January 5th, 2021

Маковецкий Михаил Леонидович

Продажная любовь не бывает без грусти

— ...Тут речь идет об оргиастической медитации осознания, кукла Лена.
— Опять удила закусил, христопродавец? Продолжай. Но знай, я терплю это исключительно из-за своего бесправного финансового положения.
— Я непонятно излагаю? Тогда выражу эту мысль доступнее: «Я люблю тебя, кукла Лена. Да, в наше окно пробиваются яркие лучи весеннего полярного солнца. Но сильнее солнца согревает наши сердца... сегодня тундра меняется на глазах. В общем, я надеюсь, что ты зарыдаешь от счастья, кукла Лена».
— Ох уж, умеете вы отливать в бронзе. Но только сейчас не зарыдаю я от счастья, а раздадутся мои ужасные крики. Любит он меня. Чуть что — целовать сразу лезет. Только имей в виду — женщины всегда испытывают оргазм от стимуляции клитора крупными денежными купюрами. Если будешь это помнить как «Отче наш» — твои чувства ко мне всегда будут взаимными.

Нехристь. И не лапай меня, я только плиту включила.
— Твоя фраза о неразрывной связи стимуляции клитора и крупных денежных купюрах мне понравилась, кукла Лена. Даже запала в душу. Потому что эти два понятия действительно являют собой нерушимый блок и несокрушимый монолит.
Ты долго размышлял на эту тему, дорогая? И с общекультурным вектором представителей Малых Народов Севера это совпадает.
— Жидо-масон чертов, в краску меня вогнал. Это у меня непроизвольно вырвалась, и все из-за тебя. Я совсем не это имела ввиду. Да, я женщина с пробегом. Но порой ты, со своими высказываниями, доводишь меня до стадии крайней экзальтации. И вот я, вытерев слезы и преодолев весь свой стыд...
Да, как известно, Израиль убивает палестинских детей с целью получения их органов. Но я, простая женщина из деревни под Рузой...
И мысли о твоих коварных замыслах, мировая ты закулиса, мне понятны. Скажи честно — в юности ты был насильником?
— Палестинцы? Какие палестинцы!? Не надо так доверять прочитанному, кукла Лена. Евреи, к твоему сведению, будучи тонкими знатоками всего сущего...
Теперь, что касается моей темпераментной комсомольской юности. Очернить мой светлый образ мы никому не позволим, кукла Лена...
— И не поправляй мне челку, когда у меня кастрюля в руках, что за манера? Делает он руками жесты, понимаешь! Совсем 3,14зданулся, как это принято у вашей нации? Облегчать твои половые страдания, пока у меня включена плита, я не собираюсь, отстань.
Или ты хочешь, чтобы я тебя когда-нибудь ошпарила? История это будет короткая, но очень грустная с учетом обожжённого места. Боюсь, что после этого у тебя будет утрачено доверие к многочисленным сигналам о потеплении климата. Тебя это не смущает?
— В мире в принципе не так много евреев, как хотелось бы, кукла Лена. А тут еще ты со своей кастрюлей... Ну и как же я тогда свою половую нужду буду удовлетворять? Впрочем, ну и черт с ней, с этой нуждой. Зато я смогу наконец целиком погрузиться в изучение истории, литературы и Танаха. Я могу на это тихо надеяться?
Ни тихо и ни громко, космополит ты безродный. Не ошпарю я тебя, так и знай. Потому что в этом случае я тебе буду уже не нужна. А на что я жить тогда буду? А у меня ведь Антошка еще совсем пацан, мама больная...
Да иду я, иду же! Видишь уже и плиту выключила.
— Ну наконец-то в облаках появились просветы. Значит, судьбоносный момент приближается, кукла Лена? Или мы просто обменяемся рукопожатиями?
— Та-ак, евреи постоянно прощупывают границы дозволенного. Это у вас в крови. Обормот, одно слово... Я сама сниму...
— А королева то голая, как я посмотрю. Наконец-то. А то воцарилась такая анархия и неразбериха, что я...
— Спою уж тебе, нехристь, задушевно про «калинку», «берёзку», «рябину кудрявую» и прочие сказки русского леса, как это умеют делать только просты женщины из народа, куда я денусь. А кричу я на тебя не со зла, разбаловал ты меня просто, седая твоя голова...

