December 30th, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Нож с двумя ручками

— Кукла Лена в этом крохотном бикини ты меня так взбудоражила...
...Моя кукла Лена любит разного рода кухонные механизмы и усовершенствования. В частности, у нее есть самоговорящая скороварка. А недавно она приобрела нож с двумя ручками.

— Кукла Лена, а как таким ножом пользоваться?
— Не твое дело. Нехристь. На каждую твою хитрость я отвечу своей непредсказуемой глупостью. Зубы он мне заговаривает. Ты с меня снял халат — я же тебе слова не сказала

Так и кручусь к плите передом к тебе задом в аксессуарах для голой женщины.
— Это единственный приемлемый наряд для приличной женщины, кукла Лена.
— Понимаю, я — твоя содержанка, ты мне за это деньги платишь. Получаешь за свои деньги от меня чулки и вообще вечный праздник — вот им и руководи.
А кухня — это сугубо мое личное дело, и ты сюда не лезь. Тут я как-нибудь без жидо-масонских выкрутасов обойдусь. Тебе здесь разрешается сказать или «очень вкусно», или «мне не понравилось, опять пересолено». А то как выпьет рюмку — так и начинает делиться эротическим воспоминанием и рекомендовать лучший на сегодняшний день вибратор. Вот ведь манера!
— Отказать было неудобно. Рабочий момент.
— Я тебе обвиняю в чем-то? Спросила: «Что, внезапно начался запой?». Выпил и выпил, только не занудствуй, сиди тихо.
— Мы достигли того рубежа, кукла Лена, на котором требуется принять решение.
— Пока у меня плита включена — и не вздумай. Вот пойдем в спальню, ты там уколешь инсулин, а уж потом принимай решение. А то я ему когда-то отказывала.
— Мы, сионисты... Каждый день наши благодетели несут добро в города и сёла...
— Та-ак! И опять растёт национальное самосознание еврейского народа. Сказала же тебе: «Пока плита включена — руки не распускать». Обормот!
— Евреи всячески избегают греховных помыслов, кукла Лена. О чем ты?
— Ты меня не пугай на ночь глядя. Я тебе что, уже надоела?
— Того, за что нельзя уплатить наличными, не существует в природе. Поэтому, кукла Лена. Я тебя люблю и требую, чтобы ты вышла ща меня замуж. Только в этом случае я смогу оформить тебе израильское гражданство. А то я скоро умру, а твое будущее, кукла Лена, без меня в деревне под Рузой отнюдь не кажется мне радужным и счастливым. И в данном случае, кукла Лена, каждый думающий иначе, является предателем и пособником врага...
— Ну-у, совсем его развезло. Замуж он меня зовет, в Израиль тащит — верный признак. Пиндосия и её шавки не пройдут! Деревня под Рузой форева!
— Деревня под Рузой, где я был известен под ником «Азохен Вэй»... Это было бы зверское самоубийство с твоей стороны, кукла Лена. Или Путин тебе все-таки подарил надежду?
— Надежда, не надежда, а национал-мазохизм я заниматься не собираюсь. Да и шабат соблюдать я точно не настроена. Уж лучше «Сошлись как-то Илья Муромец и Соловей-разбойник. Но церковь была против этого брака»...
— А в Израиле церковь отделена от государства. Не отделена синагога.
— Вот-вот, и я о том же.
— Многие эмигранты для борьбы с ностальгией покупают воблу. И ты бы могла так поступать...
— Нет уж, лучше я буду есть муксуна в Новом Уренгое. Тем более, что ты меня сам к этому приучил. Христопродавец.
— Пропагандистские сказки были единственным жанром литературы и предметов изучения «Истории», разрешёнными в СССР. И вот результат. Кукла Лена, которая могла бы так украсить собой еврейское национальное государство...
— Ну тут ты явно погорячился, мировая закулиса. Руки от меня убрал, пока плита включена.
— Э-эх, а на следующее утро дедушка с бабушкой нашли у Колобка под подушкой журнал с булочками. Значит так, кукла Лена?...
— Да пошли уже в спальню, не уснешь ведь без этого, колобок ты непутевый. До утра ведь будешь колобродить, я же тебя знаю, сильно верующий в атеизм иудей ты мой. А завтра то тебе на работу.
Маковецкий Михаил Леонидович

Советские сказки

— ...Ответ на этот животрепещущий вопрос можно найти где угодно, кукла Лена. но я предпочитаю его искать в псевдорусских народные сказках.
— А ты, христопродавец, в детстве много таких сказок читал?
— Все тогда читали исключительно такие сказки, кукла Лена. В СССР были отдел идеологии ЦК и Институт марксизма-ленинизма.
— И чего?
— И оба они функционировали при ЦК КПСС, кукла Лена.
— Ты в своём уме? При чем тут сказки?
— Эти два почтенных органа на пару и творили в жанре «В гостях у сказки». Вот там действительно мысль кипела. Баба Яга, Снегурочка, Василиса Прекрасная и другие яркие женские образы, кукла Лена были созданы именно там.
А вот все остальные авторы и литературные жанры были в СССР криминализированы и попадали под статьи УК «Антисоветская агитация и пропаганда» или «Клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй». Это уже как суд решит.
— А суд был тогда главным литературным критиком?
— Отдел идеологии ЦК в своем творчестве руководствовался высокими идеалами и обращал свой пристальный взор к репродуктивной сфере

— Ну, в этом и ты питаешь вдохновение, нехристь.
— А твоя мама, кукла Лена? Спроси у нее.
— А я спрашивала, кстати. Она мечтала о прекраснодушном десантнике в тельняшке на белом коне. Прямом и страстном.
— Тельняшка на белом коне? Я бы, в сое время, поостерегся иметь дело с такой девушкой, кукла Лена.
— А сейчас тебе это уже всё равно? Если ты ее не идеализируешь, конечно.
— Все правда, кукла Лена. Об это еще Зигмунд Фрейд писал в своем эссе «Групповая психология и анализ Эго».
— А ты и это читал?
— Я на Фрейде воспитывался, кукла Лена. Хотя тогда и это попадало под статью «Клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй».
— Это еще почему же?
— Потому что в СССР секса не было, кукла Лена. Клянусь!
— Кошмар какой! А хоть выпить тогда можно было? Как там, в СССР, было с крепкой дружба людей и алкоголя?
— Иване Грозный ввел институт кабаков, кукла Лена — принадлежащих государству мест, где можно было купить в разнос и употребить внутрь алкогольные напитки.
— А что, до этого питейных заведений на Руси не было?
— До этого этот вопрос был спешен на самотек, кукла Лена. И запрет на варение пива и вина для крестьян и посадских людей тоже ввел Иване Грозный.
— Какой радикальный реформатор был этот царь. То, что он Казань брал — это пустяк, оказывается.
— Как и введение опричнины, кукла Лена. Так доходы от продажи алкоголя стали важнейшей статьей поступлений в казну. И таковыми они и остаются по настоящее время.
— Что, и сейчас? И перерывов не было?
— Перерывов было два, кукла Лена. И оба закончились трагически. Первый раз ограниченный сухой закон был введен в Российской империи во время Первой Мировой Войны. И кончилось это совсем плохо.
— А что такое?
— Свершилась Великая Социалистическая Революция, кукла Лена.
— Действительно, получилось нехорошо. Ну а второй раз?
— Второй раз легкомысленно ограничил употребление спиртных найтовов М. С. Горбачев. И тут уже не устоял СССР.
— Надо же! И опять те же грабли значит?
— Но вернемся к российской словесности, кукла Лена. В СССР, в качестве единственного взыскательного коллективного литературного критика, в те годы выступал КНБ. Функция суда в этом плане была сугубо декоративная. Я бы сказал, орнаментальная и украшательская.
— И что, сказка была единственный литературным жанром в те далекие былинные времена?
— Ну, если быть до конца откровенным, то не возбранялся и жанр доноса. И это был камерный, подлинно народный жанр, кукла Лена. Масса любителей российской словесности творила в жанре доноса много и плодотворно. Хотя часто и в качестве неизвестного автора.
— Эту песню не задушишь, не убьешь. Мне и мама моя рассказывал.
— Хотя это очень требовательный жанр, кукла Лена. Прежде всего он требует подлинной жизненной правды и любви к родной земле. Также в доносе должна звучать подлинная душевная боль. И это главное, что, собственно, и создает прелесть этого жанра. Кроме того, в идеале, он должен быть краток и убедителен.
— И мать сыра земля рождала подлинных мастеров этого жанра, я надеюсь? А вообще, я думаю, что ты врешь. Ну привирали они там и тут, не без этого. Но, чтобы совсем сказки...
— Советский официоз, кукла Лена, весь на 100%, был никак не связан с реальностью. Это был абсолютный всеобъемлющий паранойяльный бред, включающий в себя всё, от прогнозов погоды до результатов футбольных матчей.
— Ну и как же в такой обстановке ты жил, такой весь из себя жидо-масон утонченный?
— В девстве я был очень вежливый ребенок

Помню, однажды сказал: «Здравствуйте, я принес кал и мочу. Куда поставить?».
— Ну и?
— Чуть не побили. Выяснилось, что я ошибся, и это была не поликлиника. Так и жил.
— На этой высокой ноте мы, пожалуй, закончим этот экскурс в историю. Давай ешь, и пошли спать. Ты меня уже утомил сегодня своими трогательными воспоминаниями, обормот.