160954 (160954) wrote,
160954
160954

Categories:

Заикание и абсансы (окончание)

(окончание. Начало в предыдущем помте)

Эпилептический статус Grand Mal (развернутых судорожных припадков)

Данная разновидность — это регулярно повторяющиеся припадки с тонической и клонической фазами и полным выключением сознания (или не полностью генерализованными судорожными припадками).
Но могут быть и регулярно повторяющиеся припадки с атипичной мышечной активностью (например, изолированные сокращения отдельных мышечных групп, только тонические судороги или только клонические судороги) и с полным выключением сознания [4].
Патологическая ситуация угрожает жизни, когда тонико-клонические судороги вызывают гипертермию и ацидоз (из-за длительной мышечной активности и нарушения дыхания) или, реже, когда гипоксия и повреждение мозга возникают вследствие дыхательной или сердечно-сосудистой недостаточности [5, 12].
В данном случае речь идет о непрекращающейся активности судорожного очага на фоне высокой судорожной готовности мозга. «Генерализованные», «судорожные» формы статуса указывают лишь на вовлечение в эпиактивность коры премоторных зон мозга, отвечающих за движения мышц [21]. Проявления пароксизмальной активности других зон мозга нам просто не видны без ЭЭГ [9].

Эпилептический статус абсансов Petit Mal (малых припадков)

Статус абсансов, (регулярно повторяющиеся припадки без мышечной активности, но с полным выключением сознания) может длиться часами незаметно для окружающих (у больных имеется некоторая спутанность сознания, невнимательность, реже — кома, но без судорог).
В этом случае создается впечатление, что у больного (обычно это ребенок) сумеречное состояние сознания. В данном случае речь идет о высокой судорожной готовности мозга при отсутствии судорожного очага.
На ЭЭГ регистрируются непрерывные комплексы, характерные для малого приступа, либо сочетания множественных комплексов пик-волна [3].

Сложный парциальный «Эпилептический статус»

Статус парциальных эпилептических припадков (обычно двигательных, реже — чувствительных) еще принято называть epilepsia partialis continua.
Сложный парциальный эпилептический статус (статус «фокальных» или «джексоновских» (т. е. соматомоторных) припадков) с изолированными непрекращающимися судорогами в определенной группе мышц (лицо, одна конечность, судороги геми-типа), — протекает без выключения сознания [2–4].
В данном случае речь идет о непрекращающейся высокой активности судорожного очага на фоне полного отсутствия судорожной готовности мозга. Это делает в принципе неправомочным включение этого состояния в понятие «эпилептический статус», так как бессознательное состояние в промежутке между приступами является ключевым компонентом в постановке данного диагноза.
Но, тем не менее, зачастую это состояние традиционно рассматривается вместе с эпилептическим статусом или даже в его рамках [4, 12], так как в данном случае имеется непрекращающаяся активность судорожного очага, хотя и на фоне полного отсутствия судорожной готовности мозга

Заикание как эпилептический феномен

И, н-н-наконец, о заикании… Его этиология и патогенез, хотя и были предметом многократного, в том числе — совсем недавнего рассмотрения в литературе, еще довольно далеки от полного понимания [6–7, 13, 15, 18].
Исторически, центральную роль в патогенезе заикания отводили всегда тому, что было «в моде» в психоневрологии той или иной эпохи, казалось в определенный период самым актуальным: во времена описания нейроанатомами топической локализации функций в коре — нарушению развития речевых центров и/или их взаимоотношений с другими центрами коры, спазму голосовых мышц и их «гиперестезии».
В годы роста популярности психоанализа — подавленным страхам раннего детства, спроецированным на развитие речевой функции, в эру расцвета павловского нервизма заикание стали именовать логоневрозом [15, 18].
Тем не менее, эффективность различных логопедических, психоаналитических, лечебно-гимнастических подходов, основанных на этих теориях и стойкость их лечебных эффектов, была и остается невысокой.
М. Н. Лохов и Ю. А. Фесенко описывают подход, основанный на трактовке заикания как проявления минимальной мозговой дисфункции в условиях стресса (также вариант «патогенной констелляции» местного и системного факторов!).
Этот подход лежит в основе авторской методики, запатентованной М. Н. Лоховым, в которой применяется кросс-корреляционный анализ ЭЭГ, выбор «кодовой частоты» типичной для связей пораженных и здоровых речевых структур мозга, навязывание этой частоты звуковыми и световыми стимулами. И, что характерно и важно в обсуждаемом нами контексте, это навязывание сочетается с применением противосудорожных средств, причем метод обеспечивает большую эффективность [18] .
Мы рассматриваем заикание как эпилептический феномен — на основании теоретических соображений и опыта личных наблюдений и экспериментальной терапии.
Еще в августе 1988 года, на четвертый день после вступления в силу «Закона о кооперации в СССР», автор этих строк открыл в г. Москве кооператив с простым, но гордым названием «Эпилептолог», призванный заниматься лечением эпилепсии.
Прием больных одновременно ввелся автором как эпилептологом-психиатром, и эпилептологом-невропатологом к.м.н. Анжеликой Ивановной Катамидзе. Кооператив обслуживал множество пациентов, главным образом детского и подросткового возраста. Всем пациентам без исключения делали ЭЭГ.
Среди них было много страдающих абсансами. И вот на что автор сразу обратил внимание: у больных абсансами довольно часто встречалось заикание. Общей статистики не велось. Но, несомненно, процент страдающих заиканием среди имеющих абсансы был намного выше, чем в целом среди населения.
Если состояние пациента, страдающего абсансами, улучшалось под влиянием противосудорожного лечения, то, параллельно прекращению или уменьшению числа абсансов, практически всегда наблюдалась улучшение состояния и в плане заикания.
Мы собрали данные о 52 пациентах, которые страдали заиканием. Не у всех из них были зарегистрированы клинические абсансы, но у 100% на ЭЭГ были характерные для абсансов изменения. Все эти пациенты получали лечение противосудорожными препаратами, используемыми для лечения абсансов — Антилепсин (Antelepsin©) и Сукси- леп (Suxilep©) [1, 5].
Результатом такого лечения была выраженная положительная динамика клиники заикания. Больному заиканием, у которого на ЭЭГ имеют место характерные для абсансов изменения, по нашему мнению, показано назначение противосудорожного лечения в виде препаратов, направленных на терапию абсансов.
Поэтому хотелось подробнее сказать об авторском понимании заикания как эпилептиформного по своей природе феномена.

Абсансы («малые припадки», petit mal) — одна из разновидностей эпилептического приступа — симптом эпилепсии [2, 12]. А заикание — это нарушение «темпо-ритмической стороны» речи [6, 13]. Казалось бы — что между этими двумя понятиями, абсансами и заиканием, общего?
А общность между абсансом и заиканием такова, что это, по мнению автора, практически, одно и то же. Это два разных термина, имеющих одно и то же значение (почти синонимы). Почему почти?
Потому что заикание — это «абортивный», т. е. неразвернутый малый эпилептический припадок. Описывая абсансы, обычно подчеркивают: «Если пациент до наступления абсанса говорил, то его речь прерывается».
Так вот, если «пациент говорит, но его речь прерывается» — то это и означает, что он заикается! Другими словами — если абсанс клинически проявляется только нарушением речи — то такое состояние и называется «заиканием».
При абсансе (типичном) сначала останавливается речь и, только потом, отключается сознание на несколько секунд. Но, до этих нескольких секунд обычно есть очень короткий промежуток времени, когда речь уже нарушена, а сознание еще не отключено.
Ничего удивительного в этом нет. Речь — это эволюционно приобретение очень позднее. Первый язык, от которого пошли все остальные, появился всего на всего 40 тысяч лет назад. Причем это не идиш, как думают многие.
Человек не рождается говорящим — говорить он обучается (или не обучается) в процессе своего развития в рамках общения с себе подобными. Структуры мозга, осуществляющие процесс говорения, эволюционно крайне молоды — собственно, это, вероятно, самое молодое, что в мозгу есть. А, значит, и самое уязвимое.
Поэтому возможно такое поражение мозга, которое вовлекает только процесс речи. Клинически такое поражение и проявляется заиканием. Абсанс также поражает структуры мозга поздно сформированные: только те, которые формируются к 5 годам. Именно поэтому раньше этого возраста абсансы и не возникают [3].
Патологический процесс в мозге, чаще всего, начинается с поражения эволюционно более поздних структур и продолжается вовлечением структур эволюционно более ранних. Это, например, происходит при гипогликемии и гипоксии. Именно поэтому при абсансе сначала наступает остановка речи, а только потом отключение сознания. А никак не наоборот.
В том случае, если речь отключается, но дальше процесс развития абсанса не идет, т. е. все ограничивается только остановкой в речи, а дальнейшего развития абсанса не наступает — появляется клиническая картина, которая традиционно называется «заикание».
То есть заикание — это своего рода аура (предвестник) малого эпилептического припадка (petit mal), которая, правда, совершенно не обязательно развивается в дальнейшие проявления. И лечиться заикание должно соответственно — не логопедически [13] , а эпилептологически.
Высокую частоту заикания при эпилепсии заметили довольно давно, впервые, вероятно, француз C. Fеrе; в статье «Эпилептическое заикание» в Rev. Med. 1: 115–18 [26]. Позже в литературе описали много соответствующих клинических случаев.
Например, британский психиатр Б.Дж. Болин в 1953 г. показал, что среди эпилептиков статистически достоверно чаще, чем при различных психозах, встречаются заикание, леворукость и сочетание этих явлений, расценив заикание как прогностический признак эпилепсии [20].
Промежуточную эпилепсию при некоторых типах заикания отмечали в конце 50-х годов французские неврологи [22]. А британские врачи в 70-х годах прошлого века выдвигали предположение об «органической природе некоторых форм заикания», сочетанных с эпилепсией [23–24]. Были и наблюдения о внезапном выздоровлении от заикания после «большого» эпилептического приступа [26].
У отечественных авторов тоже имеется наблюдение 2005 г. случая роландической эпилепсии у ребенка, сопровождаемой заиканием и «абсансами с улыбкой» [8]. Но медицинская мысль в этом вопросе все же находилась и доселе пребывает под табуирующим влиянием всегдашнего восприятия заикания как функционально-педагогической проблемы, проходя мимо патогенетического родства феномена абсансов и заикания.
Возможно, грозный диагноз эпилепсии не увязывается в сознании врачей и логопедов с доброкачественностью течения заикания как речевого расстройства: ведь вся остальная клиника эпилепсии при нем, как правило, не наблюдается. Развивая данный постулат, обоснуем то обстоятельство, что заикание является именно одной из форм абсансов.
Итак, заикание делят на две формы [6–7, 13, 18]:
1) Тоническую, при которой возникает пауза в речи, либо какой-то звук растягивается. Клинически возникают паузы в речи, например: «м….ячик», «авт…обус».
2) Клоническую, характеризующуюся повторением отдельных звуков, слогов или слов. Здесь всегда затрудняется произношение первого звука в слове. Звуки в данном случае повторяются, например: «м-м-м-м-м-м-мячик», «па-па-па-па-паровоз».
Собственно, эту форму и принято называть «заиканием» на бытовом уровне. То есть, под ним понимается нарушение речи, клинически проявляющееся в затруднении при переходе от первого ко второму звуку при произношении слова (обычно, начинающего фразу) [7].
Важно, что эпилептические судороги, как известно, имеют клонический или тонический характер [2–3]. Как и заикание. Далее, заикание, как и абсансы:
• Имеет выраженную генетическую предрасположенность [18]. Так, M.P. Valenti и соавт. описали в 2006 г. семью с наследственными эпилепсией и заиканием [31.]
• Возраст дебюта клинической симптоматики в обоих случаях: от 3 до 10 лет, с пиком в 4–7 лет (для заикания) и 5–6 лет (для абсансов) [3, 13].
• Для этих явлений типичен благоприятный прогноз. И заикание, и типичные абсансы или проходят с возрастом (ремиссия наступает в 90% случаев), или, по крайней мере, не обрастают дополнительной симптоматикой [3, 18].
• И абсансы [9], и заикание [18] сопровождаются одинаковыми изменениями на ЭЭГ — двусторонними, синхронными и симметричными разрядами. Такое наблюдение опубликовал еще в 1986 г. W. J. Novak [29], с тех пор они были сделаны во множестве, в том числе — и нами.
Абсансы (petit mal) сопровождаются на ЭЭГ ритмическими разрядами частотой 3 Гц регулярных комплексов спайк-волна. В дальнейшем появление технологии видео-ЭЭГ телеметрии позволило проводить чрезвычайно точную клинико-электроэнцефалографическую корреляцию [2, 9].
Заикание не так однозначно энцефалографически [15], но тенденция та же. Видео-ЭЭГ анализ позволил выявить синдром-специфические характеристики абсансов, но это не противоречит нашему постулату, как таковому.
В 2004 г. V. Michel et al. сообщали о том, что рефлекторная лобная эпилепсия может быть причиной приобретенного заикания [28]. В 2011 г. P. Kaplan & R. Stagg документировали с помощью ЭЭГ типичную картину несудорожного эпилептического статуса с очагом левой лобной (затем двусторонней лобной) локализации, клинически сопровождавшегося заиканием [25].
Собственно, только на основании данных ЭЭГ уже можно говорить о том, что заикание и абсанс — это одно и то же. А потому, заикание должно и лечиться именно так, как лечатся абсансы, и никак иначе. То есть лечиться противоэпилептическими лекарствами, предназначенными для лечения абсансов.
В 1945 году появился первый препарат для лечения абсансов — Триметадион (Lennox©). С тех пор лекарств против абсансов выпущено множество [1, 5, 11]. Вот ими, по мнению автора, и нужно лечить заикание.
Применение противоэпилептических средств во многих опубликованных ранних наблюдениях, например, R. Baratz & M.M. Mesulam (1981) способствовало лечению имеющегося у больных эпилепсией или эпилептиформными расстройствами заикания [19]. Но именно антиабсансная терапия, по нашему опыту, наиболее эффективна.
Подчеркнем, что заикание определяется как нарушение речи, проявляющееся непроизвольными остановками в момент высказывания или вынужденными повторениями отдельных звуков и слогов [6–7], что происходит вследствие судорог мышц речевого аппарата — мышц гортани [15].
Таким образом, при нём двигательные речевые центры головного мозга возбуждаются. Отсюда, кстати, и само русское название «заикание» — спазмы напоминающие икоту.
Фокальная (очаговая) эпилепсия — это эпилепсия, при которой на фоне сохраненного сознания происходит непроизвольное сокращение группы мышц, отвечающих за некую функцию [2, 4, 21, 25]. Например, за функцию речи….
Но, на самом деле, к фокальной эпилепсии заикание не имеет прямого отношения. Заикание — это именно абсанс, недоразвившийся до состояния отключения сознания.
Вследствие этого в литературе нередко отмечают заикание в качестве побочного эффекта противоэпилептических лекарств: лекарство, облегчая состояние больного, подавляет «большие» приступы, и последние заменяются «недоразвившимися» абсансами, а внешне все выглядит, как появление у пациента заикания под влиянием лекарства.
Проблема недооценки роли эпилептологического механизма заикания существует: на форумах пациентов-эпилептиков в изобилии встречаются самонаблюдения о связи эпилепсии с заиканием, но их вопросы остаются, как правило, без медицинского ответа [33], так как профессиональное сообщество эпилептологов пока в массе своей не привержено радикальному изменению трактовки патогенеза заикания.
Тем более не укоренена такая идея в среде логопедов. В заключение выразим надежду, что данная публикация будет содействовать необходимому прогрессу в этом вопросе.

БИБЛИОГРАФИЯ
1. Антиконвульсанты в психиатрической и неврологической практике / Под ред. А. М. Вейна, С. Н. Мосолова. СПб.: МИА, 1994: 336 с.
2. Болдырев А. И. Эпилепсия у взрослых. 2-е изд., перераб. и доп.. М.: Медицина, 1984: 288 с.
3. Болдырев А. И. Эпилепсия у детей и подростков. М.: Медицина, 1990: 318 с.
4. Бурд Г. С. Международная классификация эпилепсии и основные направления ее лечения. Журн. невропатол. и психиатр. 1995; 95 (3): 4–12.
5. Громов С. А., Лобзин В. С. Лечение и реабилитация больных эпилепсией. СПб.: Образование, 1993: 236 с.
6. Заикание. Под ред. Н. А. Власовой и К.П. Беккера М.: Медицина, 1983: 256 с.
7. Корецкая В. П. Заикание. Причины, виды, лечение патологии. Интернет-ресурс, URL: http://www.polismed. com/articles-zaikanie-prichiny-vidy-lechenie-patologii.html (дата доступа 31.03.2016).
8. Михнович В. И., Старовойтова Т. Е., Королева Н. В., Дутова Н. Я., Таскаева Т. В. Полиморфизм клинико-неврологических проявлений у детей при регистрации роландических комплексов на ЭЭГ. Бюлл. ВСНЦ СО РАМН (Иркутск), 2005; 5: 169–172.
9. Окуджава В. М. Нейрофизиологические механизмы эпилепсии. Тбилиси: Мецниереба, 1980: 262 с.
10. Павлов И. П. Внутреннее торможение условных рефлексов и сон — один и тот же процесс. ПСС, изд. 2-е, М.: Изд-во АН СССР, 1951–54; 3 (1): 382.
11. Погодаев К.И. Этиология, патогенез и лечение эпилепсии. М.: Медицина, 1986.
12. Сараджишвили П. М., Геладзе Т. Ш. Эпилепсия. М.: Медицина,1977: 304 с.
13. Селивестров В. И. Заикание у детей. Психокоррекционные и дидактические основы логопедического воздействия М.: ГИЦ ВЛАДОС, 2001: 186 с.
14. Соболевская П. А., Строев Ю. И., Чурилов Л. П. Синдром гипокальциемии во врачебной практике. Здоровье — основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения 2015; 10 (2): 624–32.
15. Фесенко Ю. А., Лохов М. И. Заикание: история и обзор современного состояния проблемы. Вестн. С.-Петер- бургск. ун-та. Сер. 11. Медицина, 2015; 3: 93–107.
16. Чурилов Л. П., Строев Ю. И., Колобов А. В. (ред.) Толковый словарь избранных медицинских терминов: эпонимы и образные выражения. СПб.: ЭЛБИ-СПб., 2010: 127–128.
17. Чурилов Л. П., Шишкин А. Н., Утехин В. И. Совместивший несовместимое: к 150-летию со дня рождения Николааса Филипа Тенделоо. Арх. патол. 2015; 77 (1): 86–8.
18. Шкловский В. М. Заикание М.: Наука, 1994. 256 с.
19. Baratz R., Mesulam, M. M. Adult-Onset Stuttering Treated With Anticonvulsants. Arch Neurol. 1981; 38 (2): 132. doi:10.1001/archneur.1981.00510020090016.
20. Bolin B. J. Left-Handedness and Stuttering as Signs Diagnostic of Epileptics. Brit. J. Psychiat. 1953; 99 (416): 483– 488; DOI: 10.1192/bjp.99.416.483
21. Bromfi eld E. B., Cavazos J. E., Sirven J. I., eds. An Intro- duction to Epilepsy. West Hartford (CT): American Epilepsy Society Publisher; 2006. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/ books/NBK2510/ (access date: 31.03.2016).
22. Guillaume J., Mazars G., Mazars Y. ;pilepsie interm;diaire dans certains types de b;gaiement. Rev. Neurol. (Paris). 1957; 96 (1): 59–61.
23. Hamre C. E. A comment on the possible organicity of stuttering. Br J. Disord Commun. 1972; 7 (2):148–50.
24. Ives L. A. Learning diffi culties in children with epilepsy. Br J Disord Commun. 1970; 5(1):77-84.
25. Kaplan P. W., Stagg R. Frontal lobe nonconvulsive status epilepticus: a case of epileptic stuttering, aphemia, and

