160954 (160954) wrote,
160954
160954

Categories:

Командировка в Новый Уренгой

— Моя мама говорит, что когда простой народ высоко подняв задницу убирает картошку на огороде под Рузой, такие как ты давятся тропическими фруктами на пляже в Израиле.
— Бесценные высказывания твоей мамы, кукла Лена, должны быть увековечены в бронзе. В идеале золотыми буквами. Но, все-таки, позволю себе вопрос — твоя мама ездила в Израиль вместе с нами. Поэтому откуда этот пафос? Эта неподдельная душкыевя боль за высоко поднятые попы простого народа? Что случилось? Неужели бюст Алексея Учителя замироточил?
— И этот жидо-масон меня еще спрашивает!? Неожиданно схватил меня в командировку в Новый Уренгой. Я даже не успела собраться.
Прилетаем сюда вечером, пока купили продукты, то да се. Готовлю поесть в одних чулках, как дурочка с переулочка какая-то. В квартире было свежо, пока кухня прогрелась — я и простудилась.
Моя мама говорит, что ты, христопродавец, выжимаешь из меня оливковое масло. как из маслины. Забыл, небось, что ты не в Израиле. Но, ничего, рабочий класс объяснит твоей носатой мордой о березу, за то, что ты над простой русской женщиной так измываешься. Объяснит «Методом ласкательной проктологии», как говорят в таких случаях у нас под Рузой.
— Насчет берёзы и носатой морды сказал явно кто-то верный заветам Ленина-Сталина- Николая-II-го. Уж не старая эли то коммунистка?
— А хоть бы и она! Да, высокие идеалы канули в небытие пятилеток, и только старая коммунистка их не просто чувствует и понимает, но и глубоко осознает всем сердцем. И пусть это и радует не всех! Так моя мама говорит, а она всегда права, сам говорил.
И теперь я сопливая, а ты меня не жале-ешь..
— Та-ак, опять раздались громкие крики с несправедливыми обвинениями. Кукла Лена, прекрати плакать немедленно. Я тебя жалею и совсем не виню за то, что ты забыла взять с собой пеньюар и бескозырку с надписью «Мёртвое море». Срочные командировки — это часть моей работы, тут ничего не поделаешь.
А старую коммунистку от ее навязчивых фантазий спасет только принудительное лечение электричеством, это я тебе как ветеран карательной психиатрии говорю.
Но не стояла ты в одних чулках на кухне, это неправда. Вспомни, кукла Лена, что мы сразу пошли в «Солнечный», где ты купила не только продукты, но и пеньюар. А вот бескозырки в тамошнем секс-шопе действительно не было.
Так что на кухне ты готовила хоть и без бескозырки, но и не одних чулках. Если ты помнишь, ты в том секс-шопе даже скандал устроила. И когда ты кричала у них в магазине, я думаю, тебя и продуло. Они же окно открыли, совали тебе в руки метлу и просили, чтобы ты улетела. А с отрытого окна будь здоров как дуло. Думаю, там ты и простудилась.
А вовсе не на кухне, хотя ты действительно готовила там поесть без бескозырки. Но все равно, не надо плакать, потому что я люблю тебя и сопливую
— А здесь уже дня почти нет, смеркается совсем рано, а рассветает в полдень. Это ты представитель мелких народов Севера толстокожий,

тебе все равно.
А я сижу в этой квартире одна, пока ты на работе, На улице темно, мамы нету, сына Антона нету, даже наша соседка-старая коммунистка не заходит. А здесь уже метель за окном, а Москве еще слякоть.
А тут еще Каталония — это ужас просто! Так Европа стремительно превращается в лоскутное одеяло, буквально возвращается к средневековым княжествам. И мне от всего одной здесь скучно и страшно.
Когда мы обратно домой на Новослободскую уедем? Зимой в Новом Уренгое все равно бескозырки я не найду. Давай домой поедем, мировая ты закулмса.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments