January 22nd, 2021

Маковецкий Михаил Леонидович

Содержанка — это призвание

Еду на переговоры. Деловая встреча в центре Москвы. Гламурный рыбный ресторан, когда-то известный тем, что сюда приводили тронувшихся рассудком и оставляли до тех пор, пока их тело и разум не покидал дьявол. А сегодня в нем школьницы подают гостям дорогие спиртные напитки.
Понятно, что тот, кто когда-то ел семгу, а ныне не может себе этого позволить, а потому перешел на минтай, этот ресторан давно не посещает...
На деловой встрече речь будет идти об осетре, севрюге и белуге. И, если уж об этом зашла речь, о заказах для нашей компании...
Встречают, как известно, по одежке. Поэтому рядом со мной сидит совершенно ослепительная кукла Лена

Оформленная большим мастером в стилистике «Только молоко сцедила с большой белой сиськи, а тут он...». Гляжу на нее — и гордостью сердце переполняется.
— На дорогу смотри, а не на меня, нехристь...
...Да и едем мы не на УАЗе Патриоте, а, извиняюсь, на Майбахе.

— Мне нравится, когда ты меня катаешь не на УАЗе Патриоте, а на Майбахе.
— Поему, кукла Лена?
— Потому что в Майбахе посреди заднего сидения тумба-холодильник. А в УАЗе Патриоте огромный диван, а не заднее сидение. На котором ты меня раскладываешь, как -будто я....
— ...С недавних пор я обратил внимание на то, что кукла Лена умеет читать мои мысли. Впрочем, быть этого не может, — думаю я.
Но внезапно, из небытия забвения, возникли новые примеры того, что все-таки мои мысли кукла Лена читает....
...Стоянка платная, но все равно, место для стоянки мало. Кукла Лена вышла из машины, а я паркуюсь. Подхожу к кукле Лене...
И вдруг к ней обращается какая-то девица броской, с претензией на идиотизм, внешности. И из ее уст раздается слабый жалостливый писк:
— А можно попросить вашего водителя, чтобы он выкатил мою машину со стоянкп? А то там так тесно! И я боюсь, что кого-то ударю.
Озвучила, так сказать, намерение. Разочарованная и поникшая. Глядя на нее, я почему-то сразу вспомнил следующее четверостишие:

Девица в кустах полуголая
выдала странный стриптиз:
Трусы сняла через голову,
а лифчик не верхом, а вниз!

Тем временем кукла Лена, взглянув на меня высокомерно, молча кивает.
...Сказать свое твердое пролетарское «нет» кукле Лене у меня как обычно не получилось. Поэтому я вывожу огромный джип девицы со стоянки...
...— На твоем лице, космополит, написано осмысленное желание избавиться от глистов. И эти лицо не может лгать. Окончательно опустился на социальное дно, мировая закулиса?
— Это я просто ностальгируя о своем беззаботном детстве, кукла Лена.
— Да плюнь ты на это дурочку. Да, ее репутация оставляет желать лучшего. Много грязи и никакого гламура. Если быть до копца откровенной — то это просто Нимфетка ест конфетку. И не более того.
А я всего лишь просто пошутила, можешь мне поверить. Неужели обиделся? И это после признаний в большой и чистой любви ко мне? Если да, то это недостойно пламенного сиониста.
— Кукла Лена, на тебя обидится в принципе невозможно. Ты — недожинаемый идеал.
— Содержанка — это призвание. Да я даже мысли твои читать умею, если хочешь знать. Но ты, масон, этого не ценишь...
...Деловая встреча, естественно, прощал успешно.
Маковецкий Михаил Леонидович

(no subject)

