January 12th, 2021

Маковецкий Михаил Леонидович

Заслуженный отдых

— Ты когда повезешь меня в Москву, христопродавец?
— После окончания праздников месяца Тишрей, кукла Лена.
— Нет, я понимаю, бабки рубят — щепки летят. Но мы то уже сидим в Новом Уренгое кучу времени. Недавно ты заключил подряд два контракта. Второй, кстати, без меня они бы точно не подписали, согласись.
— Это потому, что в тебя влюбляются с первого взгляда все, кукла Лена. Да юудь я такой красивый...
— А ты космополит безродный по натуре. И не лапай меня. Тебе ведь все равно: Новый Уренгой, Москва, Израиль, заднее сидение твоего УАЗа Патриота...
Где ты можешь меня разложить — там и есть твоя родина. И только не надо рассказывать мне басни про бессонные ночи, проведенные в слезах из-за разлуки с еврейским Отечеством. Я же тебя знаю как облупленного.
А я, простая женщина из деревни под Рузой — и мной владеют нормальные человеческие эмоции. Я скучаю по своему сыну Антошке, хочу повидать свою маму.
А ты, масон, пользуешься тем, что я не желаю вернуться к ударному труду за две копейки в деревне под Рузой,

и вьешь из меня веревки. Говорил ведь, что экономить на мне, в экономическом смысле этого слова, он не желает. Мол, в его возрасте это последнее дело. В ухо мне ночью сопит, а сам... беглый бедный провинциальный раввин, вот ты кто!
— Да евреи силой мысли отдают приказы дельфинам, кукла Лена. А ты о нас такое говоришь.
—Угу, дельфинам. И каракатицам. С твоей рожей в кинематограф надо. Играть дряхлого урку какого-нибудь. Создашь очень убедительный образ. Да партия анархо-сюрреалистов все вы. Обрезанный колхоз-стайл!
Помню, я была ещё совсем маленькой девочкой, но уже вовсю ругалась матом. Сейчас почему-то вспомнилось.
— Я всегда говорю только то, что чувствую, и пусть это порождает иногда парадоксальные выходки. Да, кукла Лена, евреи любят размножаться, и я не являюсь исключением. Но, при этом, мы всегда действуем исходя сугубо из этических критериев.
— Нехристь, опять заговорил в знакомых терминах. Безродные космополиты шагают по планете. Сейчас, небось, пойдут высказывания звезд Голливуда о грязных половых домогательствах...
...И снова он ручища распустил, пусти меня! Ну и не мировая ты закулиса после этого? Конечно, я женщина безропотная. Но тут, христопродавец, ты опять сильно просчитался.... Каждый, кому небезразлично, каким путем пойдут наши оленьи упряжки... Поэтому, если мужчина, будь он хоть еврей...
...Челку он мне поправляет. Ну, чего молчишь?
— Золушкам надо оставить иллюзии, кукла Лена.
— Нет, посмотрите на него — фея с пейсами. Наши богоизбранные соотечественники, как я посмотрю, совсем стыд потеряли. За идиотку с развитой нижней чакрой и недоразвитой головой он меня держит. Потом она залезла на дерево и стала ждать у моря погоды…
Ну-ка быстро объясни мне, на доступном уровне, но, при этом, без кривляний, как вы это любите. И учти, классику с десятистраничными описаниями балов я не читаю...
Уставился он на меня плотоядно, обормот.

Ну-ка быстро скажи — праздники этого самого месяца когда кончаются? Прямо так, без потрясающих ум загадок изложи. Быстро и неостановимо!
— Что ж, ударим же каленым фактом по прискорбному невежеству. Праздники месяца Тишрей уже закончились. Поэтому на пятницу я уже взял билеты...
— Так что же ты сразу не сказал про свой Тишрей!?
— Моя кукла Лена решила попробовать себя в качестве комментатора Торы? Но ты же не спросила! Я думал ты знаешь...
Маковецкий Михаил Леонидович

Характер куклы Лены

— Можно я скажу тебе предельно откровенно и честно? Я постараюсь максимально кратко, христопродавец.
— Может не сейчас, кукла Лена?...
У моей куклы Лены характер мягкий.

