Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Маковецкий Михаил Леонидович

Новая менеджер по продажам

У нас, в Новом Урнове случалось всякое. Однажды, возле ТЦ «Ямал», голый чернокожий мужчина напал на самку северного оленя. Но чтобы такое…
— Открыл для себя большое порно? Нимфетка в короткой юбке с пробивающимися как июльские грибы титьками.

Да еще при этом результат безумной политику одного ребенка в Китае. Поставил эффектную точку, блин. И чего ты в ней нашел? Только не говори мне, что в тундре по весне доминируют альфа-самцы. Не напоминай.
А-а, я поняла. В качестве продажной женщины ей довелось работать с самыми блестящими жуликами и проходимцам Ямало-Ненецкого автономного округа. Элита заполярного маркетинга, одним словом. А сейчас она работает над книгой воспоминаний под рабочим названием «Смех и грех в проституции». Но срочно понадобились деньги…
Только, боюсь, суровая действительность скоро наглядно продемонстрирует масштабы твоего просчета, нехристь ты царя небесного.
— Наш гендир сказал, кукла Лена: «Нужно кропотливо заниматься текущей воспитательной работой с населениям в лице наших потенциальных клиентов. А вовсе не концентрироваться на отрезании голов, как это делает Талибан. И большевики этого не могут не понимать».
— Вы случайно не раввином Нового Уренгое подрабатываете? Как же ты меня достал своими нотациями.
— Да, я действительно человек широких взглядов и принципов, кукла Лена, и именно в Новом Уренгое. А ты мне не должна перечить, ибо я к этому нетерпим. Если руководитель нашел компании поставил задачу найти нового менеджера по продажам — то моя задача, как коммерческого директора, с честью эту задачу выполнить.
— «Ах, этот глубокий баритон и пристальный взгляд, излучающие уверенность и даже глубокую убеждённость». Такое может порождать только безнадежно перегретый (или вымороженный) в детстве мозг. Как и любой выпускник философского факультета университета наш гендир чокнутый придурок. Ну всё говорит о его глупости. А ты идешь у него на поводу.
Впрочем, только это тебе и по плечу, так что тут ничего не попишешь. «Опохмел — это начало запоя», — я тебя предупреждала.

— Мсвати II-ой милостив и обычно не людоед, кукла Лена. Не надо преувеличивать. Это я к тому, кукла Лена, что ты можешь не только свободно высказать свое мнение, но и мотивировать его, будучи без халата. Тем более, что без него ты просто головокружительно похорошела.
— Та-ак, ситуация уже созрела до такой степени, что остановить его сможет только по-настоящему отрезвляющая пизъдюлина. Опять он с меня халат стянул. «Под утро душераздирающий вопль разорвал лазурную тишину еще спящей деревне под Рузой». Ты этого добиваешься?
Нет, моё дело, конечно, маленькое. «У женщины должно быть влагалище» — и этим всё сказано. Тем более, что ты мне переводишь деньги на картонку «Мир» за то, что я с тобой сплю. Но я тебя предупреждаю — спаржу даже даме не следует брать пальцами. А уж такому христопродавцу как ты…
— Кукла Лена, твои слова меня больно ранят и вселяют панику в мое и без того больное сердце.
— Поешь сначала — я готовила. После чего сердце твое разбитое полечу. Разволновался он. А-то когда-то я тебе отказывала.
— Да что-то я не в настроении, кукла Лена. Алкоголь, разгульные ночи, азартные игры. Всего этого у меня никогда не было. Даже начинать не хочу.
— Правда? Значит вот он какой, загнивающий, ни на что не способный Запад. Но ты не переживай — колючки кактуса очень помогает при импотенции. Отвлекают как-то. Максимум, потом плохо будет заживать — приложим фикус.
— Кактус не понадобится, убежден. Потому что ты, кукла Лена, роковуха, обладать которой хотят все…
— Лыбится он от уха до уха. Ой, да кто бы сомневался. Убрал ручища, кстати. Дети до определенного возраста и лица с хроническими заболеваниями психики туда пока не допускаются. Поешь сначала, кому сказала!
Маковецкий Михаил Леонидович

Бухгалтерия нашей компании и Афганистана

— Женщина самой безотрадной внешности. У которой две извилины и те не пересекаются, потому что от завивки. Чуть что — снимает очки и начинает бьется в конвульсиях. Потом постепенно затихает и начинает храпеть.
Рядом с ней радостный перекормленный мужчина. С другой стороны кто-то, еще с бородой, но уже, судя по всему, горько сожалеющий о том, что недавно, поддавшись настроению, легкомысленно сменил свой пол. Но что делать — теперь уже поздно.
— Эти сведения нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, кукла Лена. Никто ни о чем не сожалеет.
— И всё это на фоне картины, на которой изображен давно сошедший с ума близкий родственник девушки. Некогда патриарх и повелитель дум. Ну налетай не скупись, покупай и ебъись — одно слово!
— Это ты о созвездии блестящих умов из бухгалтерии нашей компании, кукла Лена?

