March 10th, 2021

Маковецкий Михаил Леонидович

Евреи и иудеи

Утверждение «Рабиновичи мы!», при всей своей мрачной многозначительности, богато смыслами и гранями. И сегодня мне бы хотелось уточнить некоторые его моменты.
Я в евреи бы пошел, пусть меня научат! У русских, к примеру, эти финты не проходят, но для евреев это вопрос решаем. Дело тут вот в чем:
Как известно вопрос о том, кто являйся евреем — это вопрос не праздный. А наоборот, требующий однозначно точного, как фотография,

ответа. Потому что еврей имеет право, дарованное ему от природы, на получение израильского гражданства. И наоборот, нееврей такого права не имеет.
Нападки на евреев обычно имеют форму социального протеста. Хотя евреи — это вовсе не социальная группа, а национальная и религиозная общность людей неординарных. Поэтому и бороться можно не с антисемитизмом, потому что это бессмысленно, а с антисемитами. Но это я несколько отвлекся.
А теперь — внимательно следите за руками:
Во-первых, евреи и иудеи — это нерушимый блок, в смысле общность людей. У евреев национальная и религиозная принадлежность неразделимы. Мы говорим еврей — подразумеваем иудей. Мы говорим иудей — подразумеваем еврей. Ответ на вопрос «кто более матери-истории ценен?» израильский «Закон о Возвращении» дает совершенно однозначный.
В английском языке, кстати, слово «jewish» значит одновременно евреев (национальность) и иудеев (религию). Что, по сути своей, верно отражает реальное положение вещей.
Когда-то в израильском удостоверении личности указывали национальность. Теперь — не пишут. А раньше писали так: לאום (национальность): היהודי (иудей). Что еще раз подтверждает то обстоятельство, что понятия «еврей» и «иудей» всегда выступают во всем блеске своего монолитного единства. И никто по этому поводу не пикнал и не квакал. Потому что эти два слова синонимы.
Кстати, для людей национально озабоченных. Слово «иудей» в буквальном переводе означает «житель Иудеи». А слово «еврей» в буквальном переводе означает «житель города Хеврон». Хеврон был столицей Иудеи до того, как ею стал Иерусалим.
Теперь отвечу на вопрос — может ли еврей оным быть перестать, если того пожелает?
Ответ — запросто. Для этого ему нужно перейти в любую религию, кроме иудаизма.. То есть перестать быть иудеем, а стать, к примеру, христианином. В этом случае он становится выкрестом. То есть, он уже не еврей, а потому, в частности, полностью и навсегда утрачивает право на поучение израильского гражданства.
И, соответственно, наоборот. Человек любой национальности, приняв иудаизм, то есть исповедующий еврейскую религию, становится самым что ни на есть кошерным евреем. Естественно, приобретая право на репатриацию на историческую родину своих предков в государство Израиль с немедленным получением гражданства оного государства по факту приезда.
Разберем этот счаливай случай на примере одной замечательной блондинки. Как известно, Иванка Трамп является еврейкой. В отличие от своих папы и мамы. Почему-то это многих ставит в тупик, мол, тайна сия велика есть! В действительности все просто:
Иванка Трамп прошла גיור (гиюр) — то есть процедуру принятия иудаизма. И, в результате этого, она стала иудейкой, а значит, и еврейкой. Со всеми выходящими из этого высокого статуса тяготами и преференциями. Она такая, кстати, далеко не единственная.
Иудаизм, к примеру приняли Мэрилин Монро и Элизабет Тейлор. А потому, с точки зрения Израиля, эти две голливудские дивы являются еврейками. Не менее кошерными чем сама маца. И мы никому не позволим обгадить белоснежный парус их еврейства!
Принятие иудаизма неевреями, как и отход от иудаизма евреев существовал всегда, еще с библейских времен. Понятное дело, что чаще евреи ассимилировались среди других народов.
Но, бывало, и наоборот, и неоднократно. К примеру, невестка первого премьер-министра Израиля, Давида Бен-Гуриона.
Его сын, Амос Бен-Гурион, служивший в английской армии в годы Второй мировой войны, был ранен и госпитализирован в одну из ливерпульских больниц, где влюбился в ухаживавшую за ним медсестру. Ее звали Мэри Кало, родом она была из городка на остове Мен, что между Ирландией и Англией, и принадлежала она к англиканской церкви.
Полина, супруга Бен-Гуриона, по поводу женитьбой сына на нееврейке устроила истерику. В частности, она писала: «Чтобы Амос не смел возвращаться домой с женой-нееврейской, пока она не пройдет гиюр»…
Так Мэри Кало стала иудейкой, а значит и еврейкой. У Амоса и Мэри было трое детей: Галия, Рути и Алон.
Амос Бен-Гурион долгое время генеральным инспектором (руководителем) израильской полиции, избавляя папу от любых попыток возбудить против него уголовное дело.
Война судебной системы Израиля против политического руководства страны существует столько, сколько существует Израиль…
Мэри была эффектной крупной женщиной, выше своего супруга. И Давид Бен Гурион, будучи невысокого роста

и комплексовавший по этому поду, любил говорить: «Этот брак хорош для улучшения нашей породы»...

PS. Помните замечательное стихотворение Самуила Яковлевича Маршака:

День Седьмого ноября
— Красный день календаря...

