December 15th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

В Москву

— И опять кукла Лена приправляет меня чувственностью. Почему ты встречаешь меня раздетой? Из одежды на тебе лишь шляпка..

— Смотрит он на меня тюленем. Молчит и радостно лыбится. Все дышит жизнерадостностью слабоумного, одним словом. Лучше скажи спасибо, что я верна заветам диетолога и сегодня не съела ни одной шоколадной конфеты.
А встречаю я тебя в таком виде потому, что ты сегодня рано пришел с работы, и я не успела приготовить тебе поесть. Разделась в домашней обстановке, имею право. А что еще может предложить бесправная содержанка простому, как оленьи рога, представителю Малых народов Севера?
— А разве я не сказал тебе по телефону, что....
— Опять что-то про евреев? Или вновь пойдут дискуссии о проблемах парникового эффекта и бренности бытия? А по телефону все равно всего не расскажешь...
— Через три часа мы летим в Москву. Так что потрудись одеться. А уже в Москве, в квартире на Новослободской, я тебе сам с удовольствием помогу раздеться, кукла Лена.
— Там же будут вареники и галушки, как ты любишь. Я своей маме сейчас позвоню — она приготовит. А ты специально тянул, гад, с радостной вестью, мировая ты закулиса...
— Да ты что!? Почему ты расплакалась? У нас здесь что — церемония памяти жертв сексуальной эксплуатации?
— Я очень соскучилась по своему сыно-очку...
— Так сказала бы мне раньше! Красавица держалась до последнего, как я посмотрю. Но ты же знаешь, как я к тебе отношусь. А у евреев секс, по ходу, не ассоциируется с битьем лопатой. Поэтому я выполню все, что ты попросишь.
— Ты, нехристь, как я посмотрю, уже не можешь отличить настоящей проститутки от политической!
— Для контактов с развесёлыми девицами джентльмену следует иметь в кармане непочатую пачку купюр и презервативов. Так велят суровые законы гор и ресторанов, понимаю.
— Мне просто было стыдно тебя об этом просить. Говорят, что обычно евреи финансово крепко стоят на ногах. Но ты... Я же вижу, как ты бьешься головой о вечную мерзлоту — а договора никто не подписывает. Чувствует мое сердечко, что вскоре ждет успешный финансовый крах, космополит. Что о многом заставляет задуматься...

И, в свете этой мрачной ситуации...
— А других эзотерических факторов нет? Если нет, то сейчас слеза умиления скатится по моей небритой щеке...
Прошу тебя, кукла Лена, не устраивать мне больше аттракционов неслыханной скромности. Лучше вытри слезы, если не хочешь, чтобы у меня, в дополнение к обрезанию был бы инфаркт.
— Не хочу, признаюсь честно. С меня твоего обрезания более чем достаточно. А твой инфаркт может осложнится моим возвращением в деревню под Рузой...
— А вот этого не надо, кукла Лена! Граждане у вас, в деревне под Рузой, сыты и счастливы, как коровы в отдельных районах Индии.
— А я для тебя, значит, просто корова с большими влажными глазами? Которая нужно постоянно доить. А я просто смешная женщина из народа с большими сиськами. Отпусти меня, обормот. Слезы он мне вытирает.
— Смешная женщина с большими сиськами — какое восхитительное резюме! Смотри у меня, кукла Лена! Что за кибератаки на систему городской канализации в начале полярной зимы? Быстро вытри слезы и собирайся. Те клоуны наконец подписали договор — и я сразу взял билеты на ближайший рейс...
А вообще, все в целом у меня дышит благополучием и благолепием. Так что твои тревога и мрачные прогнозы, кукла Лена, тут неуместны. И, кроме того, они заслуживают общественного порицания.
Так что брось эти построения на песке. Это все тонкости бытия пролетариата сурового Заполярья — договор они не подписывали. Тебя, кукла Лена, это не должно касаться...
Маковецкий Михаил Леонидович

Коррупционеры Нового Уренгоя — кто они?

Кукла Лена вплыла на кухню в пижаме и в негодовании. Ну, пижаму то я с нее быстро снял. А вот с негодованием все оказалось не так просто:
— Когда я училась в десятом классе, я однажды пришла домой под утро, да еще и юбку где-то потеряла

А моя мама мне тогда даже слова не сказала.
Но ты же — ночь, вокзал в городе Руза. Из темноты появляется сутулая фигура старого еврея в валенках. Его кривой нос соплив. А в руках у него сумка, а в ней пачки мелких купюр в евро. Вдали слышится гудок паровоза. Но чу! Порыв ветра, сумка падает из дрожащих рук еврея в валенках — и купюры разлетаются по всей платформе.
Слышатся горестные стон. Финансирование облицовки фасада офиса нашей компании титановыми панелями светлого оттенка было согласовано, средства были выделены, проведены как производственные расходы, обналичены, откаты занесены. И такой пызъдец...
Так Вам обоим и надо! Хотели и рыбку съесть, и сковородку не помыть, два старых...?
А оказалось — что нагло отобрать честно наворованные деньги у двух старых похотливых капиталистов — милое дело. Особенно у нашего гендира. Да здравствуют простые оленеводы в полицейских мундирах! Но ты тоже, вредный такой — просто сил моих нет.
А теперь можешь шлепать меня по моей многострадальной попе сколько хочешь — я тебе всё прямо в лицо сказала!
— Я тебя мог шлепать по попе и до этого, кукла Лена. Но рука не поднимается. И в локте не сгибается...
— А это у меня попа такая. Христопродавец. Нас не запугать!
— Не запугать её. Это просто в деревне под Рузой, когда ты росла, были либеральные нравы, кукла Лена. Поэтому у тебя такой характер и сформировался. А фасады офиса нашей компании мы еще облицуем, причем именно титановыми панелями.
— После чего сразу в космос. Лучше бы купил мне чего.
— В будущем, кукла Лена, когда всё успокоится. Рефинансирование (заемщики гасят оставшуюся часть ссуды и берут новую, но на лучших условиях) — это обычная практика в работе любой компании. Комар носа не подточит.
— Угу, и пенис комар не обрежет, ну ничего не боятся! У тебя и нашего гендира только одно на уме

Коррупционеры!
— Ты, кукла без юбки, зря кипятишься. А в нашего гендира я верю. Благоговейной верой! Тем более, что одна блондинка как-то разглядела в нём поэта. Причем непосредственно на моих глазах.
— Представляю эту полную огня сцену. Серенький козлик как символ большого белого козла этот твой гендир. А если вас обоих посадят? Что я тогда без тебя буду делать? Это же всё даже ленинская кухарка сообразит, что вы надумали. Ну да, куда надо у вас всё откачено, конечно.
— А также накачено и закачено, кукла Лена. На том стоим.
— И что, после всего этого наша компания продолжит напряжённо трудится? С упором на пеньку и деготь? Что, все дураки и только вы самые умные? По поводу твоей с гендиром сексуальной ориентации по всему Новому Уренгою уже ходят грязные слухи, так и знай!
— Порядок всегда бьет класс, кукла Лена. Учти это на будущее, когда я тебя буду раскладывать в постели.
— Боюсь, что это произойдет очень скоро. А то я тебя не знаю, обормот.
— Это потому, что у нас тут Новый Уренгой, кукла Лена. И мы с тобой работаем в солидной компании, которая занимается сдачей в аренду оборудования и спецтехники для работы и бурения газодобывающих скважин. А здесь сомнительные финансовые манипуляции недопустимы! Это, вкратце, то, что касается сексуальной ориентации руководства всей нашей компании и твоего, кукла Лена, руководства лично.
—Угу. Зловещий смех, дым, занавес. А если мне страшно!
— А все потому, кукла Лена, что на Крайнем Севере слишком климат суровый, чтобы ходить без юбки. А я — твой начальник. Поэтому ты будешь делать то, что я тебе сказал!
— Самоуверенный такой! А я — твоя содержанка. Значит ты мой содержатель, а не начальник.... Ты следишь за мыслью, христопродавец?
Я очень на это надеюсь, потому что сама я ее уже немного потеряла... Ой, да ладно, ладно! Рассвирепел то как — попугая нашего напугаешь. А что я такого сказала то?