November 18th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

В. И. Ленин обещает маленькой девочке дать конфету

Если женщина красива
И в постели горяча,
Это — личная заслуга
Леонида Ильича!


— Угу. Просто, будучи содержанкой, дорожащей своим рабочим местом, я добросовестно выполняю свои должностные обязанности.
И вообще, у тебя или Леонид Ильич, или Стена Плача на уме. На другие темы ты уже не способен говорить даже в кровати. А ведь ранее, помню, ты подавал хоть какие-то надежды. Хочешь, кстати, я тебе кофе принесу?
— Нет, кукла Лена. Лежи где лежишь.
— Что-то ты сегодня не в меру брутальный, сионист.
— Любой еврей, кукла Лена, за ужином ведет себя как джентльмен, а в постели — как животное. Не здесь дело не в этом. Просто у меня лицо мужественное. Красивое, но без слащавости.
— Без слащавости — это точно. И зубов немного, зато все свои.
И перестань гладить меня по голове, я не ребенок. Еще по плечу меня одобрительно похлопай. Улыбается он. Лучше прояви ласковое ко мне отношение каким-нибудь другим образом.
— Нас, представителей Малых народов Севера, всегда отличало трепетное отношение к детям, кукла Лена. У моего друга, народного художника республики Саха Нибелунга Аванесяна, даже картина есть, посвященная этой теме. «В. И. Ленин обещает маленькой девочке дать конфету» называется.

— Я сама отнюдь не известная своей набожностью мать Тереза, но разнузданность нравов некоторых представителей Малых народов Севера даже меня, признаться, настораживает. Кстати, уж если речь о твоем моральном облике. Скажи, а ты бы мог бросить не в чем невинную красивую молодую женщину, нехристь?
— Бросить — вряд ли. А вот отшлепать — с удовольствием. И вообще, с сегодняшнего дня, кукла Лена, моя любовь к тебе будет выражается в нежной свирепости.
— Спасибо, обнадежил. А если, все-таки, красивая и пышная дорогу перейдет? Какая-нибудь девушка, похожая на большую и добродушную корову,

которая недавно вышла новым менеджером по продажам? Говорят, она очень нуждается в деньгах. И, оттого, готова оказать посильную гуманитарную помощь любому доблестному представителю Малых народов Севера, который...
— Прекрати, кукла Лена. Красивее тебя? Откуда! Такие на дороге не валяются.
— Да?
— А то.
— Ну не может он на старости лет противостоять приходу в общество разнузданных страстей — что ты будешь делать. Случай, христопродавец, а давай в Москву съездим? Мы же такой контракт заключили! А я по сыночку соскучилась.
Тут кукла Лена права. После длительного периода безрыбья нам удалось заключить серьёзный контракт. И с кем, с ООО «Газпром добыча Уренгой», крупнейшим на сегодняшний день газодобытчиком в мире.
Даже наш гендир по этому поводу так расчувствовался что стал говорить метафорами. Сначала себя он назвал «бронебойным оперённым подкалиберным снарядом». Очень образно, на мой взгляд.
Далее, в ходе беседы, среди прочего выяснилось, он «обладает высокой пирофорностью, то есть свойством к самовозгоранию в момент соударения с преградой». И, только после этого, он отметил большой вклад этих его качеств в работу коммерческой службы нашей компании вообще, а также меня и куклы Лены в особенности. У него даже округлилась от гордости спина, когда он распинался.
— Нас спасет только коллективный Распутин, — после фразы «Ставшей одной из наших нравственных опор» не выдержала и шепотом вставила кукла Лена, слушая его словоизлияния. Но, к счастью, он, кроме себя, никого в этот момент не слышал.
...На фоне таких событий не отвезти куклу Лену в Москву было бы просто не педагогично...
— Ну, что замолчал, христопродавец? Мы поедем?
— А что говорить? Я уже на завтра билет взял. Слушай, а давай твоему Антошке новый комп купим? Он, вроде, просил.
— Да покупай что хочешь!
— И куплю! Потому что согласие женщины с ним спать делает еврея ответственным за ее финансовое благополучие. На том стоял, и вечно стоять будет...
— Да лишь бы стоял, не важно отчего. Я же, со своей стороны, торжественно клянусь, что буду плакать от умиления в связи с каждым твоим гуманным жестом, особенно если этот жест будет в денежном выражении.
И отпусти мою руку, чтобы я, не уписалась от радости а, все-таки, приготовила тебе кофе. Ты инсулин уколол, кстати?...
Маковецкий Михаил Леонидович

За что я ей плачу деньги

— А снег идёт, а снег ид-ё-о-о-т!
— Начинается. Где сортир, прошу прощенья? Извините, я спросонья... Мелодию ты перепутал, я хотела сказать. Это не ча-ча-ча.
— А я, кукла Лена, не номинант, не лауреат, и не член. Как умею, так и пою.
— Не член он! Зачем тогда с меня одеяло стянул? Решил поутру размять свою руку негнущуюся? Стоит над распростёртой перед ним обнаженной женщиной из народа и лыбится. Ты хоть понимаешь, что стоишь на пути к конфликту, обормот? Настало время непопулярных для тебя решений, нехристь. Берегись!
— Зато я в полный голос пою, кукла Лена. А ты вечно мною недовольна.
— Тогда за что ты мне деньги на карточку переводишь, если я такая плохая?
— У тебя красивое лицо, грудь высокая, как я посмотрю

При всех твоих недостатках. Есть еще веские причины.
— А какие это у меня недостатки, собственно? Когда мы познакомились, к примеру, я вела себя как настоящая женщина из народа – расплакалась горькими слезами и, громко сморкаясь в подол, выбежать из кабинета. И, с тех пор, мой характер изменился только к лучшему.
— Твою внешность не может испортить даже твой характер, кукла Лена. Частота твоих помыслов умиляет. Неужели ты действительно думала, что я плачу тебе за то, что ты слушаешь моё пение по утрам? Кстати, могла бы и сама спеть что-нибудь народное, раз уж об этом речь зашла. Или станцевать что-то медленное, пока не оделась.
— Жизнь — она как лотерея. Вышла замуж за еврея... Я уже готова себе харакири сделать, так ты меня достал с этим своим «пока не оделась»! У тебя на этот счет всегда есть что предложить. Вот и сейчас — лежала же тихо, никого не трогала. Выходной день. Нет, этот разбудил меня своими протяжными стонами... Вечно у него снег идет и листья жёлтые над городом кружатся.
Репертуар смени, какие листья в Новом Уренгое посреди полярной ночи? И не лапай меня, лучше бы на это место тебе действительно снег пошел. Тем более оно у тебя обрезанное.
— Кукла Лена, ты сегодня на метле уже летала? Или опять было холодно?

— Глупость, сказанная негодяем и мерзавцем. Да, летала я, но только в ступе, чтоб не надуло. А тебе этого говорить не хотела из-за деликатности вопроса. Ты доволен? Кстати, о чистоте помыслов. В торговый центр бы меня отвез, беззаветный любитель разврата. Поездка в торговый центр в выходной день — верный способ вырваться за горизонт суровой реальности. В эти дни глобальных распродаж и бесчинств коронавируса...
Что-то быстро легкая влюбленность в большую похоть у тебя переходит, обормот. Разбаловала я тебя, а ты совсем на радостях берега и попутал. Ну ничего, ты у меня сакральную ценность моего целомудрия сейчас узнаешь. Быстро отпустил меня, кому сказала!
Вон, и попугай на тебя смотрит с осуждением. Ему нужно семечек купить, кстати. Каркни на него, птичка, пусть знает! А то я еще в грезах пребываю, а он уже домогается своими лапищами. Ой, да дай хоть потянуться то как следует! Одно приносишь ты мне разочарование вместо радости, христопродавец.
Кстати, во сне ты сегодня говорил: «Товарищи девушки!». А что тебе снилось то? Сеновал? Или картина Народного художника республикой Саха Нибелунга Аванесяна «Лесбийская пара в тундре», которую мы в музее творчества Малых народов Севра видели? Там прикольненько так. Потом меня еще свозишь.
— Ты моё почти всё, кукла Лена. А просьба съездить в торговый центр будет мною внимательно рассмотрена. В зависимости от твоего повешения.
— А что поведение? Когда я тебе в этом отказывала? Все бы врать с утра пораньше. Конечно, я тебя поцелую. Но это будет поцелуй ангела смерти, учти...
Ну вот, опять он подушку из-под головы у меня вынул, конечно... Раскладывает он тут девушку с утра пораньше в центре кровати... А ты мне твердо гарантировал? Или уже забыл?
— Будет тебе торговый центр, кукла Лена... А пока не крутись...
— А всё-таки хорошо, что ты меня из деревни под Рузой забрал. Из колхоза украсть — это всё равно, что из пожара спасти. Ой-ой-ой, да молчу я тихонько....
Маковецкий Михаил Леонидович

Теология для чайников. Шииты и сунниты. И евреи

Шииты считают равнозначными пророка Мухаммеда и его зятя (одновременно двоюродного брата) Али. Шииты считают, что сунниты убили законного, назначенного самим пророком преемника Мухаммеда, Али (у Мухаммеда не было наследников по мужской линии). И, в результате, захватили власть в исламском мире. После чего сунниты уничтожили Коран, который написал пророк Мухаммед, и написали свой Коран со своими корректировками и добавлениями.
В действительности же после смерти пророка Мухаммеда в 632 году началась борьба за то, кто станет его приемником. Изначально им был избран его двоюродный брат и зять — Али. Его сторонников стали называть «Шиит Али» (сторонники Али). Но Али, четвертого праведного халифа, зятя и двоюродного брата Пророка, а также его сыновей Хасана и Хусейна убил Абу Сафьян.
Абу Суфьян был молочным братом Пророка, их кормила одна женщина по имени Халима из племени Саад. Возможно, она и была их матерью, так как Мухаммед и Абу Сафьян были очень похожи. Что не мешало им, впрочем, остро конфликтовать. Абу Сафьян воевал с пророком Мухаммедом, но после его смерти и убийства Али возглавил исламские завоевания. Последователей Абу Суфьяна называют суннитами.
Кто был автором канонических текстов Корана, и кто и что там переделал сказать сложно. Но однозначно известно, что и пророк Мухаммед, и Абу Суфьян — личности существовавшие в действительности. Абу Суфьян был отцом Муавии, основателя династии Омейядов. А так как династия Омейядов правила исламским миром первые сто лет его существования (661–750 годы), то сунниты и стали господствующим большинством мусульман. И шииты — униженным меньшинством.
Ненависть к семье Абу Суфьяна — ключевой элемент шиизма. Абу Суфьян для шиитов — это чудовище, злонамеренный самозванец (Даджаль), который во главе армии, состоявшей в основном из евреев, покинул Сирию и отправился убивать шиитов.
Христианство в шиизме интерпретировано следующим образом: Сунниты под предводительством Абу Суфьяна были слишком слабы, чтобы противостоять сторонникам Али-шиитам, но Господь отправил им на помощь пророка Ису (Иисуса). В результате им удалось победить шиитов и убить Али и его сыновей. Что в какой-то степени правда, так как в на заре ислама сунниты были более терпимы к евреям, чем шииты, и в конфликте между шиитами и суннитами евреи всегда были на стороне суннитов.
Вообще, влияние христианства в исламе значительно, а иудаизма — колоссально. Собственно, весь Ветхий Завет имеет интерпретацию в исламе. К примеру, принесение в жертву Исаака и его спасение — в исламе это Курбан Байрам (курбан - в переводе с иврита "жертва"). Мусульманин может использовать синагогу в качестве мечети. Все, что кошерно для евреев — халяльно и для мусульман (кроме спиртных напитков, который ислам запрещает, а иудаизм — нет).
А династии Омейядов была к евреям терпима в особенности. Собственно завоевания мусульман — это завоевания Омейядов, которые были терпимы и к евреям, и к христианам, и вообще ко всем национальным и религиозным меньшинствам. И активно и умело использовали их в своих завоеваниях.
В частности, именно евреи помогли мусульманам взять укрепленные города Испании, открыв им городские ворота в Кордове и Толедо, поскольку предпочли терпимость мусульман жестокости и религиозной нетерпимости вестготов.
А евреев на Пиренеях было очень много. Все прибрежные города Пиренейского полуострова — это бывшие финикийские колонии. Разница между евреями и финикийцами была в том, что евреи были монотеистами (иудеями), а финикийцы язычниками. Во всем остальном это был один народ, говоривший на одном языке и пользовавшимися одной азбукой.
В период после падения Римской империи в финикийских колониях шел интенсивный процесс перехода от язычества в иудаизм. И к моменту появления на Пиренеях мусульман процесс перехода финикийцев в иудаизм практически завершился. В результате и получилось огромное количество евреев в мавританской Испании…
Вооруженное восстание, которое положило конец династии Омейядов, возглавили потомки Аббаса, дяди пророка. При Аббасидах было покончено и с терпимостью суннитов, и с победами исламского оружия. И началась медленная, но верная деградация арабо-исламского мира.
Завоевания тюрков, которые так же приняли ислам суннитского толка — это была уже другая история. При хане Узбеке (1313-1342 гг.) в Золотой Орде по воле ее государя вводился ислам, но это тоже, история совершенно другая.
Была еще блистательная мавританская Испания, но там-то как раз правили Омейяды, сохранившие традиции терпимости к иноверцам. Фактически, мавританская Испания от остального исламского мира отличалась качественно.