June 4th, 2021

Маковецкий Михаил Леонидович

Пять звезд в гроб единой Европы

На выборах в Италии фактически победили «Движение 5 звезд», которое получили 33% избирателей в палате депутатов. Аналогичные результаты и в верхней палате парламента Италии — сенате.
Возглавляет эту партию профессиональный клоун. Клоун — приятный и завораживающий голос вождя, обещающий избавить соотечественников от последствий переедания — программа по воспитанию молодежи в оппозиционном духе набирает обороты…
Как и все евреи, он шарлатан и вымогатель наших денег. Впрочем, возможно, это ошибка, и он вовсе не еврей, а совсем наоборот — является продуктом пьяного зачатия.
«Где же такое видано? — спросите Вы, — А мы ещё чему-то удивляемся!». На что я отвечу философски: «Идеала то не бывает — так что все может быть. Ведь речь идет о возрождении национального самосознания …». «А с Рабиновичем то советовались?» — спросите Вы в поисках точки опоры. «С каким Рабиновичем?» — неискренне удивлюсь я. «Да хоть с каким!» — раздраженно воскликните Вы…
Впрочем, это все и не важно. Потому что вместе с 17,3 процентами «Лиги» — это правительство. В Италии для формирования правительства достаточно набрать 40%.
Главное в программе этих партий — выход Италии из «Общего Рынка», возвращение к лире и т. д. Движение «Пять звезд» и «Лига» (бывшая «Лига Севера») на протяжении долгого времени выступают против «диктатуры ЕС» и за Italexitе…
В общем — все понятно. Избиратели, раздраженные развалом экономики страны, за выход из «Единой Европы» душой и телом. И, в соответствии со своими позывами, проголосовали.
Но избирателей можно и обмануть, как это и произошло в Греции, к примеру. Там на выборах обещали вывести страну из «Общего Рынка», поэтому за них и проголосовали. А, придя у власти, никого никуда не вывели.
У любого человека, даже у народного избранника, всегда есть свое мнение. Но это не критично. Диктаторам Древнего Рима удавалось так запугивать свой Сенат, что тот единогласно голосовал даже за назначение сенатором любимого императорского коня. Так что вопрос собственного мнения — это вопрос решаемый.
Римская империя закончила свои дни 4 сентября 476 года, когда Ромул Августул был формально лишен имперских регалий готами, но и в сегодняшней Италии оскал тоже может пропасть бесследно, а весь пар уйти в свисток. Посредством договоренностей, компромисса и миролюбия.
А может и не уйти — в Англии то не ушло. Пропитались бритты ядом гнусного шовинизма — и все, результат на лицо. И Италию не угадаешь — она такая.

За спиной моей сестры монумент, изображающий волчицу, выкормившую основателей Рима.
С тех пор в Италии воздвигли сто тысяч различных бюстов, включая обнаженные, но радикально ничего не изменилось. Сегодня там мигранты повсюду, на Римских площадях танцуют какие-то негры, а самое злобное арабское проклятие: «ихраб битха» (да будет разрушен дом твой) теперь звучит здесь повсюду.
В лексиконе ближневосточной культуры просто нет более жестокого и наполненного глубоким отрицательным смыслом выражения — и, наверное поэтому, в Италии многие этим недовольны. И это тенденции, буквально охватившей всю страну.
Но, впрочем, некоторые, самые проницательные из всех, пошли еще дальше, выражая недовольство набирающей силу пропагандой полигамии, педофилии, хиджаба и женского обрезания. Эти люди считают, что правильные ответы на вопросы нужно искать в ярких эмоциях.
Впрочем, возможно это просто возомнившие о себе холопы. Тем более, что в Коране нет однозначных указаний относительно желательной степени закрытости отдельных частей и органов женского тела...
Хотя, наверное, завистники правы. В остальном — высокодуховные граждане Италии со времен той волчицы практически не изменились. Так, лишь слегка подверглись акселерации. Хотя. возможно, и это утверждение огульно.
Но, в любом случае, совершенно ясно — проект «Единая Европа» агонизирует. В этом вопросе уверенность крепнет с каждыми выборами в любой европейской стране.
Впрочем, этой весной уровень воды в Мертвом море поднялся на 5 сантиметров благодаря водным потокам с Иудейских гор. Так что, в конечном итоге, все будет в порядке.
Маковецкий Михаил Леонидович

Избалованная

— Вот легко ты живешь, Ленка, с хрусталем в сервантах. Избалованная молодая женщина, не знающая житейских трудностей и тягот.

— Я — женщина ни музицировать, ни римскому праву, ни прочих изысканным наукам не обученная, тебя Клава. Я — с упором на другие достоинства. Так, по крайней мере, мне мой христопродавец говорит. Такой вот вопль одинокого марала он недавно испустил.
А потом, когда отлегло, рассказал, что содержанок при царском режиме навязывали «кокотками». Термин «содержанка» появился позже. Представляете? А еще сказал, что секс — это не то, что двое делают вместе, а то, что один человек делает с другим. Я-то ему, понятное дело, сразу ответила:
— Юмор поручика Ржевского, тоскующего по казарме. Христопродавец ты! Сам уже «Ударим параличом по Ильичу», а всё о том же. А про себя подумала: «А ведь он мне, за то, что я с ним сплю, деньги на карточку «Мир» переводит. Так что он то мне точно врать не станет».
Такие вот дела, тетя Клава. Прямо продыху мне с этим делом не дает. Так что будем ждать присоединения недержания мочи. Наша главная бухгалтер говорит, что тогда он точно малость угомонится. По ее богатому опыту. Так я же только «За», если за т еже деньги, естественно.
— Еврей — это всегда практикующий теоретик, Ленка, при виде простой голой женины из народа. Это уже из моего богато опыта. Так что ты его не слушай. Потому что ты для него птичка, которую не жалко. Просто страстная приверженность к твоему телу этого старого иудея тебя сильно разлагает, я имею ввиду. Что есть — то есть. Ну так что? Еще есть возможность всё исправить.
— А что такого? С кем не бывает, тетя Клава? На наших то бескрайних просторах?
— Ты мне не вертишь, Ленка. Что мне теперь — землю есть? Суглинок? Но еще, при этом, ты не испорченная и не сбитая с толку пока что молодая женщина из народа. А ведь сластолюбивая и спокойная жизнь рождает леность и неведение свинцовых тяжестей жизни — вот что пугает.
Отказывать то себе — ты не в чем не отказываешь. К тому, что твои проблемы он решает — ты уже и привыкла. Командовать и раздавать ему приказы ты любишь от избалованности своей. И, при этом, ты на него еще и постоянно обижаешься. Выше окружающих ты себя ставишь — всё время в его Мерседесе полуголая за покупками ездишь. А хорошо ли это?
— Ой, хорошо, тебя Клава! Так хорошо, что не передать словами.
— Так он же спит с тобой безжалостно. Народ то всё видит.
— Ой, спит, тетя Клава, как заведенный. Прям иной раз позволяет себе и позволяет. Ну да ничего страшного. Мы, давеча, новый матрас купили. Дорогой, но крепкий. Думаю — надолго хватит.
— Ой. Ленка, я бы с тобой говорила, и говорила — так душа то за тебя болит. Своя ведь ты, из деревни под Рузой. А досталась ты, со всеми твоими сиськами, какому-то космополиту безродному.
— Так такие они, подлинные клыки капитализма, тетя Клава.
— За это то у меня душа то и болит. Ведь у тебя есть чем гордится, Ленка! А путь наш особенный, исконный. Правда, пока лежит во мраке. Но скоро его луч света то осветит, уж поверь мне! ну зачем тебе этот звериный оскал капитализма, Ленка? Ну сама посуди, пораскинь мозгами то!
— Вот Вы всё правильно говорите, а мне всё равно его жалко, тетя Клава. Ведь либидо — это двигатель любого творчества. Без меня он не и двух копеек не заработает и пропадет под забором. А со мной он вполне себе зарабатывает в своем Новом Уренгое. И попугаю нашему на семечки хватает, и еще мне е поклевать остается.
— Та уж, твоя мама, и твой сын-третьеклассник тут, у нас, в деревне под Рузой, конечно, не бедствуют. Но хорошо ли это, с другой стороны? Твоего сына Антошку это разлагает, я думаю.
— Это Вы что такое говорите, тетя Клава? Это что же — я, мужественная покорительница Крайнего Севера,

для своего сына, который в третьем классе почти отличник, плохим примером являюсь!? Да как у Вас язык такое сказать поворачивается, тетя Клава? Да мой старый христопродавец —это отдельный клинический случай, хочу Вам сказать. Входит в сильно прореженный круг персон. Может к его светлому облику и можно прибавить какой неприятный штрих — но ведь это будет клевета и гнусный поклеп наш общественный строй...
Ну, вот и он идет. Так что тьфу на Вас, тетя Клава, а мы сейчас за продуктами на рынок в Рузу поедем. До свидания Вам, тетя Клава. Вы уж не хворайте, пожалуйста, а то сами знаете, какая у нас тут медицина то бесплатная...
— Ну вот сколько можно копаться? А я здесь сижу в машине, жду тебя, сиониста, скучаю. Спасибо, соседка наша, тетя Клава...