December 16th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Женщина за рулем

— ...Даже если женщина любит за деньги — она всё равно заслуживает жалости и сострадания. Но ты же, нехристь...
— Кукла Лена выступила с крикливыми замечаниями. Перестань, прошу тебя.
— Не перестану. Особенно сейчас, когда мы возвращаешься с очередной деловой попойки, я безропотно села за руль и пою вместе с тобой советские песни в машине...
— Без тебя они бы никогда договор не пописали. Дай я тебя поцелую, кукла Лена.
— Да не лезь ты со своими... хотя бы когда я за рулем. Именно из-за этого эти песни за рулём по погруженному в полярную ночь Новому Уренгою уже вселяют в меня ужас. Ты, христопродавец, хочешь похоронить меня здесь, в тундре среди елок?

— Кстати, если об этом уже зашла речь. Не могла бы ты меня, кукла Лена, похоронить на венецианской остров-кладбище Сан-Микеле? Там есть старинная еврейская часть. Там же похоронен Скупой рыцарь. Причем не один, а вместе с Иосифом Бродским. Французские рыцари еврейского происхождения когда-то произносили там обеты.
А вот тебя, кукла Лена, вдали от родной деревни под Рузой? И похоронить!? А кого же я тогда...
Да как ты на меня могла такое подумать!? Хотя сам я, по всем признакам, вскорости погибну, будучи сброшенным лошадью в яблоках в бездонную пропасть.
— Нет, ты хочешь меня здесь похоронить, жидо-масон. Учти, нехристь, в обществе вновь резко нарастает глубинное недовольство вашим культом... А моего сыночка ты хочешь оставить сиротой. Все бы вам кровь христианских младенцев хлестать стаканами.
— Меня влекут вовсе не младенцы, кукла Лена, даже христианские. И это колыбель моей идеологии.
— Хочешь, я остановлю машину? Мне ведь стеснятся нечего — ты у меня всегда умыт, накормлен и спать расслабленный уложен. Так что свои кровавые шекели я отрабатываю. И сейчас, если скажешь — я остановлю. И вновь с честью отработаю деньги, которые ты на меня тратишь.
— Ну вот, опять мои слова были поняты неправильно и вырваны из контекста. Да, евреи любят озвучивать свои демократические и либеральные взгляды всегда. Но особенно тогда, когда их просят этого не делать. Но, раз ты требуешь, кукла Лена — я этого больше не буду. Но, зато, буду с тобой прям, как сюжет порнографического фильма. Так вот, намекая непрозрачно:
Может, все-таки, ты за меня замуж выйдешь? Ну не надо же так жутко боялся всего, кукла Лена? Это было бы очень логично — там, где женщина имеет право отказать супругу в сексе — там института семьи нет. А ты от меня полностью зависима, по крайне мере финансово.
— Налакался то как, о Господи! Это у тебя верный признак. Дальше только Белая Горячка.
Но ладно уж. Ты, все-таки, мужчина с красивой нижней челюстью. И, честно сказать, совсем не жадный. По отношению ко мне, по крайней мере.
— Да при виде тебя, кукла Лена, любой мужчина резко достанет кошелек. Потому что ты ангел. И потом, корень ש-ק-ל в названии «‎Ашкелон»‎ такой же, как в слове «‎шекель». А у меня в этом городе куплена квартира, причем у самого моря. И в этой квартире я хотел бы провести старость.

Но только с тобой, кукла Лена. Там, на пляже, я буду тебе учить ивриту, а также иудаике и гебраистике. А ты, слушая меня, будешь есть тропические фрукты. И все, глядя на тебя, будут мне завидовать потому, что ты слишком красива, кукла Лена, даже для фешенебельного Ашкелонкого пляжа «Далила»...
— Только в альтернативной Вселенной. Я в Ашкелоне начинаю скучать уже на третий день. Так что угомонись.
— Нет. Сегодня я не намерен молчать на фене!
— Ну не молчи. Даже можешь вслух помечтать о звании Героя посмертно. Мы все равно уже к дому подъезжаем.
— Мкр-н Тундровый 6, кв. 64? Где оскорблённому есть чувству уголок?
— Да, да, о Господи! Пьяный, пьяный — а прямо в краску меня вогнал. Со свойственной евреям нелинейной структурой повествования.
Потерпи пару минут, обормотище.
Маковецкий Михаил Леонидович

Аристократы и простолюдины

— ...А моя мама говорит, что в России всем рулят евреи.

— Россией, как и любым феодальным государством, всегда правили оккупанты, кукла Лена: Викинги, потом татары Рюриковичи, после них немцы Романовы. Не пойми кто Ленин, потом грузин Сталин. После него живописная группа украинских парубков-генсеков. Так что приемлемость сохранена.
А евреи — это так, наемники при государе первое время Советской власти, пока эта власть уж совсем своему народу не доверяла. А уж евреям то государство Российское точна не доверяла всегда, вводя разного рода Черты Оседлости гласные или негласные и спуская с цепи антисемитизм если что.
— А почему так?
— В феодальном обществе этническое происхождение аристократов и простолюдинов

всегда разное, кукла Лена. Россия тут с западноевропейским, фактически немецким по происхождению дворянством со времен Петра Великого — это вовсе не исключение, а правило. Во Франции, к примеру, аристократы — это потомки германцев франков. А крестьяне-простолюдины — потомки кельтов галлов.
В Англии — аристократы германцы англы и саксы, а простолюдины кельты. И так далее. Это обстоятельство создает пропасть между сословиями, и таким образом, делает такое общественное устройство стабильным, кукла Лена.
— Да врешь ты всё! С утра бабу трахнул, и теперь вот лежишь, размышляю о судьбах Родины...
— Кстати, коли речь зашла о трахнутых бабах. В России с этим делом были большие строгости.
— Ты, нехристь, хоть иногда думай головой, а не головкой. Причем тут это?
— Притом, кукла Лена, что после Петра Великого немка маменька наследника престола привозила из Германии очередную принцессу, благо их там всегда было немеряно и выдавала замуж за своего сына. После замужества немецкая принцесса брала отчество Федоровна, наследник престола становился государем императором, а его немка маменька вдовствующей императрицей.
И так до Николая II-го включительно отлаженный механизм работал без сбоев. Когда подкаблучник император Всероссийский, а он был всегда подкаблучником по определению, начинал пошаливать — его быстро ставили на место его немецкие жена и мама.
— Да что они ему моги сделать то? Он же император.
— Однажды такой конфликт дошел до такой ступни, кукла Лена, что немецкой принцессе пришлось своего венценосного супруга придушить.
— Настолько не сошлись характерами? Не фига себе!
— Не солись, кукла Лена. Уж очень немецкую принцессу налево тянуло. Но это отдельная большая тема. После чего самой занять безвременно освободившийся престол под именем Екатерины II-ой. Но обычно до таких эксцессов дело не доходило...
Положил на меня руку, довольный, и снисходительно плюет на окружающих с высоты своего положения счастливого обладателя красивой женщины... Отпусти меня — мне завтрак готовить надо.
— Без моего разрешения с кровати не вставать, кукла Лена! Сколько я должен тебя учить элементарным правилам вежливости и придворного этикета?
— В ярость он пришел, русофоб. А что твои правила вежливости, христопродавец, говорят о понятном человеческом желании пописать? Да я же тебя на помойке нашла, христопродавца! Забыл, как ты один жил, когда с Израиля вернулся? Очистила я тебя от очистков и, как приличная девушка, на себе женила. Да, ради денег. Только фамилию твою не взяла, естественно.
— Девичья фамилия Екатерины I-ой, жены Петра Великого, была Марта Самуиловна Скавронская. Так что могла бы и взять мою фамилию, кукла Лена. Ничего страшного. Тем более, что вполне себе русское имя Хевронья происходит от названия более чем еврейского города Хеврона.
— Если уломаешь меня уехать в Израиль все-таки — тогда возьму твою фамилию. А пока мы живем в Новом Уренгое — извини. Купил бы мне белый девочковый джипик с розовыми бамперами лучше. Я бы в нем красовалась по Новому Уренгою.
— Не куплю, кукла Лена, еще ударишься. Сам тебя катать буду. И на кухню я с тобой пойду. При мне готовить завтрак будешь.