160954 (160954) wrote,
160954
160954

Categories:

Крик души

Как-то наш гендир произносил прочувствованную речь, обращенную к ветеранам нашей компании. И там, расчувствовавшись, он поведал присутствующим о своей душевной боли:
— Я ратую за полное отделение иудейской религии от государства Российского. У нас есть и свои специфические и проблемы, и ценности, на которые иудаизм однозначного ответа не дает. Но, главное — нас нельзя купить за дешево, по крайней мере, всех разом. В отличие от некоторых...
— Вот ты всегда спишь, старый совок, когда начальство говорит. Родился, блин, в простой еврейской семье военного гомеопата и преподавательницы языка эсперанто, и это так чувствуется....
— Евреи, кукла Лен — это суровые, беспощадные мужчины, в минуты душевного подъема способные если не на все, то на многое. Так что я бы, на твоем месте, поостерегся говорит обо мне в таком тоне.
— А я вот нашим гендиром даже заслушалась.

Ты думаешь, что твой наглый выпад не оставит мне иного выбора, кроме как безутешно расплакаться, сидя за своей партой? Вот смотрю я твою поникшую голову, и удивляюсь. Тебе что, хочется, чтоб и у меня голова вечером заболела?
— Я просто хотел сказать, кукла Лена, что наш гендир поведал о своих горестях и мытарствах, отвел душу. Так он всегда был поклонником традиционных ценностей: «Упал — отжался!» и всё такое. И что тебя в этом так растрогало? В словах этого человека, которого хочется взять за жопу и начать лечить его буйную головушку большими клизмами. А вот твое здоровье меня как раз очень беспокоит.
— Беспокоит тебя только то, что меня нельзя купить за дешево! Или так, просто для души вопросом воспитания девиц озаботился? Это просто за гранью дурного тона, я хочу тебе сказать. Зачем меня к себе подкатываешь, когда я волнуюсь?
А наш гендир правильно говорит: «Таковы они, космополиты безродные, думающие только о том, чтобы отобрать у сироты ее жалкие накопления». Хоть бы мамочку мою пожалел, совести у тебя совсем нет.
Морда твоя бессовестная, лыбится он! Решил, что чувства самыя нежныя, и мысли самыя тонкия продаются за сходную цену? Ну ведь решил, скажи честно? Да я, наивная девушка трудной судьбы в страстном красном лежу тут перед тобою. «Каков успех!» — невольно проносится в твоей голове глядя на безропотную меня.
А я сейчас как потрогаю тебя за зайца, чтоб ты не зазнавался... Опять смеётся он надо мной, убрал руку быстро!
— Кукла Лена, я бы рад на тебя тратить больше денег. Но ты видишь какая тяжелая сложилась атмосфера? Самые лакомые куски достаются патриотическим силам, нам остаются крохи.
— Да ладно тебе! Я думала, что ты моя духовная опора, а ты... и так от этого мне становится уныло!
Угу, всенепременно он себе позволяет в любой ситуации, конечно. Не лапай меня, я серьезно с тобой разговариваю. Моя мама говорит: «Все евреи не стесняются показывать себя русскими националистами, доченька. Хоть они и лица с пониженной национальной ответственностью безродные».
А по тебе этого и не скажешь. Ну любите вы хрустеть мацой! А тебе то — что так поступать мешает? Это все потому, что ты меня не любишь совсем, я думаю. Переводишь мне деньги на карточку «Мир» за то, что я сплю с тобой, конечно, и это очень греет душу! Но формально, с ленцой, без огонька как-то...
Тебе, нехристь, надо брать пример с Березовскою. Однажды он, будучи депутатом Думы от Кабардино-Черкесии, перхал на встречу с избирателями. И кабардино-черкесы попросили построить им мечеть. И знаешь, что он им ответил?
— Денег нет, но вы молитесь?
— Вот и не угадал. Борис Абрамович им сказал: «Построить вам мечеть — это мой христианский долг!» (бурные аплодисменты, переходящие в авиации). А ты бы так не поступил. Поэтому он — Березовский. А ты — скромный представитель Малых народов Севера из Нового Уренгоя.
— Ну не дано, кукла Лена. Да и куда я без своих оленей?
— Ладно уж, я сама сниму, раз ты сегодня такой малохольный. Обижают антисемиты бедненького. Приласкаю, конечно, куда я денусь, жалко ведь... Чучело ты заполярное, как и дружок твой наш гендир

Ну куда мне без тебя теперь, ожидания ты мои обманутые... Да ладно, надулся он. Ты щедрый мужчина на самом деле. Мне все завидуют, а уж эти одинокие, бедные сволочи из бухгалтерии... Пошутить уде с ним уже нельзя, обормотом.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments