агрессивный агрессор. Так что ее просьба стать при моей помощи еврейкой оказалась пророческой.
— А почему именно твои показания на этот счет считались такими весомыми?
— Наверное потому, кукла Лена, что я был тогда мировозренчески честным и пытливым молодым человеком. По крайней мере у меня была такая скандальная репутация даже в той организации, в которой я тогда работал. Поэтому именно я считался самым сердца жидо-масонского заговора.

Более того, считался его своего рода горнистом и, одновременно с этим, знаменосцем. А, потому, именно мои показания считались критически важными в деле партийного строительства в нашей организации.
— Ваше партийное начальство было право?
— Да, классовое чутье их в тот раз не обмануло. В нашем учреждении работало несколько евреев, и все они потом уехали в США. Только я в Израиль.
— Что, никто в СССР так и не остался?
— Это была психиатрическая больница с традициями, кукла Лена. Но не до такой же степени.
— А где ты тогда ударно трудился? Спрашиваю не из праздного любопытства. Просто интересно узнать, где это до последней минуты рядовые сотрудники сохраняли верность идеалам
— Ударно трудился я везде, кукла Лена. Но именно в ту пору это происходило в Московской психиатрической больнице № 8 имени Соловьева. Которая тогда носила гордое звание «Клиника Неврозов».
Этот очаг крепкого психического здоровья находился тогда, и находится по сию пору возле известного оплота православия под названием «Донской монастырь». Поэтому, естественно, и вопросам партийного строительства именно в этой психиатрической больнице предавалось тогда первостепенное значение.
— Надеюсь, что в этом плане там ничего не изменилось по сию пору. Давай поешь, уже все готово. И пошли спать, завтра рано на работу вставать. В воспоминания он погрузился, нехристь, в ощущение вселенского сиротства погрузился.
Целует он меня, так я и знала. Я тебе не белоруска, отпусти, кому сказала! И в Израиль я с тобой на ПМЖ не поеду. Так, если на пляж только, на недельку. И детей заодно навестишь...
Маковецкий Михаил Леонидович

Глобальное потепление

— ...Значит, тебя, нехристь, глобальное потепление не пугает?
— Меня, кукла Лена, пугает глобальное похолодание.
— Это почему же?
— Потому что глобальное похолодание, которое происходит каждые 700 дет, всегда сопровождается стремительной экспансией ислама.
Резкое похолодание климата, вызвавшее «Юстинианоу чуму», унесло жизни половины жителей Средиземноморья в середине VI века. Что сделало возможным арабскую экспансию в этом регионе. При этом южное Средиземноморье, от чумы пострадавшее особенно сильно, было почти полностью арабизированно.
Примерно через 700 лет, в ХIV веке, вновь резкое похолодание — и эпидемия чумы, пик которой пришёлся на 1346—1353 годы, когда, по разным оценкам, от болезни погибло от 30 до 60 % населения Европы. В этот раз, после эпидемии чумы, которая опустошила Византийскую империю чуть ли не под ноль, тюрки захватили ее территорию. И вновь, остатки коренного населения были частично вырезаны, частично ассимилированы.
— А что — тогда кочевники в своих пустынях не страдали от глобального похолодания?
— Не только не страдали, а совсем наоборот. Потому что во время глобального похолодания пустыни всегда перестают быть пустынями и в них в разы вырастает количество осадков. Что приводит к демографическому взрыву у обитающих в пустынях кочевников. Их численность в разы увеличивается в течение жизни одного поколения.
И, в результате этих погодных катаклизмов, орды завоевателей-кочевников обрушиваются на обезлюдившие от неурожаев и эпидемий земледельческие очаги цивилизации. Татаро-монгольское нашествие тому пример...
...И вот теперь проходит еще 700 лет, наступает 21 век, к концу которого западная Европа, всякие там Франции и Германии, станут странами победившего шариата.
— Ишь ты! Оказывается, твои размышления уходят в далеко вглубь веков и на лоно природы.
— На лоно, кукла Лена. Именно туда. Иногда упиваться своей архаизацией бывает так приятно!
— Опять лапает он меня. Не куда не денется от тебя мое лоно, да погоди ты! А пока лучше скажи — что, следующие поколение советских людей будет жить при победе паранджи? В связи с чем вопрос — а зачем, когда я готовлю, ты всегда снимаешь с меня халат?

Нет, я понимаю — в функции содержанки входит не только непосредственно постель, но и весь комплекс услуг вокруг этого. Но, все-таки, удовлетвори мое любопытство.
— Постараюсь объяснить тебе это в бытовых терминах, кукла Лена. Мой папа был офицером, и мы периодически переезжали с гарнизона в гарнизон. Я поменял четыре школы, пока не получил аттестат зрелости. Потом учился в мединституте в Ленинграде, потом жил в Москве, потом ухал в Израиль, где за 20 лет поменял три квартиры. Потом вернулся в Россию и сейчас осел в Новом Уренгое.
То есть, мне всю жизнь не хватало стабильности, ощущения родного насиженного очага. А ничто так не создает ощущение уюта, как гений чистой красоты, которая, полуобнаженная, возится с кастрюлями на твоей теплой кухне.
— Где стоит клетка с попугаем, который разбрасывает шелуху от семечек по всей вышеупомянутой кухне. И, при этом, что немаловажно, за окном полярная ночь. Да не лапай ты меня — приятно ему.
На тебя, как и нашего гендира

это производит эффект разорвавшейся секс-бомбы, как я посмотрю. Его узбечка мне рассказывала, что он тоже заставляет готовить ему плов в одних трусиках. Такой же маловменяемый идиот, как некоторые.
— Кукла Лена, это же совсем не то! У них же нет попугая.
— С попугаем совсем другое дело, понимаю. От переизбытка чувств так и хочется обнять асфальт и плакать навзрыд.
Впрочем, я тебя понимаю. Насилу нашёл, тут же набросился, фиксировал на заднем сидении своего УАЗе Патриоте, после чего и женился по любви. А сейчас не может наиграться. Медовый месяц в четыре года, блин. Что еще раз обнажает твою задумчивую, размышляющую суть.
— «Именно», — как говорит наш попугай. Мудрейшая, кстати, птица. Надо ей купить вкусных семечек, как в «Солнечном» будем.
— Угу. Евреям свойственно комично всплескивать руками и поражаются самым обычным вещам. Не лапай меня, обормот, я занята. Ладно бы, ты просто снимаешь с меня халат. Но ты еще норовить меня обляпать. Ты что, когда эстетически наслаждаешься картинами в Эрмитаже, тоже их облапываешь и целуешь?
— Кукла Лена, Эрмитаж — это суррогат. Как чтение душеполезных журналов с неприличными картинками. Истинное эстетическое наслаждение я получаю разглядывая только тебя.
— Правда? Как приятно иметь дело сугубо только с возвышенными, высокодуховными и кристально честными представителями Малых народов Севера.
А я-то, в темноте своей серости, думала, что для тебя являюсь просто теплой мягкой коровой, вымя которой нуждается в постоянной бережной дойке. А тут вон оно как!
— Ну и напрасно ты так думала, кукла Лена. Евреи никогда не упрашивали помещика выделить им липы на рубку для изготовления лаптей. Как гласит еврейская народная мудрость: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача!».
— И это я слышу от человек, который с совершенно серьезным ебальником утверждает, что...
— Не говори так, кукла Лена. Это может нанести вред моей нервной системе, которая и так расшатана суровыми погодными условиями Крайнего Севера.
— Я вообще ничего больше не буду говорить. Потому что выключила плиту и готова, как юная пионерка, к выполнению своих прямых обязанностей. Только инсулин сначала уколи.
— Умеешь же ты, кукла Лена, превращать повседневные ритуалы в настоящий праздник...
Маковецкий Михаил Леонидович