Но иногда в ней просыпается викинг. Или Стенька Разин. Один украинец убеждал меня, что русские — это финно-угры, четыре часа. Пока мы летели от Москвы до Нового Уренгоя. Хотя уже над Уралом я был даже был готов смериться с тем, что русские — это бухарские евреи. Черт их, простых женщин из деревни под Рузы, разберет короче говоря....
Так вот, когда в кукле Лене просыпает Стенька, тогда мне становится как-то особенно тревожно за судьбу персиянкой княжны. Кроме того, кукла Лена свято верит в теорию заговора мировой закулисе педофилов. И вообще... А сегодня такое утро, выходной день...
— Ну откуда в тебе этот злобный оскал по отношению ко мне? Ведь только что ты меня, извините, трахнул. И что? Неужели теплых чувств совсем не возникло к девушке? А ведь как дышал, как дышал… За ухо укусил, обормот. Лыбится он. Да я тебе самому уши купирую! Ну чего ты лыбишься?
— Я тебя люблю, кукла Лена. Только что, как ты совершенно справедливо отметила, я тебя трахнул. Ну и как же мне после не лыбится?
— Значит, с утра тебя опять мучает хорошее настроение? Это легко исправить. Сегодня в Торговый Центр меня повезешь, в «Ямал». Я там себе короткую юбку присмотрела.
— Зачем тебе короткая юбка, кукла Лена. Ты же солидная сотрудница нашей компании.
— У меня от волнения начинает глаз дергаться, так я возмущена. Он еще спрашивает! Короткая юбка мне нужна, чтобы жить на широкую ногу. Ну и что, что ты мне деньги на карточку переводить за то, что я с тобой сплю? Дома сидеть скучно. А так развеемся.
А вообще ты бесстыжий такой! При этом еще и красуясь надо мной укоризненным монументом, до которого с трудом всё доходит. Я ему отдаюсь по первому требованию, одновременно помешивая левой ногой вкуснейший обед из трех блюд, а правой поддерживая в доме идеальный порядок.
— При этом руки раскинув в изнеможении. Это тебе зачтется, кукла Лена.
— Ты только обещаешь. А мог бы меня в выходной день и побаловать.
— К короткой юбке кружевные чулки на свои натруженные ноги купишь, кукла Лена?
— Всё, что ты скажешь, любимый. Клянусь! И что-нибудь на раскинутые в изнеможении ручки.
— Собирайся. И вообще, кукла Лена, после встречи со мной у тебя начался исключительно удачный отрезок жизни. Да, раньше ты была простой женщиной из народа, и у тебя было все плохо.
— Это уж точно. О моем повседневном быте в деревне под Рузой можно было снимать документальный фильм ужасов. Один муж-алкоголик чего стоил. А ты хоть на курорт иногда свозишь

Это конечно. Совсем другой разврат.
— Но потом ты полюбила представителя Малых народов Севера. И он увез тебя в тундру. И теперь у тебя все хорошо.
— Это тебе стало хорошо. Я что, короткую юбку и ажурные чулки для себя покупаю? Это я о тебе трогательно забочусь! Вот когда до меня речь дойдет... Целует он. Пусти уже, пока соберусь тут. Ты что думаешь, выглядеть так, чтобы тебе завидовали, просто? Да ты сам до встречи со мной страдаал от алкоголизма и панических атак!
— Зато как я расцвёл с тобой, кукла Лена.
— Да просто бутон стал! Огурец пупырчатый. Не зря моя мама говорит: «Ох уж мне, доченька, эти еврейские дети-отличники, которые всегда здороваются со старшими и никогда не кидают дрожжи в школьный унитаз. Из них вырастают одни изменники родины».
Лыбится он. На ключи, запусти Вебасту пока. Я в холодную машину не сяду, как в прошлый раз. Нехристь ты царя небесного. Доволен он, как будто лежит в Мавзолее, харя кривоносая...