REFERENCES

1. Antikonvulsanty v psihiatricheskoy i nevrologicheskoy praktike [Anti-convulsant drugs in psychiatric and neurological practice] Eds A. M. Vein, S. N. Mosolova. MIA Publisher: Saint Petersburg,1994: 336 P.
2. Boldyrev A. I. Epilepsiya u vzroslykh [Epilepsy in Adults]. 2nd ed. Meditsina Publishers: Moscow, 1984: 288 р.
3. Boldyrev A. I. Epilepsiya u detey i podrostkov [Epilepsy in Children and Adolescents]. Meditsina Publishers: Moscow, 1990: 318 р.
4. Burd G. S. Mezhdunarodnaya klassifi katsiya epilepsii i osnovnye napravleniya eyo lecheniya [International clas- sifi cation of the epilepsy and basic trends of its treatment]. Zhurn. nevropatol. i psichiatr. 1995; 95 (3): 4–12.
5. Gromov S. A., Lobzin V. S. Lecheniye I reabilitatsiya bol’nykh epilepsiey [Treatment and Rehabilitation of the Epileptic Patients]. Obrazovanie Publishers: Sainrt Petersburg, 1993: 236 р.
6. Zaikanie [Stuttering] Eds N. A. Vlasova, K.-P. Becker. Meditsina Publishers: Moscow, 1983: 256 P.
7. Koretskaya V. P. Zaikanie. Prichiny, vidy, lechenie [Stuttering. Causes, kinds, treatment]. URL: http://www. polismed.com/articles-zaikanie-prichiny-vidy-lechenie- patologii.html (accessed: 31.03.2016).
8. Mikhnovich V. I., Starovojtova T. E., Koroleva N. V., Dutova N. Ya., Taskaeva T. V. Polimorfi zm kliniko- nevrologicheskih proyavlenij u detey pri registratsii rolandicheskih kompleksov na EEG [Polymorphism of clinical and neurological manifestations in children with registration of rolandic complexes on EEG]. Bull. East Siberian Scientifi c Centre Siberian Division of RAMS (Irkutsk), 2005; 5: 169–172.
9. Okudzhava V. M. Neirofi ziologicheskie mekhanizmy epilepsii [Neurophysiological Mechanisms of Epilepsy]. Metsniereba Publishers: Tbilisi, 1980: 262 р.
10. Pavlov I. P. Vnutrennee tormozhenie uslovnykh refl eksov i son — odin i tot zhe process [Internal inhibition of conditional refl exes and sleep — is the same process. Omnibus 2nd edition, Acad. Sci. USSR Publishers: Moscow, 1951–54; 3 (1): 382.
11. Pogodayev K. I. Etiologiya, patogenez i lechenie epilepsii [Etiology, Pathogenesis and Treatment of Epilepsy]. Meditsina Publishers: Moscow, 1986.
12. Saradzhishvili P. M., Geladze T. Sh. Epilepsiya [Epilepsy]. Meditsina Publishers: Moscow, 1977: 304 р.
13. Selivestrov V. I. Zaikanie u detej. Psihokorrekcionnye i didakticheskie osnovy logopedicheskogo vozdejstvija [Stuttering in children. Psycho-corrective and Didactical Bases of Speech Therapeutic Intervention]. GIC VLADOS Publishers: Moscow, 2001: 186 р.
14. Sobolevskaya P. A., Stroev Yu. I., Churilov L. P. Sindrom gipokal›ciemii vo vrachebnoj praktike [Syndrome of hypocalcaemia in medical practice]. Zdorov›e — osnova chelovecheskogo potenciala: problemy i puti ih reshenija. 2015; 10 (2): 624–32.
15. Fesenko Yu. A., Lohov M. I. Zaikanie: istorija i obzor sovremennogosostojanija problemy [Stuttering: History and review of current status of the problem]. Vestn. S.-Peterburgskogo universiteta Ser. 11. Meditsina, 2015; 3: 93–107.