— О вас родненьких, а-то о ком же? Ну полное же крушение нравственных ценностей! Говорю это не без некоторого внутреннего волнения, но пришло время сказать правду. Ну что ты на меня

так смотришь? И не надо меня руками трогать — я удобно лежу. Нет, я ценю твои мудрость и остроумие, христопродавец. А также то, что ты переводишь мне деньги на карточку «Мир» за то, что я с тобой сплю. Но и ты должен признать, что в этом вопросе я права. И вообще, у меня заешь какое большое сердце? За афганцев, к примеру, я знаешь, как переживаю?
— Афганистан — это одна большая, дружная, верящая в Аллаха наркомафия, кукла Лена. Где ВСЁ НАСЕЛЕНИЕ занимается выращиванием опиумного мака, его переработкой в опиум и героин и транспортировкой этой прелести за рубеж.
Практически весть потребляемый в мире героин произведен из афганского мака. Другой экономики в Афганистане нет и не предвидится. Стрельба друг по другу — это не экономика. Это быт и нравы наркомафии, ее образ жизни. Метод ее воспитания подрастающего поколения на некогда живых примерах. Даже продукты питания Афганистан в значительной мере импортируется, потому что основная масса посевных площадей занята под монокультуру — опиумный мак. О котором народ слагает песни.
— Это у них там власть такая.
— Власть, причем любая — это не народ, а результат еврейского заговора и засилья дегенеративного искусства, кукла Лена. Но с этим мы успешно боремся. А страдающих от гнета жидо-коммунистов и прочих темных сил афганцев нам жалко до слез... Понимаю.
И потом — а хорошо ли им, простым афганцем будет на чужбине? Представь себе — там, где-то в Скандинавии, затосковал по родной сторонке — провинции Гельминт. Ну сделал обрезание в приступе тоски по родине. Но станет ли ему от этого легче… Иногда мне тоже очень трудно НЕ украсть, кукла Лена. Ну накатывает состояние души такое… Так что я их так помаю, этих афганцев!
— Угу. Девочка с персиком во рту раком. Еще что придумаешь? Они там с самолета без парашюта падают — а ему всё смехъуечки.
— А тут не надо ничего придумывать, кукла Лена. Может просто хъер бы с ними? В цивилизованные страны они улететь хотят. Причем клином. А чем они там заниматься будут, как думаешь? Сколько тысяч молодых ежегодно от передоза гибнут только в России? А по всему миру? А у скольких жизнь шприцу под хвост пошла? Живут от ломки до ломки…
— Он сидел абсолютно трезвый и был мрачен. Что-то ты сегодня недостаточно куртуазен, космополит. Поцеловал бы меня, что ли? Ты мне за что деньги н а карточку переводишь? За то, что я с тобой сплю или я что-то путаю?
Ну наконец-то, блин… нашел в себе нравственные силы. Краткосрочный период просветления его посетил. А также протрезвления и прояснения помутнённого рассудка. Да неудобно мне так! Воришка ты, неприятный в общении человек. Большой любитель чужих ложечек.
Правильно моя мама говорит: «Евреи считают, что они безграничны в своей мощи, доченька. Поэтому, если что-то очень захотят — то добиваются этого силовыми методами. Особенно это проявляется в вопросах любви».
Ну и заря! Ты что это задумал? Учти, демонстративное убийство такого народного трибуна, как я…. Да молчу я уже, молчу…
Маковецкий Михаил Леонидович

Голая в вышиванке

— Да ты у меня вовсю прониклась душком жовто-блакитной гідності, кукла Лена, оказывается.

В вышиванке на голое тело позировала.
— Ну конечно, сначала он ничего не говорил, но ел хорошо. Но, потом, его буквально прорвало. Ни фига себе лютик к ночи распустился — что он разглядывает. Ну да, первые тёлки на панели — что таково? Это когда я вкалывала в привокзальном в ресторане в Рузе.
— Мною просто двигало чувство, кукла Лена, что наша прекрасная страна…
— А мною двигало чувство, что ты обязательно будешь мне переводишь деньги на карточку «Мир» за то, что я с тобой буду спать. Вернее предчувствие. Переходящее в глубокую убежденность. Только поэтому я на это с тобой и согласилась.
— А мне, кукла Лена, глядя на тебя, тогда рисовались самые соблазнительные перспективы.
— Мне тоже. Мною в тот момент двигали исключительно смутное желание развлечений и острая необходимость закрывать многочисленные кредиты. Мама тогда сильно болела, а Антошка еще совсем маленький был. Ну а потом уже я не могла остановиться, понятное дело. Закрутил ты меня этими Новым Уренгоем и Израилем.
— Еврей, кукла Лена — это всегда большой остряк. Он любит приправить свою болтовню на любую тему шуткой. Но с тобой у меня было всё очень серьезно с самого начала.
— Ой, да всё это — одни твои эмоции. «Харрасмент прекратить!», — кому сказала? Если будешь так себя вести — будем оплакивать тебя всей синагогой. Ты меня понял? И, вообще, этот твой поступок я расцениваю как преступные поползновения. Ну на голое тело — это да. Ну причем тут вышиванка? Это всё фотомонтаж и твои оценочные суждения.
— Ну ты не права, кукла Лена. В главном.
— Без главного! Да хоть вообще без всего. Просто страх-ужас-кошмар, давно бы я сгинула во тьме греховной без твоих указании руководящих. Ну везде растет русофобия, блин. Не зря все говорят, что ты тесно связан с израильскими и американскими спецслужбами. Космополит безродный, сексуальный харрасмент тут опять развел. Чтоб я содрогнулась хочешь?
— Что-то ты сегодня скупа на самовыражение, кукла Лена. И преступно безразлична к моему национальному происхождению. Хорошо, тогда поставим этот смелый эксперимент…
— Да убрал ты ручища… Лыбится он. Отдай халат. Впечатлительным не смотреть — кому сказала! Опять, блин, сионизм лютует — безжалостно погружает кроткую простую женщину из деревни под Рузой

в пучину разврата. Учти, это не пройдет бесследно для твоего авторитета в моих глазах, христопродавец.
— Хорошо, после всего произошедшего, кукла Лена, обещаю тебе обратиться в бескомпромиссное веганство и усиленно изучать Талмуд. Даже торжественно клянусь, если ты настаиваешь.
— Веганство, блин — «Сердце греет мне ребята, воспоминанье о салате...№. Ты хоть см понял, чего сказал? Да не лапай ты меня! Седой весь, а ведешь как пацан в пубертате. Книг про любовь читать в юности надо меньше было.
— Ну причем тут книги, кукла Лена? Просто еврей до старости лет остается в душе маленьким, но уже перепуганным мальчиком. Это всё поэтому. А про любовь я еще в своей жизни ни одной книги не прочитал, кстати.
— Правда не прочитал? Ну тогда ладно — всё равно ведь не отстанешь. Тем более, что каждая красивая девушка считает своим долгом показать мужчине, который ей за это платит, все, чем щедро ее одарила природа. А я чем хуже? Работать за доширак я тоже не собираюсь.
И полез он сразу, ликующий и радостный… Да кто бы сомневался.
Маковецкий Михаил Леонидович

Утро туманное, утро Нового Уренгоя

— Чего ты так рано встала, кукла Лена?