Я с куклой Леной всегда соглашаюсь. Вот и сейчас:
— ... Убогая нищебродка недоизнасилованная! Немолодая женщина трудной судьбы, а вцепилась как клещ. Прямо массовое впадение в идиотизм какое-то! Психбольница начинается с морга, блин.
Но я им оказалась не столь бесхитростна и проста, как многим из них хотелось бы меня видеть.
— Ты права, кукла Лена. Я даже рад, что это слышал весь рынок. Хотя мое замечание: «Чтобы разогнать Государственную Думу нужны яйца. И они имелись у двух российских бандитов: адвоката Владимира Ульянова и журналиста Льва Бронштейна» осталось незамеченным....
— Этот как раз хорошо. А то мотали бы в морду дать. Бронштейнов нам только здесь не хватало с их яйцами. Христопродавец! Руль держи, а не меня лапай. А то опять оштрафуют.
...А вот другая моя фраза прошла на ура. Когда кукла Лена сказала:
— Психотерапевт постоянно спрашивал меня о моих эмоциях и физических ощущениях.
Тут в собравшейся по поводу скандала толпе кто-то заметил: «Обтягон и силикон, конечно. Но, в целом, до чего удачно!».
Тут уже даже я поддался общему настроению, не удержался и вставил:
— Ты ничего не перепутала, любимая? А может это был не психотерапевт, а половой партнер?
В общем, рынок в городе Руза запомнит этот скандал надолго...
Но, к счастью, кукла Лена была настолько была увлечена борьбой за свои неотъемлемые права лузгать семечки без маски, что мой выпад ею остался незамещённым. И она продолжает о главном — о семечках:
— Ну а как иначе? Да, я отказалась надевать маску. Но а как же мне в ней семки лузгать?

Вот уроды, блин! Где они только воспитывались.
— Ты абсолютно права, кукла Лена. Вопрос этот даже не чисто кулинарный, на самом деле, а, скорее, эстетический. Как говорил Патрис Лумумба: «Мы больше не ваши обезьяны!». И с этим нельзя не согласится. Правда, тогда к нему прицепились не из-за семечек, а из-за бананов.
— А кому он это говорил? Северным оленям? А с какой интонацией это говорил? Может с сожалением? Это вообще из какого мультика?
— Э-э-э, попугаю Кеше говорил, кажется. Или мудрому питону. Я уже забыл, кукла Лена. Ну-у, Патрис Лумумба...
— А-а, мультик «Чанге-Чанга», вспомнила! «Ешь кокосы, жуй бананы!». Их там радостно едят. Ну как же я могла забыть...
— Кукла Лена, этим мультиком ты пробудила во мне нечто трепетное...
— Поэтому ты на меня так пристально уставился? Галоперидольчик прими, может отпустит. Не хочу в машине. Откровенный питекантроп в роще кипарисов,

блин — чуть что, и сразу лапает. Дома, кому сказала! Не раз проявил похвальную сдержанность — и сейчас потерпишь. Нечего тут! Разомлел он тут, трепетное вспомнил... У меня еще семечки не кончились.
— Дома — так дома. Что ж теперь делать? А, все-таки, хорошо, что она вспомнила. Ну не «Ежик же в тумане», действительно»!
Мы возвращаемся из города Руза, где гуляли и делали покупки. Там, на рынке, куклу Лену оштрафовали за то, что она была без маски. Из-за чего она очень разозлилась.
Но, теперь, ее настроение явно улучшилось. Уже вечер. Скоро мы подъедем к деревне под Рузой. Где и поужинаем. А потом я пойду с куклой Леной спать...
— Ты знаешь, нехристь, у нас, в деревне под Рузой, принято, что, если умерший снится и кажется, что он позвал тебя по имени — то его обязательно нужно слать нахйуй.
— Это очень правильно...
Она такая красивая, что, когда я с ней шел по рынку в Рузе, то больше смотрели не на нее с восхищением, а на меня с завистью и недоумением...
— Зомби, в средней поломе России, кукла Лена, это... Да что мы всё о мёртвых, да о мертвых? Тут и живых то приходится через одного нахъуй посылать. Вот, к примеру, идет человек по базару, никого не трогает, лузгает семечки...
Мы с куклой Леной живем душа в душу. Потому что я ее люблю и никогда ей не перечу.