November 17th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Простые сельские радости

...Меня совсем не прельщают простые сельские радости.

Да и перспектива менять как рукавицы ухажеров от сохи меня тоже не манит.
Однажды один такой хотел поразить мое воображение и, перед встречей со мной, принял виагру для быков-осемянителей. Представляешь?
— Не иначе как жидо-масоны

ему это подсказали.
Впрочем, у вас, в деревне под Рузой, живут высоконравственные и глубоко духовные настоящие мачо, как я посмотрю, могли бы и сами догадаться. Кстати, ну и хороша ли была той весной бычья виагра?
— На мой взгляд не особо. Вначале он зачем-то стал трясти своим половым органом перед моей мамой.
— В ответ твоя мама упала на колени?
— В ответ моя мама недоуменно пожала плечами и покрутила пальцем у виска.
— Какое презрение к человеческим ценностям. И это помогло?
— Нет, даже наоборот. Потом трясло его, рвота открылась, и пена изо рта пошла. Чуть не помер в корчах. Признаться честно — это было страшное, леденящее кровь, зрелище.
— Значит, зря у быков отобрал последнее?
— Так и хрюкал, как бесноватый, пока Скорая Помощь не приехала. Так что корм попался не в коня абсолютно. Просто создал полную иллюзию зверинца, можно сказать. Хорошо еще, что хоть он и натворил делов, все же ныне пребывает в полном здравии.
— И даже, после выписки из психбольницы, подружился с ершиком от унитаза?
— Говорю тебе — с ним все нормально. Даже женился через полгода.
— Значит, все-таки, подействовало. А тоя уже волноваться начал.
— Но тогда, признаться, это даже породило неконтролируемый взрыв негодования в моей душе. Потому что мне такая романтика на свежем воздухе мне не подходит.
— Я всегда говорил, что ты капризная, кукла Лена. Так вот откуда, оказывается \то пошло.
— Это пошло от того, что я являюсь сторонницей медленных и чувственных занятий любовью. Да и то только за деньги. У нас, там, в деревне под Рузой, бесплатного секса вокруг — как гуталина на гуталиновой фабрике. А вот в плане моих запросов — как-то беспросветно все вокруг вплоть до линии горизонта.
— Да уж, душеразрывающая история двух разделенных сердец.
— Трех, ты про быка забыл.
— Ах, извини меня кукла Лена, ради бога. Я не хотел тебя обидеть, честное слово.
—А ты тоже хорош, между прочим, обормот.
— Хорош, конечно, но не настолько. Впрочем, ко мне то какие претензии, кукла Лена? Ты же сама говорила: «Деньги и добрые люди, в отличие от никому не интересных безлошадных пешеходов, ездят на УАЗах Патриотах».
— Угу. Вроде приличный человек — голова седая, на руке золотой Ulysse Nardin, Тору цитируешь по памяти. А вот чтобы не расстегнуть на мне халат — ну никак! Ну не нехристь ты после этого?
— Это потому, что после трудового дня иногда так хочется покинуть границы этой когнитивной тюрьмы, в которой все мы живем, и полностью отдаться нахлынувшим на тебя ощущениям. И потом, своей высокой грудью, кукла Лена, ты, под завывание вьюги в полярной ночи, указываешь мне путь к счастью. Пусть не всеобщему, но мне и лично моего хватает. Неужели и это тебя обижает?
— Да ну. Если от того страдания палестинцев не усилятся, конечно. Всё нормально и стабильно, так и должно быть. Предпочитаю под завывания пурги на теплой кухне исполнять перед тобой стриптиз, хотя у меня вместо шеста плита с кастрюлями. Сегодня у тебя будет говядина, маринованная в миндальном масле, кстати.
— А если бы я с тебя снял не только халат?
— Не приставай. А то кастрюлю на голову надену. И останешься ты у меня без говядины, но в миндальном масле.
А то, что ты все время таскаешь меня на переговоры — ну что делать, перетерплю.
Зато я не смотрю на цену, когда покупаю что-то своему сыночку. Да и ты исполняешь мои капризы как правило, мировая закулиса. Ты же, что характерно для евреев, сначала производишь впечатление абсолютного подкаблучника.
— А это потому, кукла Лена, что евреям свойственно встречать неприятности минимумом эмоций. А вот радуются они обычно бурно и часто без причины.
— Будет тебе сейчас причина, не переживай. Сейчас плиту выключаю.
Маковецкий Михаил Леонидович

Советы брутального мужчины как создать уют

— Ну вот, начались хорошо знакомые непотребства....
...Кукла Лена любит порадовать меня своей аппетитной попой. Обычно эта выставка достижений народного хозяйства предшествует просьбе что-то ей купить. По своим убеждениям она вообще у меня сторонница минимализма в одежде. Но вечером, на кухне, без халата... Устоять перед такой просьбой физически невозможно.
Но, при этом, горько сетовать на свою кисло-сладкую судьбинушку она не забывает. Бросая на меня при этом нарочито бесхитростные взгляды:
— Опять он с меня халат снял.

Зачем? Ну просто слезы душат, а на ум приходят одни ругательства. Тут виноваты НАТО и Сорос, я думаю. «Говорят, открылся Пленум — врежу ж я меж глаз поленом!», — сразу детство босоногое вспомнишь, обормот.

(На снимке я на руках у мамы)
— Да люблю я тебя банально, кукла Лена, какое там НАТО. А халат на тебе мешает мне упиваться этим чувством. Без него ты для меня полярная мадонна на олене. Голая женщина в полярной ночи!
— Угу. Разрывающая пасть белого медведя чтобы согреться. Как же я устала от всей этой романтики Малых народов Севера. Да, ты меня содержишь, христопродавец. Но как-то щепетильнее со мной надо быть, щепетильнее!
— Вот тут ты не права, кукла Лена. За окном полярная ночь, пурга. Наверняка очень холодно. А у нас на кухне тепло. И красивая женщина, плавно покачивая большими сиськами, накрывает стол передо мной чем-то вкусным. Это и создает то, что называют уютом. Можешь мне поверить, любимая — я сектор Газа через прицел израильского ручного пулемета «Negev NG7» видел. В районе города Рафиях во время хамсина.
— Ты в тарелку смотри, а не на меня. Какой бардак вокруг себя устроил, пулеметчик. Ну куда ты вилкой тыкаешь? Как говорит моя мама:
— Общество состоит на страдающего народа и врагов народа, известных своим коварством, которые и заставляют, собственно, этот народ так тяжело страдать. Такими врагами народа являются, как известно, иноверцы, инородцы, христопродавцы и нехристи. Твоя задача в этой непростой ситуации, доченька — прижаться к такому врагу народа и лежать тихонько. Чтобы он периодически изнемогал, причем чем чаще — тем лучше!
Он у тебя обрезанный, а, значит, особенно опасный представитель тайной могущественной структуры под названием «мировая закулиса». А потому ты будешь за ним как за каменной стеной. А аристократия и прочая партийная номенклатура нам в этом деле не указ.
Ты у меня часто изнемогаешь, обормот? Смотри мне в глаза, когда я тебя спрыгиваю!
— Кукла Лена — да не то слово! И тихо терплю, с нетерпением ожидая долгожданного.
— Во-от! Причем не только долгожданного, но и неизбежного, что в данном контексте важно. За это ты и переводишь мне добросовестно деньги на карточку. В твоем возрасте производительный орган нужно держать в неге, так что это ты правильно поступаешь. Поэтому я и живу расслабленно, понимая, что тяжёлый труд — это не та цель, к которой нужно всей душой стремиться.
А всякой никакому не нужной романтикой ты наши высокие отношения не загромождай. Пулемет «Negev NG7» у него в голове. Чтоб я этого больше никогда не слышала! Ты меня понял!?...
Не лапай меня. Конечно, в деревне под Рузой хотят жить лучше, но без фанатизма. И я тоже готова работать за идею, ты не думай. Лишь бы платили хорошо. Да отпусти ты меня, кому сказала! Заводы рабочим, земля крестьянам, воды — рыбам, а бабы мужикам. Верной дорогой идете товарищи-и! (голос постепенно затихает). Сама расстегну, а то опять застежку сломаешь... Ох уж мне эти обычные проблемы тупых людей.
Ну вот, опять на него нахлынули эмоции. Теперь приступай. Пока я не разочаровалась в марксистско-ленинских идеалах. И лежу молча. Потому что язык стриптиза понятен интуитивно.
— С нетерпением жду наступления земной справедливости и устранения социального зла, кукла Лена! А твоя мама — это просто Карл Маркс без бороды... Умеет же она почувствовать сердцем время и деньги...