January 7th, 2021

Маковецкий Михаил Леонидович

А дроны летят. И некогда им оглянуться назад

Хуситы. Миловидная девчушка 12 лет стала с легкостью подбрасывать пудовые гири, а также танцевать с длинной рельсой на плечах, по обе стороны которой восседало восемь крупных мужчин.
Очень трогательно — но это художественный вымысел. Метафора. Хотя вся ситуации в целом была подана как стон угнетённых рабов на плантациях. Эдакий натиск «мира голодных и рабов» на зажравшихся многоженцев. И вообще, шиизм, в отличие от суннизма, не запрещает изображения животных и людей, так что компромиссов здесь быть не может.
Угу. И другие неизвестные страницы боевого пути подлинных шахидов. Шахиды — хлебом их не корми — дай взорваться в общественном месте.
...В Саудовской Аравии, в этом мире вечного праздника незаработанных денег и продажного секса, разбомбили объекты нефтяной инфраструктуры. Все, конец цивилизации, рушится последний бастион демократии. По этому поводу так и хочется сказать: «Уже и на клоунов стали изощренно покушаться».
И совсем неважно, кто гаремовладельцев бомбил, непосредственно Иран или находящиеся на содержании Ирана Йеменские хуситы. А может вообще это пришли украинки в кружевных трусиках — и вот результат? А вдруг это интриги счастливых обладательниц обширных ягодиц, населяющих саудовские гаремы? Версии высказываются разные, причем одна смелее другой. Но это, повторюсь, не важно.
А важно то, что Саудовская Аравия на это не отреагировала, причем сразу. Не отреагировала — значит боится. А кто боится — того и в дальнейшем можно и должно бить, причем безнаказанно. На Востоке этот принцип незыблем. Ниже я постараюсь развить эту мысль...
Теперь, что касается США.

Думаю, что США вмешиваться не будет. Потому что оказывать военную помощь можно только тому, кто сам себя защищает с оружием в руках. А воевать вместо кого-то — так не бывает вообще-то. Это впихивание невпихиваемоого. США любят взваливать на свои плечи заботу о других, но не в такой же степени. Даже по доброте душевной и ради справедливости. Надеяться на то, что все на этом так и закончится — это такая же химера, как вера в победу коммунизма.
Как известно, наиболее горячую любовь к родине и особо светлую ненависть к её врагам испытывают люди, владеющие недвижимостью в Великобритании. Вот только любовь эта бывает сугубо платонической. Так вот, недвижимостью в Великобритании владеют в Саудовской Аравии все, кто принимает решения. Ну и в каком ключе, после этого, нам следует размышлять о проблеме?
Ситуация простая, но очень тяжелая. И суть ее в том, что воевать за Родину такие люди не будут ни при каких обстоятельствах. Это люди с совершенно другими манерами. И находятся они под большим влиянием старшей супруги. Хотя люди рациональные в такой ситуации ощущают себя неловко, но это просто рефлексия, не имеющая практического выхода. Ну нет у них огня в груди, и с этим ничего не поделаешь.
Нет, они, воспитанные в духе панарабизма и эксгибиционизма

готовы помогать небольшими денежными переводами, скинуться, так сказать, копеечкой малой, они согласны. Эти отчаянные шахиды, любящие играть с судьбой в рулетку. Да, звучат громкие крики. Но это всего лишь издавание ими их последнего писка.
А чтобы за Родину, да еще с оружием в руках!?... Вы ждите это от людей, которые очень и очень продажны и не в меру похотливы? Да Вас просто искушает дьявол. Слушая Вас так и хочется спросить: «Ты зачем из запоя вышел?».
Хотя это ведь это не очередная бедоносная война, к примеру с Израилем. Это полный крах, с последующим полным исчезновением.
Маковецкий Михаил Леонидович

Шлепок по попе (садо-мазохистское)

— Купишь себе надувного лебедя секс-революции.
— Что еще за надувной лебедь, кукла Лена?
— Женщину надувную. Чтобы тебя любила.
— Это — грубое искажение еврейского закона. И я на это не могу пойти. Кроме того, для секса у меня ты предназначена

по штатному расписанию.
— Лебедушка надувная, трудноотличимая имитация натуры. Да, я пока живая. Но уже сбываются мои самые худшие опасения, и я скоро умру. А ты христопродавец, этого не понимаешь. Еще моя мама говорила: «У евреев, доченька, с признанием реальности всегда были большие проблемы». И она тысячу раз права!
— От шлепка по попе еще никто не умирал, кукла Лена. И ты сейчас не умрешь. Что случилось? Ты почему скоропостижно скончаться собираешься?
— У меня зуб болит. А к врачу я не поеду. Боюсь. И не возражай мне!
— Хорошо. Тогда я привяжу тебя к кровати....
— Ой, да делай со мной что хочешь! Перед моей смертью ты все рано не надышешься. А после моей смерти купишь секс-лебедушку. Надувную. В память обо мне похожую на простую женщину из народа. А меня чтоб похоронил под звуки духового оркестра

— Духовой оркестр — это хорошо, кукла Лена, но это крайний случай. Результат трагического стечения обстоятельств. А я этого не допущу.
— А что ты собираешься сделать?
— В первую очередь к твоему имени, любимая, я было добавлено слово «Хай» (חי). Что, в переводе с иврита, означает «жизнь». Так всегда поступают верящие иудеи, чтобы тяжело заболевший твердо встал на путь выздоровления. И ты у меня станешь «кукла Лена Хай».
— От твоей еврейской приправки получилось как-то по-хохляцки.
— Согласен. Поэтому я позову Егора. Может он чем поможет. Силой мысли.
— Угу, вознамерился он. В ответ на твое предложение со скукой пожимаю плечами. Во-первых, Егор твой не стоматолог, а ветеринар. И потом, он ненец по национальности и кроме северных оленей ни в ком не разбирается.
— А тут простая женщина из народа, а не трепетная лань. Понимаю, кукла Лена.
— Я-то из народа, а вот ты откуда, так и хочется спросить? Это плюс к тому, что Егор наверняка пьяный. Как он меня лечить в таком состоянии будет?
— Ну и что, что он обычно пьяный. Его знаешь как у нас в Новом Уренгое уважают? Да ему здесь чуть мавзолей при жизни не построили, если хочешь знать, кукла Лена. Но, в конечном итоге, обошлось.
— Ну и пускай в мавзолее отдыхает. А я ему свой зуб лечить не дам!
— Сохраняя приверженность ценностям Торы Егор тебя точно лечить не будет, кукла Лена, тут ты права. Судя по состоянию здоровья вверенных ему оленей. Хотя он неординарная личность и тонкий интеллектуал.
— Это да. Народная психотерапия Малых народов Севера, которую он всем предлагает, якобы излечивает от всего, что угодно. Но, глядя на его оленей, начинаешь особенно ясно осознавать, что не только женщины подвергаются сексуальному принуждению.
— Кукла Лена, сейчас речь пока не идет о сексуальном принуждении...
— Этот аргумент меня не успокаивает. Ой, да не к ночи будет сказано, Егор этот твой! Да и Тора, кстати, тоже. Как же зуб болит, блин!
— Но другой врач, тем более стоматолог, лечить привязанную к кровати женщину все равно не поедет. Тем более в такой мороз. А этому я пообещаю два литр спирта. Примчится с превышением скоростного режима!
— Ой, да я уже одеваюсь. Чтоб рядом со мной у стоматолога стоял! Понял?
— Понял, кукла Лена. А зачем?
— Чтобы на меня обезболивающего не жалели. Проследишь!
— Сделаем, кукла Лена. А когда домой привезу с запломбированным зубом — все равно тебя к кровати привяжу. И народ, в целом, мою инициативу поддерживит.
— Да кто бы сомневался. Дядя вас же, масонов, сексуальные преступления — дело житейское. А уж если тебе в башку что-то втемяшится... Поехали уже!