В этот раз кукла Лена предстала передо мной в чем-то полупрозрачном, но, при этом, еще и расстёгнутом, — Иди спать.
— Глубокой ночью, находясь в скверном распоряжении духа… с утра пораньше приобщиться к талмудической мудрости потянуло, христопродавец? Небо над Газой озаряется от взрывов — а этот ко мне лезет. Ну потом. Ты встал — и я встала. Выпей кофе сначала.
— Мне надо закончить договора. Утром у меня голова лучше всего работает, ты же знаешь, кукла Лена. А спать мне все равно уже не хочется. Да и гендиру договора на подпись с утра отдам — и сразу на сердце легче станет.
— И опять евреи украли у детей кусочек счастья... Да ну их, договора эти, я имею ввиду. Изображает он интеллектуальные усилия, но как-то неубедительно. Максимум потом скажешь: «Товарищ Сталин, произошла чудовищная ошибка. И в дальнейшем прошу рассматривать эту связь как благопристойную».
— Пока израильская военщина ежесекундно попирает нормы международного права своими кирзовыми сапогами... Ладно, кофе, так кофе, кукла Лена.
— Всё, что делает Мэтр, принадлежит истории, понимаю. Это просто тихая песня. О чем бы не говорил на производственном совещании наш гендир, в заключении он обязательно призовет в обязательном порядке крепить бдительность и пригрозит испепелить любого. Теперь вопрос. А действовал ли он один или в составе организованной преступной группировки с центром в посёлке Ямбург?
— Эта музыка будет вечной, кукла Лена. Другого заработка у меня нет.
— Совсем окэшился человек. Содержанку себе завел на стрости лет всем на зависть. Я около тебя посижу. Всё веселее. Имею право, ты же мне деньги на карточку «Мир» за то, что я с тобой сплю, переводишь. Сказал бы чего хвалебное в мой адрес, что ли? Про красоту мою напомнил, если об этом уже речь зашла.
— Эти пусть суровые, но такие справедливые слова кукла Лена... а с твоей красотой действительно нужно что-то решать. Нечего ей без дела простаивать.
— А наш гендир неизлечим. Единственный способ его лечения — посадить его в тюрьму. Но, боюсь, он тогда и тебя с собой потянет. Девушки какое-то обшарпанное, видавшее виды

вокруг него вращаются в последнее время. И обильным употреблением обсценной лексики он что-то злоупотребляет. Боюсь не к добру это.
— Тема это очень серьезная, кукла Лена. И не хочется брякнуть по этому поводу что-нибудь не подумав. Есть факты, касающиеся нашего гендира, которые радуют. Но есть и другие — которые, наоборот, огорчают. Но, если в целом. Боюсь, что ему предстоит покинуть Родину и окончить свои дни на Лазурном побережье.
— Если вы сказали что-то, не подумав — значит вы сказали то, что думаете. Так что давай, брякай. Хочешь я тебе завтрак сделаю? Ну что ты на меня уставился?
— Что может выглядеть приятнее, чем красиво танцующий перед тобой живот стройной девушки в нижнем белье? Только эта же девушка, лежачая вместе с Вами в кровати.
— Да кто бы сомневался. Как говорит наш гендир: «Мы это уже делаем, и в будущем продолжим делать с еще большой мощью». А договора? Или, все-таки, позавтракаешь?
— И гендир мне говорит: «Законов можешь ты не знать — законы прокурору похъуй, но в скрепах должен разбираться!». Ты с ним сговорилась, кукла Лена?
— Опять сионисты клыкастым оскалом угрожают врагам? Жалостливо так он глаголет, барсук ты бешеный. Значит завтрак. Ну тогда пошли на кухню.
— Такой поведение в разгар месяца Рамадан? Ну я не знаю, кукла Лена. Впрочем, сейчас не рамадан, да я и не мусульманин. Так что пошли на кухню.
— Надевает он костюм морского офицера, машет кортиком и идет брать на абордаж очередное судно, нехристь. Пошли, приготовлю тебе что-нибудь, что ты хочешь? Впрочем нет, сначала мы позавтракаем, а потом вернемся в спальню, где ты и получишь то, что ты хочешь.
— Это будет настоящий порыв, кукла Лена?
— Угу, подошел он к делу вдумчиво. Будет, куда я денусь? Рано же совсем еще…
Маковецкий Михаил Леонидович

Соглашение об обмене шлюхами

— Шлюхи всегда за высокую нравственность.
— Почему?
— Чем выше нравственность — тем у шлюх больше клиентов.
Этот анекдот мне вспомнилась вот почему:
— Слушай, тут наши бухгалтерше сами спросить тебя старятся, меня попросили. А с каким странами у Израиля есть официальные соглашения об обмене шлюхами?
— А чего это вдруг они это спрашивают, кукла Лена?
— Это ты особо удачную и трогательную закономерность отметил. А то он не понимает:
Потому что каждая мечтает о том, чтобы лишиться девственности с маньяком, да еще и за плату. А ты как думал? Но эти клуши в этом деле могут только с блеском продемонстрировать свою полную некомпетентность и беспомощность. Брести по грязи, проклиная судьбу — вот их удел.
Да может это у них это последние светлые деньки перед мрачным будущим. Вовремя платить все налоги, сдавать квартальные отчёты, получать льготы для компании в налоговой инспекции — вот их удел. Хотя и в них еще не угасло пламя.
— Про удел ты уже говорила, кукла Лена.
— Так потому что так оно и есть! Возражать он мне еще будет. Поэтому они и уточняют у признанного специалиста в этой области, у меня то есть. Это только ты меня не ценишь. А любой нормальный человек всё видит и всё понимает. Так что морально это оправдано.
— Да вроде еще Израиль не с кем не договорился на официальном уроне, кукла Лена. Хотя, я думаю, переговоры идут.
— А тут бы и вспомнить, и привести примеры! А этот: «Не договорились на официальном уроне». Неинтересно с тобой. Рассказал бы лучше что-нибудь срывающем покровы, что ли. Придумал бы лучше, напрягая ум: «А что я должно сделать, дабы избежать озвученной проблемы?». А он, вместо этого, сразу врать. Ну всё как обычно.
А то я

вас не знаю, можно подумать. Сами хватайте понравившуюся, делайте с ней что хотите. А потом: «Мы никому не расскажем!». У нас, в деревне под Рузой, таких мужиков называли: «Чудовище!». Ну что ты на меня уставился?
— Да люблю я тебя, кукла Лена.
— Во-во, и снова здравствуйте! Как же ты уже достал меня своей феноменом национальной самобытности

Быстро ручища убрал! Строит он из себя тут невозмутимого мужчину размером с крупный комод и такой же по характеру. А сам...
— Кукла Лена, а ты им стихи почитай

Я Вас избил,
И синяки, быть может,
У Вас еще исчезли не совсем.
Но пусть они Вас больше не тревожат,
Я не ударю больше Вас ничем.

Красивые стихи, между прочим. Даже на музыку положены.
— Да помню я! Еще в школе учили. Как говорит моя мама: «Сказал он свое пролетарское «Нет» для создания иллюзии гневного осуждения». А сам что-то новенькое не мог придумать? Не зря про таких как ты наш гендир говорит: «Асоциальный образ жизни не мог не привести его ко второй судимости». Плакать же хочется навзрыд, глядя на тебя. Окончательно опустился на социальное дно, космополит!
— Безродный?
— А то какой? Инкубаторский, конечно. Но творческий энтузиазм поэта на этом в тебе не иссяк, я надеюсь? Или в голове уже только как бы только меня облапать?
— Это наш гендир не обо мне, это он о своей ушедшей молодости тоскует:

С бритой головою,
В робе полосатой,
Коммунизм я строю
Ломом и лопатой.

Это строки из его биографии. Я же перед Уголовным Кодексом чист как стеклышко. Пока, по крайней мере. Так что обо мне попрошу говорить в гораздо более позитивном ключе, кукла Лена.
— Я тебе сейчас устрою, христопродавцу: «Пока, по крайней мере». Чтоб я от тебя этого больше не слышала! Напугал гад как. А что я без тебя делать буду? Без тебя меня ждет окончательный и бесповоротный крах — ты что не понимаешь!?
Лезет он, конечно. Сама расстегну, криворукий. У меня, правда, расшатаны нервы, но зато я красивая. И потом, когда ты меня, к примеру, лапаешь, я все же слова стараюсь подбирать. Ну согласись! Хотя позже зло отвечаю с лёгкими угрозами, не без этого. Ну извини. Зато я тебе никогда не отказываю, пусть и за деньги...
Маковецкий Михаил Леонидович

Взятка

— Как говорит моя мама: «Евреи– что они несут природе и людям? А тебе твой деньги на карточку «Мир» переводит. Теперь вопрос — есть ли способ удержать их в узде? Да только кровать, доченька!».
— Это ты в каком контексте свою маму процитировала, кукла Лена?
— Заняв высокий пост, — на совещании сетовал наш гендир, — многие начинают брать большие взятки. Остальные же это продолжают делать в прежнем объеме.
Все думали, что гендир был настолько пьян, что не сможет сказать и своего имени. А он видишь как!
— Наш гендер — святой человек, кукла Лена. Он никогда не обманывал девушек, на которых обещал жениться. В результате чего и был женат толи 12, толи 13 раз. А еще он пишет мемуары.
— Ты их читал?
— Читал. Первая глава называется «Маньяк 16 лет насиловал девушек-сиамских близнецов. Пока они не родили ему малютку». Вторая глава — «Солдат, будучи на побывке, съел бабушку с овей возлюбленной. Но, несмотря ни на что, его возлюбленная родила ему малютку». А еще в его мемуарах есть интервью с бумбарашками, вурдалаками и двухтысячелетней девочкой из Иерусалима....
— Ведь врешь? Уверена. Прям все ему малюток так и рожают! Особенно девочка из Иерусалима. И откуда он ее здесь, в Новом Уренгое, взял только. В сугробе откапал?
— Хочешь верь, а хочешь не верь. Но вот смотреть на меня так не надо, кукла Лена