16. Churilov L .P., Stroev Yu. I., Kolobov A. V. (Eds) Tolkovyj slovar› izbrannyh medicinskih terminov: eponimy i obraznye vyrazhenija [Explanatory Dictionary of Selected Medical Terms: Eponyms and Figurative Expressions]. ELBI-SPb Publishers: Saint Petersburg 2010: 127–8.
17. Churilov L. P., Shishkin A. N., Utekhin V. J. Sovmestivshij nesovmestimoe: k 150-letiju so dnja rozhdenija Nikolaasa Filipa Tendeloo [One, who could reconcile the irreconcilable (on the occasion of the 150th anniversary of Nicolaas Philip Tendeloo’s birth)]. Arh. Patol. 2015; 77(1); 86–8.
18. Shklovskij V. M. Zaikanie [Stuttering] Nauka Publishers: Moscow, 1994: 256 р.
19. Baratz R., Mesulam, M. M. Adult-Onset Stuttering Treated With Anticonvulsants. Arch Neurol. 1981; 38 (2): 132. doi:10.1001/archneur.1981.00510020090016.
20. Bolin B. J. Left-Handedness and Stuttering as Signs Diagnostic of Epileptics. Brit. J. Psychiat. 1953; 99 (416): 483–488; DOI: 10.1192/bjp.99.416.483
21. Bromfi eld E. B., Cavazos J. E., Sirven J. I., eds. An Introduction to Epilepsy. West Hartford (CT): American Epilepsy Society Publisher; 2006. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/ NBK2510/ (access date: 31.03.2016).
22. Guillaume J., Mazars G., Mazars Y. ;pilepsie interm;diaire dans certains types de b;gaiement. Rev. Neurol. (Paris). 1957; 96 (1): 59–61.
23. Hamre C. E. A comment on the possible organicit of stuttering. Br J Disord Commun. 1972; 7 (2): 148–50.
24. Ives L. A. Learning diffi culties in children with epilepsy. Br J Disord Commun. 1970; 5 (1): 77–84.
25. Kaplan P. W., Stagg R. Frontal lobe nonconvulsive status epilepticus: a case of epileptic stuttering, aphemia, and aphasia — not a sign of psychogenic nonepileptic seizures. Epilepsy Behav. 2011; 21 (2): 191–5. doi: 10.1016/j. yebeh.2011.03.028.
26. Lebrun Y., Fabbro F. Language and Epilepsy. 2nd ed. Wurr Publisher Ltd: London, Philadelphia, 2005: 57–62, 121.
27. Louveau A., Smirnov I., Keyes T. J., …Kipnis J. et al. Structural and functional features of central nervous system lymphatic vessels. Nature 2015; 523: 337–41. doi:10.1038/nature14432
28. Michel V., Burbaud P., Taillard J., Gaida T., Joseph P. A., Duch; B., Bioulac B. Stuttering or refl ex seizure? A case report. Epileptic Disord. 2004; 6 (3): 181–5.
29. Nowack W. J. Adult onset stuttering and seizures. Clin Electroencephalogr. 1986; 17 (3): 142–5.
30. Toledano M. et al. Utility of an immunotherapy trial in evaluating patients with presumed autoimmune epilepsy. Neurology. 2014; 82: 1578.
31. Valenti M.P., Rudolf G., Carr; S., Vrielynck P., Thibault A., Szepetowski P., Hirsch E. Language-induced epilepsy, acquired stuttering, and idiopathic generalized epilepsy: phenotypic study of one family. Epilepsia. 2006; 47 (4): 766–72.
32. Wiener N., Rosenbluth A. The mathematical formulation of the problem of conduction of impulses in a network of connected excitable elements, specifi cally in cardiac muscle. Arch. Inst. Cardiol. Mex. 1946; 16: 205–65. 33. URL: http://www.epilepsy.com/connect/forums/living-epilepsy- adults/stutter-side-eff ect-epilepsy (accessed 31.03.2016).
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments