December 27th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Она была больна ветрянкой

Сегодня новостная сводка превзошла мои самые смелые ожидания:
По телевизору показали, как на Генеральной Ансамбле ООН выступала придурочная девочка с походкой недоенной коровы. Речь придурочной девочки по жанру была бредовой клеветой.
Нет, девочка вовсе не призывала к массовым убийствам белых людей, по крайней мере пока. Хотя, конечно же, необходимость в скорейшей стерилизации Европы не только назрела, но и давно перезрела. Речь шла всего лишь о том, что, по мнению девочки, наблюдается переизбыток углекислого газа в атмосфере. И что грядет мировая экологическая война...
Впрочем, беседа довольно быстро перешла к нетленной для ООН темы, и, естественно, международное возмущение усилилось еще больше, когда выяснилось, что речь идет именно об оккупированных Изр... Потом, как это принято, все гневно осудили и, с чувством выполненного долга...
...В общем, все шло в очень характерной для всех выступлений в ООН, но юный возраст девочки вносил во всё действо некую ранее совсем не присущую Генеральным Ассамблеям пикантность. Хотя, казалось бы, сама ООН, плоть от плоти ЛГБТ-сообщества, к некой пикантности должна тяготеть. Но — нет...
Не обошлось и без нелестных реплик. Представитель Украины призвал было гневно осудить Российскую агрессию... Но Сергей Кужугетович опять оказался вне критики. И ничего удивительного в этом нет — потому что его отчество дано выговорить далеко не каждому...
Но, попрошу без нелестных реплик. Потому что именно это придурочная девочка на трибуне ООН вновь напомнила мне дебют моей взрослой жизни. Не знаю, почему.
Мой первый секс случился довольно поздно — когда я учился в институте. То было время предперестроечного заката. Финала Империи, когда пышные похороны кремлёвских старцев происходили все чаще и чаще и, наверное оттого, совсем не вызывали скорби.
Моей первой возлюбленной была пышная рыжая девушка невысокого роста с нашего же курса

При этом у нее было очень серозное выражение лица, но особого опыта и знаний в этом деле у нее тоже явно не было. До этого я примерно месяц «И чувства бурные ты лирой пробуждал». И вот, наконец, свершилось — чувства в ней проснулись.
...Я крепко держал ее за пышную задницу, которая была покрыта пузырькам, потому что она в это время болела ветряной оспой. И поэтому не пошла на лекции, а осталась в общежитии. А я лекции в тот день просто прогулял без уважительной причины. Впрочем...
Там, где мои руки крепко сжимали ее ягодицы, пузырьки лопались и на их месте оставались розовые эрозии...
Это было очень давно, но... воспоминания о том дне я пронес через годы, через расстояния... Фамилия ее была Лаптева, а вот как звали — я забыл. Хотя всю жизнь сожалел, что не женился на ней тогда. По-моему, она бы согласилась.
...Сейчас мои сверстники мрут, собаки, как мухи. Но нам есть чем гордится — именно мы когда-то поняли, что: «Ехать надо. Ехать!». Именно этот страстный призыв стал тем громом, после которого мужик, наконец, самым решительным образом делает обрезание себе и своим близким. То есть, это мое поколение

воплотило в жизнь вековые мечты народные. Так что беззаветное мужество и беспримерные подвиги павших героев — это все о нас, беспартийных верных ленинцев еврейского происхождения יהי זכרם של הצדיקים מבורך. (да будет благословенна память этих праведников).
Но, при этом, и нами с юности владели сомнения и душевные терзания. И главное из этих душевных терзаний, на мой взгляд, это то, что всю жизнь мы горько сожалели о том, что тогда на ней тогда не женились...
И это тоже неотъемлемая часть суровой еврейской реальности, моего поколения, по крайней мере.
Маковецкий Михаил Леонидович

Валенки в подарок

— Женщину делает женщиной одно обстоятельство — отсутствие денег. Большие сиськи — это вторично на самом деле. Так, аксессуар...
Моя кукла Лена красива как ангел

и мудра как черт. Только женского рода И, при этом, имеет смелый, чуть прищуренный взгляд на жизнь. А еще она материалистична что твой Карл Маркс. Особенно когда речь заходит о моей к ней любви. В остальных же случаях она, как Энгельс, склонна к философским обобщениям. Может себе позволить.
— Вот ты, к примеру, меня лапаешь. И не понимаешь явно, где тормозить... Ну так это, если поверхностно на вопрос глянуть. А вот если смотреть широко, в целом — то, всё равно, чем-то таким родным повеяло, скрепным. Сразу вспоминается, что ты мне за это деньги на карточку переводишь. А когда мне звонит мама и говорит, что зашли деньги на карточку — моя любовь к тебе просто волшебным образом возрастает.
— Расцениваю этот выпад как всенародное восстание против вождя, кукла Лена. И вижу в этом грязный намек.
— Нет, он проводит свою счастливую старость в устойчивом Альцгеймере, как я погляжу, намеки какие-то ему мерещатся. Я же сковала: «Не лезь! У меня плита включена. Потом».
— Потом, так потом. С учетом того, что это станет одной из важных твоих заслуг перед Вечностью, кукла Лена.
— Да я вообще идеал. Про постель я и не говорю. А на кухне? Рачительность. Домовитость. А также хлопотливость. Купил бы мне чего, что ли? Лыбится он как барбос. О чем с тобой сегодня гендир разговаривал?
— Как обычно, кукла Лена. Лекция на вечно животрепещущую тему «Как всех обмануть и жить счастливо».
— А ты ему чего?
— Тебя хвалил. Сказал, что без тебя Азотная компрессорная Станция СДА-20/251 на шасси МЗКТ-652712 не в жизнь бы не ушла.
— А он чего?
— Сказал, чтоб я поощрил тебе не формально.
— Так а я о чем? Сказала же «Купил бы мне чего?». Только наш гендир знает, как выстроить толпы жаждущих в колонны страждущих. Продолжай. Так что ты мне купишь?
— Я собираюсь купить тебе, кукла Лена...
— Ну-у?
— Барабанная дробь... в свете последних событий и за успехи в труде ты награждаешься новыми переходящими валенками, кукла Лена! Ура, товарищи! С учетом того, что тебе итак на карточку за этот СДА-20/251 бонус пошел.
— Вот, в качестве твоей содержанки, в свою работу всю душу вкладываю. Еще, плюс к этому, и в переговорах с контрагентами участвую. Хотя, в мои функциональные обязанности, как твоей содержанки, это точно не входит, кого хочешь спроси.
И, при этом, ты со мной обращаешься как бессребреник и чуть ли не босяк. И лапаешь в придачу, когда у меня кастрюля на плите.
— А, кроме валенок, кукла Лена, может что-нибудь еще купим. В какой Торговый центр поедем?
— В «Ямал». Да пусти ты! Поешь сначала. Сегодня у тебя борано.
— А это еще что?
— Это сыр-косичка, размоченный в раскалённом до первых признаков обугливания топлёном масле.
— Что ж, попробуем. Как сказал поэт: «Что наша жизнь? Еда!».
— Валенки он мне купит... Это будет может и красиво, но для тебя чревато, христопродавец. Красивой жизни он хочет, а сам немытыми лапами лезет. А на мне белье парадное.
— Оно будет так гармонировать с валенками, кукла Лена! Ну представь себе — тундра, жуткий холод и олени с ягелем, ярко светит северное сияние. Вдалеке виднеется буровая вышка. Там сжигают попутный газ...
— Этот поджог небезосновательно приписывается израильским спецслужбам...
— А тут еще наш гендир, из гендерных побуждений, взял к нам на работу новую менеджера по продажам — полную идиотку.

— Толстовата, конечно, но зато сиськи какие! Силикон, как думаешь?
— И, на этом фоне, ты, кукла Лена, в сексуальном белье и новых валенках...
— Угу. Сталин назначил Горького гениальным пролетарским писателем, потому что не был знаком с твоим творческим наследием. Доешь сначала, врун. Когда это последний раз ты меня не на каблуках видел...