January 10th, 2021

Маковецкий Михаил Леонидович

Выгодный контракт

Вчера приехал на Ямбург. Вечером договорился о крупном контракте. После длительного промежутка полного безрыбья. От Ямбурга до Нового Уренгоя ехать пять часов. Звоню кукле Лене, требую, чтобы в 17.00 она была во всеоружии.
Контрагент — представитель Малых народов Севера. На Шойгу, кстати, немного похож. Но он что-то колеблется, и его необходимо дожать. А тут кукла Лена незаменима. Поэтому приглашаю его вечером в ресторан.
Формальная логика является для нее лишь парковкой. Иногда она людям врет как старые советские фильмы. А иногда несет правду и только правду. Но, в любом случае, противостоять ее обаянию мало кому удавалось...
Задача любого дорогого ресторана — воссоздать впечатления от ужина в доме членов высшего общества. В соответствии с представлением о таком ужине у посетителя данного ресторана. Официанты, соответственно, должны выглядеть и вести себя как домашняя прислуга в доме барина.
Но мне это все не нужно. Для евреев высшего общества не существует в принципе, потому что настоящий еврей всегда вне общества, включая все его условности.Эти условности для него лишь объект насмешки.
Но, с куклой Леной, я ходить в ресторан люблю. Ее ослепительная внешность тешит мое самолюбие...
...Опаздываю. Весть на нервах. А кукле Лене обычно не хватает полчаса. Поэтому захожу в квартиру со словами: «Спускайся в машину, кукла Лена. У тебя есть ноль секунд...» И замираю. Потому что кукла Лена...

Щеки румяные, соски торчат, юбка ничего не прикрывает...
— Я готова, чего пристал?
— Что замолчал? Ты чего уставился на меня? И не вздумай! Совсем в старческий маразм погрузился по самые уши? Такой контракт сорвать хочешь?
— Ну и черт с ним. Желаю познать сладость женской любви. А ты моя содержанка.
— Что, христопродавец, опять естество вырвалось наружу? Да перестань ты клянчить — смотрит он на меня не отрываясь. Совсем с ума сошел. А как же легендарная еврейская жадность?
Надулся он. Да что с тобой? А еще говорят, что слабоумие не приходит внезапно. Ну перстень, правда, седая твоя голова.
Кстати, уж если об этом зашла речь. Что-то сегодня пошло в твоей голове явно не так. И не туда. В детство впал или просто сахар поднялся? Или все потому, что евреи свои неудачи переносят с комической серьезностью? А никакой неудачи тут и нет. Вечером я тебе достанусь такая же, только немного пьяненькая.
— Чувствами не торгуют! — восклицаю я, — это вызывает аутизм!...
Но, в конечном итоге холодильник опять победил телевизор с его порнофильмами, и мы спускаемся в машину.
— Старый ты.
— Неважно. Все равно я верю в свое светлое будущее.
— Перестань, прошу тебя. Что такое вера в светлое будущее в твоем возрасте? Это когда человек, долгое время страдающий запорами, покупает себе дом с семью унитазами.
А тебе бы купить удобное кресло-качалку, где, покачиваясь, думать о душе, глядя из окна квартиры в Хайфе на Средиземное море.
— А также о преимуществах висящих членов перед стоящими.
— Ну об этом ты можешь только мечтать, неугомонный. А ты, вместо этого, все еще борешься за свою половую жизнь и бегаешь по тундре с высунутым языком.
— К черту Средиземное море. Я

люблю тебЯ, кукла Лена. И учти — Львы показывают свои зубы не для улыбки. Особенно если это Львы Абрамовичи. Так что не иронизируй.
— Ой, любит он меня — люто ржем всем колхозом. Впрочем, не возражаю быть обманутой. Тем более, что ты платишь мне за это и наличными, и на карточку...
...Эх ты, старый больной еврей, да еще ложно обвиненным в посещении синагоги, — продолжает кукла Лена. Но, судя по выражению ее личика, она явно польщена.
Маковецкий Михаил Леонидович

Бабские интриги

— Ну что ты всё смотришь одно и тоже. Ну взяли штурмом Капитолий. Ну и?
— Посол Белоруссии был замечен во время взятия Капитолия раздающим драники. А так ничего нового.
— Хочешь драники? Я тебе сделаю.
— Кукла Лена, а какие запахи ты любишь?
— Деньги не пахнут. А то ты, христопродавец, не знаешь!
— А чего тогда такая надутая сидишь?
— Скучно. Во Дворце культуры Малых народов Севера Казачий хор негров выступает. Купи балеты.
— Не куплю кукла Лена. Они антисемиты.
— Кто антисемиты? Я не поняла.
— Да все, кукла Лена. А чего, в офисе нашей компании совсем ничего веселого не происходит?
— Ну почему? Наш гендир опять строит из себя целочку.

Девочка, которые никогда не ходит в туалет по большому, блин. Только потеет. Но, в этот раз, он переигрывает. Ну слишком на целомудрие давит. Танцы гопников одним словом. Переобезьянничал.
— Тебе видней, кукла Лена. А в чем это выражается?
— Раньше он играл в строго огороженном красными флажками пространстве. Прописать в договоре мелким шрифтом обнуляющий все условия пункт — это для него — да, святое. А на личности раньше никогда не переходил.
— А сейчас?
— А чего он сказал, что я способна уговорить мужчину гадить под себя, если захочу. Ты же у меня вон какой огурец! По струнке ходишь, чистенький!
— Про эту твою способность наш гендир не говорил, кукла Лена. Хотя он знает много страшных слов...
— Говорил. Мне наша главный бухгалтер сказала.
— Кипит возмущенный разум руководства нашей компании. А дело тут вот в чем: Главной бухгалтерше соврать — как не два пальца, а всю стопу правой ноги обоссать. Работа у нее такая, кукла Лена.
— Разум кипит — поэтому ногу обассала. Действительно, чего тут непонятного?
— Наша главная бухгалтерша, кукла Лена, с гендиром поругалась. Ну и поговорили на повышенных тоннах. Та заявила, что если гендир подпишет, то скоро она увидит нашего гендира в тюрьме. На что гендир ей ответил, что не собирается её там навещать, стерву...
И что пусть лучше главная бухгалтер отчитается о причине появления в бухгалтерии непонятно откуда взявшихся трупов. Не исключено, что они были убиты враждебными спецслужбами...
— Кошмар какой, какие еще в нашей бухгалтерии трупы!? Какие еще спецслужбы, что ты выдумываешь? Чтоб отвез меня куда-нибудь на недельку немедленно...
У нас, в деревне под Рузой, все браки заключаются по любви, потому что денег у людей там не было, нет, и никогда не будет. А кто с рублем к нам придет...
Только мне одной на всё село удалось в содержанки выбиться. Ну все думаю, Бога на волосы на лобке поймала! Ан нет — тут спецслужбы людей убивают...
— Причем тут люди, кукла Лена, успокойся! Бухгалтерши надыбали где-то две туши северных оленей. Ну, кто-то спъиздил — а им

загнали по дешевке. Пока посылали за работягами, чтобы отпили тушам рога, на них наткнулся наш гендир... Такой вот с девушками случился казус.
Вот главная бухгалтер и интригует — стресс ей заполняет душу. Так что делай грустные выводы из этого страшного факта, кукла Лена.
— Подумаешь! Британские ученые открыли американских ученых, которых сами же случайно закрыли в туалете... А мне плевать на все это! Главное ты мне переводить деньга на карточку. А на главбухшу и бесплатно никто не польстится, каргу вороватую с оленьими рогами. Так напугала меня, дура!
— Ты права, кукла Лена, дура. Дай я тебя за это поцелую!
— Угу. Пожрал представитель Малых народов Севера мяса и подобрел. А подобревшему ему всегда размножается хочется. Радость от съеденного мяса им овладевает. А рядом простая женщина из деревни под Рузой суетится у плиты — сиськами колышет. Ну как тут перед высоким чувством то устоять?
Дай только посуду помою, чтоб до утра не стояла... Ну пусти, правда...