Туареги, их история и государство

1-го апреля 2012 года туареги провозгласили независимость государство под названием Азавад. О чем сообщил Представитель "Национального движения за освобождение Азавада" (НДОА) Мусса Аг Аттахер.
В отличие, к примеру, от независимого Южного Судана, который в момент провозглашения независимости не имел даже названия своей страны (случай для независимого государства исключительный), Азавад никто не признал. А зря.
Азавад — традиционное название проживания туарегов. Их самоназвание «амазиг». Собственно это не самоназвание отдельного народа, а самоназвание всех берберов. Слово «туарег» — арабское (араб. мн. ч. тавариг, туарег от ед. ч. тарги). Туарегами сами себе они никогда не называют, так как это слово в арабском языке носит уничижительный оттенок, типа «ниггер» в английском или «жид» в русском.
История туарегов чрезвычайно своеобразна. Их язык, тамашек, относится к берберским. И, что совершенно беспрецедентно для кочевников, у этого языка есть своя письменность. Алфавит тамашек, как и все алфавиты, то есть способы написания, основанные на обозначении звуков графическим символом, произошел от финикийского.
Дело тут вот в чем. Туареги — народ, сложившийся в средние века в Сахаре. Из кого?
Был берберский (то есть семитский как по внешности, так и по языку) народ под названием зенага. Берберы, часть из которых в той или иной степени арабизированы, и по сию бору проживают на территории от Нила и до Атлантического побережья северной Африки. Даже коренное население Канарских островов, гуанчи, были берберами. Берберы занимались сельским хозяйством и у них были города. То есть они были и есть достаточно цивилизованы и имели свою письменность. А до прихода арабов исповедовали христианство главным образом и имели свои государства
И широко пользовались в хозяйственной деятельности чернокожими рабами, привозимыми из регионов южнее Сахары. Народ зенага жил главным образом торговлей. Водил караваны верблюдов по пустыне. А потому научились в как никто этой пустыне выживать. Эти торговцы имели свою письменность и умели считать.
Негров-рабов, как всегда в таких случаях, заставляли говорить на своем языке. И, как всегда в таких случаях, черные рабыни рожали от своих белых хозяев детей.
А потом пришли арабы и берберский мир постепенно деградировал. А оставшиеся без при присмотра и охраны рабы перебили своих белых хозяев. Так иногда случается, в Гаити, к примеру, так тоже случилось. Но рабы оставили язык хозяев, другого рабы уже они просто не знали. С языком осталась и письменность.
Именно поэтому общественное устройство туарегов очень жестко регламентировано. Весь народ подразделяется на несколько каст. Высшая – аристократия, владеющая верблюдами. Верблюды в пустыне — это все. Эта каста — мулаты, потомки белых хозяев и их черных рабынь. Или победившей элиты рабов и ставшими их женами женщин народа их бывших хозяев.
Существует также прослойка толкователей законов (левиты). Родство у туарегов, как и у евреев, так же передается по женской линии, как и имущество рода. Мать вождя имеет право вето на любые решения сына. Культуру народа сохраняют женщины. Все женщины высших каст с детства изучают азбуку тамашек. В отличие от мужчин, которые могут быть безграмотными, а, если и пользуются письмом, то арабским.
Это произошло вот почему. Когда восстание рабов победило, белые мужчины-рабовладельцы были убиты все. А белые женщины стали женами вождей победивших рабов. Но сохранили культуру и традиции своего народа. Вернее его женской части. Своих черных мужей частью своего народа они никогда не воспринимали и не воспринимают. И считают их своими рабами, а себя их хозяевами. И в душе их мужья с ними согласны, потому что они именно так воспитаны своим матерями. И именно поэтому у туарегов лицо закрывают как раз мужчины. Женщины как раз ходят с открытыми лицами, хотя туареги и мусульмане. Свободный человек ходит с открытым лицом всегда и везде. Прячет лицо тот, кто является чьей-то собственностью.
Низшая каста туарегов верблюдов разводить не имеет права — только коз. Это простые войны. А внизу социальной пирамиды — подчиненная касты ремесленников и рабов. Эти совершенно бесправны, а потому не имеют права иметь оружие.
И остались эти бывшие рабы жить в Сахаре, глубоко познав военные и стратегические материи. Где-то торгуя, где-то грабя. Другого промысла в пустыне просто нет, разведение верблюдов носит сугубо прикладной характер. Даже сегодня туареги продолжают контролировать значительную часть торговли от Египта и Марокко до Нигерии и Буркина-Фасо.
История туарегов отражена и в их национальном эпосе, согласно которому основательница рода Тель Тамашек (туарегов-аристократов)) считается легендарная Тин Хинан – «та, что издалека (пришла)». И которая была, согласно сказаниям, «благородных кровей, прекрасна собой, высокой, с белым цветом кожи, с большими глазами и маленьким изящным носом. И она олицетворяла собой красоту и авторитет».
А у Тин Хинан была черная рабыня Такамат, от которой произошли туарегские плебеи. Так туареги интерпретируют ветхозаветную историю о Саре и Агарь. И, с другой стороны, свою собственную историю.
А сейчас они, действуя осторожно, но решительно, еще и создали свое собственное государство. На пути страшного замысла туарегов было встал какой-то простой бесстрашный Малийский милиционэр, еще кто-то. Экономическое сообщество государств Западной Африки (ECOWAS) готово применить силу для сохранения территориальной целостности Мали. Ну, еще бы!
По площади государство туарегов, по логике вещей, будет колоссальным. Его границы — это северо-восток Мали, юго-восток Алжира, запад Нигера, север Буркина-Фасо и юго-запад Ливии. Но, фактически, туареги — это коренное население Сахары от Атлантического побережья и до Судана. Пустыня Сахара разрасталась, а она увеличивается последних три тысячи лет все время. Народы, жившие там до опустынивания, уходили, и на их место приходили пустынники-туареги.
Так что возникновение туарегского государства заденет интересы очень многих. Не зря туарегов называют курдами Африки.