December 31st, 2020

Маковецкий Михаил Леонидович

Мой День Рождения

Лето этой осенью было таким бабьим-бабьим. И этим бабьим летом у меня был День Рождения. Который в этот раз меня застал в Москве. Мои старые знакомые живут в Израиле, где я жил раньше. А новые знакомые живут в Новом Уренгое, где я живу и работаю теперь. Новый Уренгой, все коммуникации тут наверху, город кишками наизнанку. Трубы не закапывают из-за вечной мерзлоты...
Но этот мой юбилей мы празднуем в Москве, а потому вдвоем — я и моя кукла Лена. И, в качестве подарка, моя возлюбленная, пока я полдня мотался по делам, приготовила мне экзотический стол. Категория: «Сладкие сны» (Журавль в небе)

А сама, после трудов праведных, и в их преддверье, легла отдохнуть...
...— Что ты на меня уставился, юбиляр?
— Как дела у нашей соседки старой коммунистки, кукла Лена? Это правда, что ветеринар сказал, что это животное на днях сдохнет?
— Нет, лучше продолжай молчать, чем такие вопросы. Лежу вот, тебя жду, полная неги...

...Ну, прямо расцвёл мужчина, перекосило его всего. Впал в панику, нехристь? С таким выражением лица ты и вовсе похож на отца народов товарища Сталина. Или за янычара, который сейчас расстегнёт брюки и схватится за свой ятаган...
— Умеешь же ты, кукла Лена, ломать стереотипы, — говорю я о праздничном столе, но думы то мои совсем о другом!
— Евреям всегда хочется выскочить за пределы им дозволенного. Вот я решила сегодня помочь тебе в этом. Ты удивлен? Ну, чего молчишь? Просветление обрел, нехристь? Или в здании стриптиз-клуба открылась синагога, но и стриптиз-клуб не закрылся?
— Израиль сосредотачивается. И сейчас встанет на колени.
— Чего-о? Слушай анекдот, христопродавец:

— Ты кто?
— Добрая фея!
— А почему с топором???
— Настроение что-то не очень...

— И, тем не менее. Меня девки звали в баню, а я с ними не пошел. Потому что ты неотразима, кукла Лена.
— Посмотрите на него — все в нем пышет оптимизмом. Прямо старт истерии по объяснению в любви. Если так дальше пойдет, то перед тобой вновь гостеприимно распахнет свои двери психиатрическая больница. Только в этот раз не ты там лечить будешь, а тебя.
Так что сначала за стол. Я старалась. А уж потом сбудутся мечты невменяемой части общественности. Если уж я иду наперехват мужика, то сдержать меня ничего не сможет. Как истребитель пятого поколения.
— С твоей то красотой, кукла Лена, какая там С-400... Совсем одурманила ты меня своими прелестями.
— А это не потому, что я грешница и блудница. Просто мужской кошелёк обладает магической силой над беспомощной женщиной. Отсидеться бы мне в кустах, прикрывая лицо ладошками от страха. Но совесть не позволяет мне это сделать — ты мне деньги за это платишь.
Но все это не повод сразу ручища распускает, обормот. Ты же в квартире, где висят портреты твоего мускулистого папы и мамы в смелом бикини. Атмосфера тут патриархальная, кругом сплошной ампир и великий Ленин. Прямо хочется пионерский галстук надеть на голое тело.
Так что соблюдай правила приличия и не шлепай меня по попе. Да, я говорю тебе иногда дерзости, но, в целом, я идеальная содержанка. Лучше дай сначала хоть рюмку за твое хрупкое здоровье поднять...
Маковецкий Михаил Леонидович

В Москву!

— Трудящиеся Нового Уренгоя тут с тревогой готовятся к встрече Нового Года. А этот, тем временем, получает от меня расширенный спектр высококачественных сексуальных услуг и еще и кочевряжится.
— Кукла Лена, откуда эта буйная демонстрация с элементами мазохизма? Или ты о чем-то пока элегантно умалчиваешь?
— Да, я умалчиваю. Из-за тебя я перенесла нечеловеческие страдания, христопродавец, а он еще спрашивает! Ладно, будем ждать, когда эта лошадь сдохнет, если уж у меня такая судьбинушка.

Так угаснет слабый луч света в тёмном царстве полярной ночи. Тебя только жалко — один ты останешься, горемычный, на таком морозе.
— Кукла Лена, это твое повествование о бурлаках на Иордане больно ранят мое и без того израненное тобой сердце. Но в нем не указана информация о подрядчиках, а техзадание сформулировано подозрительно витиевато. Нельзя ли более конкретно — чего ты от меня хочешь?
— Это я чего от тебя хочу? Исполняется высоким, срывающимся от волнения голосом:

В Москве будь бдителен, парнишка,
Не совершай в гей-клуб визит!
Коронавирус – шалунишка,
И через задницу разит!

— Это ты к чему продекламировала, кукла Лена? В гей-клуб я могу нагрянуть только с целью устроить там погром, ты же знаешь.
— Эти представители одной шустрой национальности своей непонятливостью меня уже задолбали! Я от этого даже исхудала, как гончая собака. А всё потому, что ты меня совсем не любишь. Любил бы — в Москву свозил. А то тут, в Новом Уренгое, я скоро совсем скоро с ума сойду.
— Да, действительно, я тоже об этом сейчас подумал. Но спокойно; кукла Лена, твоя тревога — ложная. Как говорит твоя мама: «У невезучих бутерброд падает вниз маслом. А у везучих — икрой».
— Моя мама всегда права! А еще она говорит, что одним из побочных эффектов вакцины Спутник V является путешествие во времени. Это правда?
— Это в идеале, кукла Лена. Но мне больше нравится утверждение твоей мамы о том, что превратить общегосударственную собственность в общенародную мы никому не позволим.
— В смысле? Тебе что, жако денег, которые ты тратишь на свою содержанку? И тебе не стыдно?
— Не жалко, кукла Лена. Именно поэтому я не могу тебе ни в чем отказать. А еще, потому что тебя я люблю. И никакой шалунишка-коронавирус не сможет помешать нашему счастью. А залогом этого является то обстоятельство, что я перевожу тебе, за проявляемую тобой ко мне благосклонность, деньги на карточку.
— Ну да, переводишь. И только это дарит мне последнюю, пусть и призрачную надежду. Впрочем нет, и это уже не может вывести меня из состояния нынешнего отчаяния. Да, пять лет назад я отдалась тебе безоглядно, пускай и за деньги. И первое время это действительно были счастливые беззаботные дни.
Но сегодня я уже раздумываю о верности своего выбора. Поэтому я больше не буду безропотно сидеть сложа руки. Учти, обормот, банальное — не мой стиль!
— Ты будешь безропотно лежать, кукла Лена, раздвинув ноги. Да, всё, имеющее начало, имеет и свой конец. Так вот — в твоем случае этот конец будет мой. А, может быть, головой книзу, ногами кверху, любимая? Хотя бы ненадолго?
— Нет, я еще так страдаю, пусть и несколько кокетливо, а он меня уже лапает! Ну хоть бы граммулечка романтики в человеке была. Христопродавец, тратящий на меня свои трудовые 30 шекелей. Они тебе что — легко достаются?
— «Деньги могут быть потрачены на продажных женщин или бездарно разбазарены. Третьего не дано». Еврейская народная мудрость. Тем более, кукла Лена, что мы с тобой краевая пара в ретро-стиле

— Да-а!? Евреи очень мудрые люди, оказывается. Кто бы мог подумать. Поэтому сейчас ты меня отпустишь, поешь, потом я тебе принесу компьютер, и ты закажешь билеты. А только после этого я придамся большому к тебе чувству. Ты меня понял?
Ну не может он, чтобы меня по попе не шлепнуть, обормот. А ведь я такая воздушная...