Так вот, в этом стихотворении, если кто не знает, речь идет о Декларация Бальфура. Декларация Бальфура — это официальное письмо, датированное 7-ым ноября 1917 года, от министра иностранных дел Великобритании Артура Бальфура лорду Уолтеру Ротшильду, представителю британской еврейской общины, для передачи Сионистской федерации Великобритании.
В этом письме выражалась официальное одобрение правительства ее Величества создания в Палестине «национального очага» для еврейского народа. Палестиной в это время правила Великобритания.
Но это уже совсем другая история. Впрочем нет, это продолжение прежней.
Маковецкий Михаил Леонидович

Рынок в Новом Уренгое

— Еврей всегда ощущает себя не эксплуатируемым пролетарием, а временно бедствующими миллионером. Тебя санитары уже обступили?

Ну и слава слава Аллаху! «Действительно, действо не для слабонервных», — я хотела сказать. Впрочем, в меня это вселяет определенные надежды.
— Если нельзя принять мир таким, какой он есть, кукла Лена, то тебе приходится принимать его таким, каким его нет и быть не может. Иначе навлечешь на свою красивую попу большие приключения.
— Да я понимаю. Как говорит наш гендир: «Самые действенные законы — это законы неписанные. Именно по ним мы и живем». Такое опасное социальное явление, как арабская весна, мутировало как коронавирус и поразило тебя в самое сердце в Новом Уренгое. Христопродавец...
Дело тут вот в чем. По субботам я с куклой Леной ездим на рынок покупать продукты. Я вообще люблю с ней показываться в людных местах, так как своей красотой она льстит моему самолюбию.
Чтобы ни у кого не было предрассудков — рынок в Новом Уренгое очень богатый. По ценам, конечно, повыше, чем в Москве. Но, по выбору товаров — тоже самое. Рынок, естественно, крытый (так нашептала погода), двухэтажный. На первом этаже продаю продукты, на втором — одежду.
На Новоуренгойском рынке меня хорошо знают как человека набожного и уважаемого. Ну, уважаемого, это понятно почему — я являюсь счастливым обладателем молодой красивой женщина в лице куклы Лена.
А набожного потому, что я, публично и неоднократно, в негативном свете отзывался о плачевном качестве преподавания канонов ислама в учебных заведениях Нового Уренгоя. Особенно в младших классах школ нашего города. И страстно призывал что-то делать, что это положение срочно изменить к лучшему...
Обычно кукла Лена, в моменты моего очередного проявления гражданской активности, шепчет мне на ухо что-то вроде:
— Ну, что тут скажешь? Шедевр. Опора на устои — основа стабильности, кто бы спорил! С какими бы идиотскими идеями человек ни выступал, он, в первую очередь, будет требовать к себе уважения. Смотрю на тебя — и невольно любуюсь.
— Это правильно, — говорю я в ответ, мягко прижимая ее к себе —Уважение пусть и не сразу, но переходит в почтение. А независимо от формы носа и цвета кожи человек не существует, кукла Лена, если он принадлежит умме. И мы не можем с этим не считаться...
Но, видя эту беседу, чисто внешне, она очень достоверно изображает полагающиеся моменту покорность и смирение. А также безграничную безропотность.
Торговцев не мусульманского вероисповедания на Новоуренгойской рынке нет. Ни на первом, ни на втором этаже. Я придирчиво проверял лично. Кроме того, на втором этаже, хозяин магазина женского белья держит в помещении магазина ну не мечеть, но что-то вроде. Так, чтобы у людей была возможность намаз совершить в спокойной обстановке. Тем более, что там и окно примерно в сторону Мекки выходит...
Я много лет жил в Израиле, где работал в отделении судебно-психиатрической экспертизы. Израильский уголовник — это главным образом араб. Израильский еврей — он, в целом, законопослушный. Так что от своих криминальных пациентов я поднабрался знаний в теологических вопросах ислама более чем. Могу преподавать законы шариата в младших классах запросто. Более того, в результате общения с ними в душе я и стал практически ваххабитом. А ведь в годы комсомолкой юности я таким не был! Ну да ладно.
Кроме того, во мне, как в каждом еврее, сидит потребность быть ближе к народу. Среди которого ты живешь... Так что призывы соблюдать законы шариата на рынке в Новом Уренгое выглядят в моем исполнении очень органично. Тем более, что и черты лица у меня более чем семитские.
А кукла Лена приучена мне подыгрывать. Поэтому:
— А эта баранина халяльная? — придирчиво спрашивает она у продавца, невинно хлопая длинными ресницами своих огромных голубых глаз

Не ожидавший этого вопроса от женщины такой внешности, один молодой, неданно приехавший из-поп Махачкалы торговец, однажды даже закашлялся. На что моя кукла Лена безжалостно продолжила, — Мой господин в этом вопросе очень строг. Если на столе будет стоять что-то не халяльное — я буду наказана... Шок, который испытал от этих слов тот юный дагестанец, невозможно описать словами. Даже выходя за рамки нормативной лексики.
Я же к халяльной пище отношусь по-доброму. Исламский халяль — это, практически, тот же еврейский кашрут. Пророк Мухаммед, в свое время, взял его целиком из иудаизма, как и обрезание. От себя он добавил только запрет на употребления алкоголя.
Но, главное, я люблю куклу Лену. И, когда мы закупим продукты на Новоуренгойском рынке, я всегда называю ее Айша. Так звали любимую жену пророка Мухаммеда. Когда они скрепили свою любовь узами брака Айше было 7 (семь) лет. Может быть поэтому пророк Мухаммед, которому к тому моменту было под сорок, просто носил ее на руках...
А моя кукла Лена на Новоуренгойском рынке уже стала не только его украшением, но и достопримечательностью. Я, за нее, испытываю законную гордость!