August 14th, 2021

Маковецкий Михаил Леонидович

Голая в вышиванке

— Да ты у меня вовсю прониклась душком жовто-блакитной гідності, кукла Лена, оказывается.

В вышиванке на голое тело позировала.
— Ну конечно, сначала он ничего не говорил, но ел хорошо. Но, потом, его буквально прорвало. Ни фига себе лютик к ночи распустился — что он разглядывает. Ну да, первые тёлки на панели — что таково? Это когда я вкалывала в привокзальном в ресторане в Рузе.
— Мною просто двигало чувство, кукла Лена, что наша прекрасная страна…
— А мною двигало чувство, что ты обязательно будешь мне переводишь деньги на карточку «Мир» за то, что я с тобой буду спать. Вернее предчувствие. Переходящее в глубокую убежденность. Только поэтому я на это с тобой и согласилась.
— А мне, кукла Лена, глядя на тебя, тогда рисовались самые соблазнительные перспективы.
— Мне тоже. Мною в тот момент двигали исключительно смутное желание развлечений и острая необходимость закрывать многочисленные кредиты. Мама тогда сильно болела, а Антошка еще совсем маленький был. Ну а потом уже я не могла остановиться, понятное дело. Закрутил ты меня этими Новым Уренгоем и Израилем.
— Еврей, кукла Лена — это всегда большой остряк. Он любит приправить свою болтовню на любую тему шуткой. Но с тобой у меня было всё очень серьезно с самого начала.
— Ой, да всё это — одни твои эмоции. «Харрасмент прекратить!», — кому сказала? Если будешь так себя вести — будем оплакивать тебя всей синагогой. Ты меня понял? И, вообще, этот твой поступок я расцениваю как преступные поползновения. Ну на голое тело — это да. Ну причем тут вышиванка? Это всё фотомонтаж и твои оценочные суждения.
— Ну ты не права, кукла Лена. В главном.
— Без главного! Да хоть вообще без всего. Просто страх-ужас-кошмар, давно бы я сгинула во тьме греховной без твоих указании руководящих. Ну везде растет русофобия, блин. Не зря все говорят, что ты тесно связан с израильскими и американскими спецслужбами. Космополит безродный, сексуальный харрасмент тут опять развел. Чтоб я содрогнулась хочешь?
— Что-то ты сегодня скупа на самовыражение, кукла Лена. И преступно безразлична к моему национальному происхождению. Хорошо, тогда поставим этот смелый эксперимент…
— Да убрал ты ручища… Лыбится он. Отдай халат. Впечатлительным не смотреть — кому сказала! Опять, блин, сионизм лютует — безжалостно погружает кроткую простую женщину из деревни под Рузой

в пучину разврата. Учти, это не пройдет бесследно для твоего авторитета в моих глазах, христопродавец.
— Хорошо, после всего произошедшего, кукла Лена, обещаю тебе обратиться в бескомпромиссное веганство и усиленно изучать Талмуд. Даже торжественно клянусь, если ты настаиваешь.
— Веганство, блин — «Сердце греет мне ребята, воспоминанье о салате...№. Ты хоть см понял, чего сказал? Да не лапай ты меня! Седой весь, а ведешь как пацан в пубертате. Книг про любовь читать в юности надо меньше было.
— Ну причем тут книги, кукла Лена? Просто еврей до старости лет остается в душе маленьким, но уже перепуганным мальчиком. Это всё поэтому. А про любовь я еще в своей жизни ни одной книги не прочитал, кстати.
— Правда не прочитал? Ну тогда ладно — всё равно ведь не отстанешь. Тем более, что каждая красивая девушка считает своим долгом показать мужчине, который ей за это платит, все, чем щедро ее одарила природа. А я чем хуже? Работать за доширак я тоже не собираюсь.
И полез он сразу, ликующий и радостный… Да кто бы сомневался.