February 17th, 2021

Маковецкий Михаил Леонидович

Требую поцелуй взасос

— Недооцениваешь все же ты, кукла Лена, вклад Малых народов Севера в сокровищницу мировой цивилизуем. А вот, к примеру, вождь мирового пролетариата прозорливо понимал его несоизмеримость. Как известно, любимыми произведениями В. И. Ленина были «Лунная соната» автором которой был Ludwig Van Beethoven и песня «Увезу тебя я в тундру» в исполнении Кола Бельды.
Именно поэтому и на картинке народного художника республики Саха Нибелунга Аванесяна мы видим В. И Ленина, который, закончив работу над программной статьей «О национальной гордости великороссов», наслаждается песней «Увезу тебя я в тундру»,

автором слов которой был простой оленевод Михаил Пляцковский, а бессмертную музыку создал старый каюр Марк Фрадкин.
А еще Ленин часто вспоминал известную фразу старика Канта о том, что двумя самыми удивительными в мире вещами: северным сиянием в небе над головой и нравственным законом в душе, можно наслаждался бесконечно. Так как это очень облегчает выявление истины. А также правды.
— Просто шалить изволите, кормилец? Или обнять Нибелунг всучил тебе, чистому и доверчивому жидо-масону, очередное свое бессмертное творение?
— Ничего он мне не всучил, кукла Лена. Совсем наоборот, это мы с тобой должны придумать, что подарим на День Рождения его жене Наташа, на празднование которого мы приглашены. Сам маститый живописец к юбилею своей супруги преподнес ей своей очередной шедевр — ее парадный портрет.
Вообще-то Наташу, супругу Нибелунга, легко узнать даже издалека. Фигура у нее в стиле сталинский ампир. На снимке

изображены я и Наташа Нибелунг-Аванесян в мастерской живописца с портретом в руках. Портрет, кстати, мне очень понравился. Даже после окончания его осмотра портрет продолжает будоражить воображение.
— Угу, на нем отражены все те ценности, за которые мы неустанно боремся. Хотя бюст, конечно, мог быть и попышнее. Но особенно народному художнику республики Саха удалась задница его супруги. Да и вся Наташа — знойная женщина, подлинная мечта живописца. Глядя на такую задницу, невольно хочется спросит: «Скажите, милочка, а у Вас давно интимная связь с мужчиной была?».
Да и всё остальное, помимо задницы, в ней какое-то большое, крупное, монументальное. Тут невольно вспоминается фраза: «Настоящий отец нации должен хотеть стать им не только иносказательно — но и буквально!». Ее тоже, небось, Ленин сказал. Где-нибудь на съезде партактива Малых народов Севера…
— Как гласит народная мудрость Малых народов Севера, кукла Лена: «Ценность женщины определяется исключительно ее физической привлекательностью». В условиях бескрайних снежных просторов все мелкое и второстепенное неизбежно отбрасывается, и остается лишь главное, основопределяющее…. Что невольно побуждает к размышлениям.
— Ты неисправим, христопродавец. Воистину, как повяжешь галстук ... Как и этот твой Нибелунг Аванесян. Скрепоносцы, можно сказать, добротными русским бабами обласканные, сочной тундровой ягодой вскормленные…
Так гибнет глобальный Север. Теперь к делу, ибо время примирения окончено. Сейчас настало время справедливости.
Закатывать глаза от восторга по поводу картины не собираюсь, но завтра ты повезешь меня в «Солнечный», где я куплю ей что-нибудь применимое, не волнуйся. Может мне и для себя в там что-то присмотреть? А то я давно…
— Присмотришь завтра, кукла Лена. А сегодня, причем прямо сейчас, я настоятельно требую от тебя поцелуя взасос. И, кстати, достоинства твоей попы, кукла Лена, не чуть ни уступают…
— Ой да иду я, иду, обормот, причем с большим волнением, все как Вы заказывали. Исполню тебе стриптиз сначала в романском, а позднее в готическом стиле. Так уж и быть, сделаю тебе полярную ночь короткой — куда ж я денусь? Уже и плиту выключила.…
Маковецкий Михаил Леонидович

Гляжу в озера синие и в реку Иордан

— Мы живем в непростое время, кукла Лена.
— Что тебе еще не хватает? Ведь халат с меня уже снял.
— Деревня под Рузой утрачивает связь с Богом, перестаёт быть Светлой, кукла Лена. А у народа стремительно утрачивает русскость. Русские уже готовы порвать с Родиной и уехать куда угодно, например в Израиль. Печально все это наблюдать. А ведь таких у нас все еще много. И эти личности во мне возбуждают законное отвращение. Ведь так хотелось бы восстанавливать утраченные нравственные ценности... Тогда и мужики обретут смысл жизни и путь.
— Начинается. Йога вместо Бога, Гога вместо йоги. Коротает он время тем, что переживает о народе. Хранить девственность призывает. Держи себя в руках, мировая закулиса. Пока тебя никто не трогает. Или грусти в библиотеке, как тебе назначено судьбой, космополит ты безродный. Коров из деревни под Рузой он вспомнил.
— Да, коровы. Но какие красивые! А ведь их дети, кукла Лена, будут уже не русскими, а...
— А можно без душераздирающих подробностей о твоих интимных неудачах? От твоих слов я почувствовала такое разочарование, что даже защемило сердце. А если эти телки не хотят хъерачить на двух работах, в поле и на ферме, чтоб только заработать на доширак и койку? Ты, в часы досуга, позашивай порванные колготки прямо на себе — так тебе сразу в другие страны и города захочется

И потом, ты-то что по этому поводу волнуешься!? Ты то русскостью никогда не обладал. Христопродавец.
— Как это не обладал, кукла Лена? А ты!

Вот, к примеру, представь себе на минуту, что я увез бы тебя с собой в Израиль. А чтобы стало с твоим Антошкой? Ты бы хотела, чтобы он, когда вырастет, ходил в синагогу? А соблюдал кашрут?
— Да не поеду с тобой на ПМЖ в Израиль, сколько раз говорить. Вот же прицепился! Подходы разные ко он ко мне ищет, Русь Святую вот вспомнил.
— Израиль — это такой мир грядущего счастья, кукла Лена. И только законченный мудак откатается бы в нем жить. Спроси свою маму. Творчество там кипит повсюду, а люди трудятся с энтузиазмом, стремясь выполнить и перевыполнить план.
— Угу. Тот, кто знаком с творчеством Ильфа и Петрова, наверняка вспомнит, что нечто подобное Остап Бендер обещал шахматистам из Васюков.
— Почему? Это всё замшелые стереотипы, кукла Лена.
— Потому что все это чушь. Мифы и предрассудки, связанные с использованием туалетной бумаги. А тебя, сионист, надо посадить на пожизненную принудительную диспансеризацию в загородную психбольницу имени Розочки Люксембург.
— Почему это предрассудки, а не весомые доводы, кукла Лена?
— Потому что женщина должна знать дорогу из кухни в спальню и обратно. В другом месте она обязательно заблудится. А ты меня вполне обеспечиваешь, чтобы я нигде не блуждала. Так что и с места меня ты не сдвинешь. Сиди тихо и не лапай меня, не видишь, я ужин готовлю.
Вообще-то нет — говори что хочешь. Пока ты переводишь мне деньги на карточку «Мир», я готова демонстрировать тебе мои верноподданнических чувств любыми способами и в любой позе. Так что ты там говорил о синагоге? Весь мир насилия мы разрушим? Прям запахло 1917 годом…
— Злые языки утверждают, кукла Лена, что до основания разрушим всё. Включая ливневую канализацию.
— Я медленно-медленно поворачиваю к тебе свой потрясающий профиль... И что я вижу? Ну перестань, надулся он. Я же кусаю не руку, а тот орган, который меня кормит, а он лишь дуется, вкусив блаженства. Разбаловала я тебя.
Все готово, поешь, пока теплое. Потом спать пойдем, я к тебе подкачусь... Даже, не поверишь, волна обожания нахлынула. Ну чего ты? Русь святую он к топору зовет, христопродавец. Всё бы вам, евреям, звать людей на улицу закон нарушать.
— Это всё у вас, кукла Лена. «Чай Высоцкого, Россия Троцкого». Вечно нам, России верные жидам, от вас покоя нет.