January 21st, 2021

Маковецкий Михаил Леонидович

Образ еврея в мировом кинематографе

Евреи в советских фильмах обычно пузатые, носатые и страшные. При этом все и всегда как-то нелепо кривляются. В американских фильмах, кстати, тоже самое.
Этот стандарт еврея вообще был создан в Голливуде. Советский кинематограф к нему ничего не добавил. Впрочем, советский кинематограф вообще всегда был крайне подражателен. «Веселые ребята» или «Броненосец Потемкин» — это всего лишь ремейки американских фильмов.
А еще евреи в кино всегда немолоды. Предполагается, что они появляются на свет сорокалетними и писаются по ночам до пятидесяти. Что, впрочем, никак не мешает им при случае овладевать чистыми невинными женщинами гнусно и похотнО. А такие случаи им выпадают удивительно часто. Взять, к примеру того же Харви Вайнштейна. Ну ни дня же без нового женского тела, и никак иначе, мать Вашу!
Так что с горечью приходится констатировать, что опять евреям, даже если он не обладающий выдающейся красотой, вновь и вновь доступны самые изощренные удовольствия. Что оставляет тяжелый осадок и горький привкус. А также тошнотворное послевкусие. Впрочем, общественное возмущение по этому поводу не может не радовать.
Да, самое дорогое, что есть у США — это государство Израиль. Но сердце каждого истинного патриота наполняется законной гордостью за высокие моральные качества простых девушек из народа, которые, уже будучи в прозрачном топе с огромным вырезом и без бюстгальтера, возвысивших свой звонкий голос и смело бросивших свое твердое «не сейчас» носатым представителям мировой закулисы!

Именно такие девушки и являются последним оплотом наших традиционных ценностей. Наш, не побоюсь этого слова, свѣтъ просвѣщенія!
Мужественным кинематографический еврей неспособен быть в принципе. Своих многочисленных побед израильская военщина добивалась, добивается и будет добиваться исключительно благодаря своему коварству.
И дело не в том, что израильские агрессоры пидманывают молодую пышнотелую Галю снова и снова. Дело в том, что никакой перспективы на перемену существующего положения вещей нет.

И этого, увы, не скрыть никаким фиговым листом, даже если этот листок будет размером с лист лопуха.
Евреи выглядят монстрами в глазах всего остального мира, и в этом их высокое предназначение. Когда-то Теодор Герцль сказал: «Все народы являются явными или скрытыми антисемитами». Этот справедливый постулат стал фундаментом сионизма как идеологии.
Надеюсь, наконец они ими станут в действительности. Только тогда остальные народы начнут относиться к евреям по-человечески, а это утверждение Герцля утратит актуальность. И евреи станут как все. Главное — не пропустить этот светлый момент.
А пока — смотри начало этого текста. И народную стихию не удержать — эта гангрена распространилась повсеместно. Потому что еврейский заговор — это заговор масонов, скрывающих от простого народа всю правду, какой бы горькой, кислой или соленой она не была.
Что, и опять Вы в нетерпении ждёте чудо прозрения? Ну что ж, отбросив казенную галиматью, открою Вам эту страшную тайну:
Вся сермяжная правда заключена в том — что высокая грудь, широкий женский зад, ее же округлые бедра и стройные крепкие ноги являются вечной абсолютной ценностью. Если вам кто-то говорит другое — значит евреи Вас опять обманывают!
А потому... потому, что чем больше перемен — тем больше тоже самое. Увиденное в который раз вызывало содрогание — евреи опять и опять шлюхам яхты дарют и в куршавелях золотом осыпают! И на том стоит, и стоять будет... До глубокой старости.
И на этом конец фильма. Впрочем нет, продолжение следует
Маковецкий Михаил Леонидович

Христопродавец, вернись!