Я, простая женщина из деревни под Рузой, будучи великорусской шовинисткой и еврейской сионисткой...
А ты правда меня любишь?
Маковецкий Михаил Леонидович

Как делают мацу

— ...Судьба цыганская — разбитая дорога, судьба еврейская — прямая магистраль.
— Ишь, какие вы все у нас асфальтоукладчики. Это почему же?
— Потому что у еврея нет цели, кукла Лена. У еврея цель — это сам путь к цели.
— Угу, платная магистраль, ведущая прямиком в постель к простой женщины из народа

Цели у него нет. Вот цели то как раз у вас ясны, а задачи определены. Рассказал бы чего лучше, прежде чем на меня навалиться.
— Хочешь, кукла Лена, расскажу я тебе... как делают мацу?
— Опять рисует он мне тут воображаемое героическое прошлое и мифическое светлое будущее. Все бы тебе, космополит, проникать в будоражащие воображение миры. Это так мило с твоей стороны! Эти образы, ритуалы, символы угасающего социализма....
— Так я художник, легко выходящий за рамки насущных вопросов. Может быть поэтому? Ты знаешь, кукла Лена, меня манят полномочия Терешковой.
— Как женщины и матери, что ли? И ты хочешь, чтобы я дала тебе рекомендации? А что? Это креативно! Свое повествование я начну так: «Перед Вами, господа, дама, давно впавшая в деменцию. Но, прошу обратить Ваше особое внимание, и по сию пору позиционирующая себя как юную дурочку. И берет за это совсем не дорого, милостивые государи!».
— Ну причем тут женина? Терешкова, но не как космонавт, а как депутат, кукла Лена.
— А депутаты в этом принимают посильное участие как-то по-особому? От лица трудового народа?
— Ну перестань, ну при чем туту... Просто мне бы тоже хотелось поучаствовать в принятии трех конституций.
— Ой, а то я не знала, в чем ты хочешь просто поучаствовать! Тебе эти конституции ни одна не нужна. Рюриковичи эти твои, Рабиновичи смешались в кучу у тебя в голове. Ярмольники опять же со Спиваковыми... У тебя уже совсем один мат и евреи.
— Неужели я так матюгаюсь?
— Да надоел тут мне со своей синагогой. Ну какая тут маца? Это Новый Уренгой — Малые народы Севера, олени ягель кушают! И мама моя говорит: «От неумеренного потребления мацы, доченька, мозги разбухают».
— В этом есть толика правды, кукла Лена.
— А еще она говорит, что наш гендир — масон. Но тут ситуация предельно проста и ясна. Наш гендир, конечно же, не масон. Таких тупых туда не берут. И в моей памяти он останется человеком тупым навеки. А то ты, христопродавец, не знаешь!
— Масонство — это не глупая сказка и не система абсолютного зла, кукла Лена. А наш гендир это понимает. Фактически — это духовный вызов, с которым рано или поздно должен столкнуться каждый человек, открытый миру...
— Ни-ни-ни... Бредил несчастный в агонии. Совсем погрузиться в сладкую патоку грез мужчина.
— Почему в агонии, кукла Лена?
— Потому что бессонница. Невроз. Депрессия. Вечно всем недоволен и разговаривает исключительно матом на любые темы включая Путина.
— Ложь! Грязный поклеп.
— Ничего не ложь. И это еще если смягчать выражения. На любой вопрос отвечает: «Загадочные испарения из-под земли продолжают волновать умы жителей Нового Уренгоя». По выходным вялая попытка суицида...
— Да у навс просто на морозе двигатель заглох. Дизельное топливо опять набодяжили — вот и забило форсунки парафином. Ну какой суицид, кукла Лена? Так, порнофильм с трагическим концом. Смех один, популярный в массах журнал Playboy. Не зря наш гендир говорит, что преступную культуру мафиозного поведения никак не вытравишь из них калённым железом....
— Как дам по балде сейчас! Все у него смехуёчечки, а я чуть не поседела. У тебя что, это 6-й брак и тебе уже на всё насрать!? Ну отправь меня обратно в деревню под Рузой, где я опять буду кипятить алкоголику-мужу рубашки в ужасном алюминиевом тазу, замачивать ноги некошерного зверя на холодец в тазике, мыть посуду хозяйственным мылом и штопать вещи с помощью грибочка...
— Кукла Лена, ну перестань. У тебя есть другие неоспоримые достоинства, кроме способности мыть посуду хозяйственным мылом. За которые я тебя буду вечно любить в Новом Уренгое. А дизельное топливо кроме «Арктики» гендир заливать запретил. А то они в зимнюю соляру не пойми, что мигают кроме мочи. Дороже, конечно, но хули делать. Так что этого больше никогда не повторится, обещаю!
— Угу. Не зря моя мама говорит: «Плохому танцору, доченька, всегда мешают всякие несуществующие в реальности обстоятельства». Я у тебя такая классная, яркая, позитивная, так зажигательно улыбаюсь... Ты меня что, уже совсем не любишь? За что ты тогда мне деньги на карточку переводишь?
Наконец-то, о Господи... А то я думала, что тебе уже гладиаторы отрезали

под самые клубни. А по нежнее ты это делать можешь...