— ...Дед, пей таблетки. А то получишь по жопе!
В общем, после этих слов куклы Лены я не сдержался. Они оказались последней каплей, переломившей пополам верблюда. Я покраснел (по рассказам очевидцев). Ослабил галстук (по собственным воспоминаниям). Потом выскочил из кабинета и забежал в туалет (это могут подтвердить многие).
Где и забился в рыданиях от хохота. Чем до смерти напугал куривших там у окна бухгалтерш. Потому что туалет не был мужским.
— Христопродавец, вернись! — тем временем слышится из коридора голос взволнованной куклы Лены:

— Ты куда делся? Я больше не буду, слышишь. Да лапай меня сколько влезет, подумаешь. Он что — без пальто на мороз выскочил!? А-а, вот ты где. Я так и знала!
— У евреев суровая действительность обычно невольно сначала ассоциируется именно с общественным туалетом, кукла Лена. Но потом, спокойно всё взвесив, они быстро находят всему вокруг них происходящему более возвышенные и жизнеутверждающий объяснения. Так как всегда с оптимизмом смотрят в будущее.
— Не нагнетай, будущее как будущее. Да, простой суровый быт в деревне под Рузой сделал меня твоей продажной, — продолжает взвевать к моей совести кукла Лена после того, как я понуро вышел из женского туалета и вернулся в свой кабинет.
При этом присутствующие бухгалтерши гадали, какое будущее меня ждет. И единодушно сходились во мнении, что мне давно пора поставить диагноз тяжёлой психической болезни. Может быть даже неизлечимой. Но, всё равно, галоперидол надо попробовать. А вдруг?
А, тем временем, кукла Лена упорно продолжала взывать к моей совести: «Как сейчас помню — это был мой первый секс за деньги».
— !?
— Ну почти, если округлить. Но, при этом, я не такая кровососка, как ты, нехристь, думаешь. Ну купишь ты мне иной раз то-сё...».
— Это меня совсем не гнетет, кукла Лена, перестань. Я тебя люблю.
— Знаю я как ты любишь. Как говорит моя мама: «Тайная страсть еврея — всегда быть элегантным, доченька. Они вечно моются и душатся одновременно. Еврей никогда не выберет некрасивую в танцы, а только самую красивую, и будет танцевать с ней до упаду».
Ну твой взгляд на меня и упал. А я ведь не Ленин, но жизнь и меня заставила носить на плече бревно. А потом появился ты — и все проблемы, кроме постели с тобой, у меня отпали.
«Какова цель Вашего визита?», — я даже и не стала спрашивать, когда ты первый раз вошел. Всей сразу стало понятно и так, когда ты стал снимать брюки. А что я могла сделать, если деньги ты мне сам предложил? Я-то только сумму назвала.
— И далее проблема постели со мной встала перед тобой во весь рост, кукла Лена. Понимаю.
— Ну, я и разбаловалась сразу с непривычки. А гадости тебе иногда говорю по инерции. Это у меня как каток с горы, на самом деле я так не думаю про тебя. А ты меня ни за что так пугаешь. Что вызывает в моей душе протяжный горестный стон. Потому что я боюсь без тебя остаться.
Ты вон какой старый, больной, по тундре мотаешься. И в голове у тебя одна только борьба еврейских трудящихся против антисемитизма.... Ну с чего ты начал вчера утреннюю летучку с менеджерами коммерческой службы?
— Жители Иорданской долины, Иудеи и Самарии. Друзья, товарищи по оружию! — даже для жителей Нового Уренгоя это чересчур креативно. Тем более с утра — и такой эксклюзив. Перфоманс — я бы даже сказал. Тут кукла Лена права.
— Случись что с тобой — и что я без тебя буду делать? Снова бревно на плечо на субботнике и аборт вязальной спицей?
А я озорной вертихвосткой хочу быть при любящем меня бычаре. За это я готова снисходительно относится к твоему буйному репродуктивному поведению, обормот. Ты ведь на работе устаешь —вот тебе дома прийти в себя и хочется. А тут я на тебя покрикиваю в халатике — ну и, понятное дело...
Да делай со мной что хочешь, только бережно — слова плохого больше не скажу. Да, я отдаю свою любовь за пригоршню кровавых шекелей. Ну и что такого — да пусть завидуют! Лишь бы только ты деньги мне на карточку переводил. А этот сразу: «Я и кактус — близнецы-братья!»

— Кукла, Лена, ну извини, я больше не буду. Не надо на меня дуться.
— Я же волнуюсь! А ты живешь в мирах грёз, веришь в мечты и идеалы. А для твоей маленький лебедушки этот танец может оказаться лебединой песней? Ты понял? Христопродавец ты после этого, вот ты кто!
А это что за большевик лезет к нам на броневик? Это лапает он меня, конечно. Цыган ты баронский, а не еврей после этого.
— А не надо отступать от канонов, кукла Лена, у евреев это не принято.
— Да, я нежная липучка. Ну могу быть и высокомерной, так что не лапай меня. Я сама сниму...