Лично я взяток никогда не брал. А, в остальном, мама твоя права, конечно.
— А что тебе мешало? Обрезание? А так брал бы взятки, снимал бы потихоньку на эти деньги каких-нибудь нетребовательных представительниц древнейшей профессии...
— Именно оно, кукла Лена, обрезание и мешало. Ну ты прямо в корень смотришь.
— От мамы передалось. А ты как думал?
— Взятка — это должностное преступление. А я никаких должностей не занимал не смотря на мои большие способности.
— Происки завистников?
— Они самые. Злобные антисемиты интриговали страшно. Знаешь, ка обидно было? А среди твоих знакомых были взяточники, кукла Лена?
— Нравы моих знакомых девушек были очень раскованные, это да. Более того, многие из них, даже модельной внешности, матерились, используя при этом грубые жесты. И за деньги они дарили свою любовь — это было. Говорю это тебе в качестве отрезвляющего предупреждения, обормот. А то тебя просто не обуздать сегодня. Я серьёзный тебе говорю, а не так, как иногда.
— Наверное не только за деньги, кукла Лена?
— Да всяка бывало. Тут «Чтобы меньше пъиздежу — делай всё по чертежу!» — как говорится. Одна за ящик шифера, помню, любовь свою подарила. Бывало — еще за что, по мелочи... А вот чтоб прямо взятки? Да не было такого у нас.
Ты думаешь, пока я тебя не встретила, мне легко было? Ты не подарил несметные богачества, конечно, но деньги все-таки, за любовь мою к тебе неземную, на карточку «Мир» исправно переводишь. Да и маме натащил в дом даров — розеток не хватает... У всех кризис, вирус, понос и золотуха, а я у тебя смотри какая!
А ты как думал? Согревать пятую точку, уткнувшись лицом в грядку — ну не моё это! Нашли дурочку горбатиться. Ну не имиджево это, с моими то сиськами. А ведь приходилось собственными руками, в поту и слезах... «И устыдившийся тракторист на ней хоть и по пьяни, но всё-таки женился» меня тоже не устраивало. А тут мама еще ноет: «Замуж взяли бы тебя хоть разок, доченька...». Да ну ее!
Такая вот история девочки, осиротевшей в море.
Ну и что ты не меня опять уставился? С целью усыпить мою бдительность? Крутишь тут перед ним разными местами, вся жуть, какая хорошенькая — а он рот открыл и лыбится. Как-то всё у вас, у евреев, изощрённо и причудливо.
— Ты прекрасна в разных ракурсах, кукла Лена

Да и люблю я тебя. Вот на тебя и уставился.
— Ну начинается. Фитнес-тренеры раздают советы. Сказанул он, блин, будучи существом утончённым. А лапаешь тогда меня зачем? Ну всё, вежливые раскланивания кончились. Убрал ручища, кому сказала! А то прищемлю сейчас крышкой унитаза кое-что — сразу не так у меня не так запоешь. Вопреки самым мрачным прогнозам. Поднял он мне тут на меня знамена свободы...
И плита у меня включена, поешь сначала. Ну пусти, правда...
Маковецкий Михаил Леонидович

Мировой еврейский заговор

Это заполярное утро не предвещало беды. Но хмурились тучи, сгущались облака, падала промозглая изморось…
— Отношения у нас с тобой, христопродавец, самые интимно-доверительные, но ты меня обижаешь.
— Как я тебя обидел, кукла Лена?
— Да, перед евреями у дам у часто слабеют коленки и оттого ноги раздвигаются самопроизвольно. Но я в этом не виновата. Все это — результат мирового еврейского заговора.
— Тут возразить нечего, ты опять права, любимая.
— Я всегда права. Да убрал ты ручища, обормот! Любит он меня, называется. Любил бы — давно отвез бы в Москву, в квартиру на Новослободской! Я не могу больше в этой кошмарной полярной ночи сидеть целый день, как ты не поднимешь!
Слушай, уж как я перед тобой стою по стойке смирно, форма одежды на мне всегда парадная

и глазами я тебя пожираю. Удовлетворяешь тут его похоть, что есть сил. А ты от меня, космополит безродный, уже свой кривой нос воротишь. Демонстрируешь тут ему прекрасные образцы женского обаяния и красоты, а этот христопродавец….
Просто плюнул в мою тонкую ранимую душу простой женщины из деревни под Рузой. Ты у меня за мою за поруганную девичью честь еще ответишь, обормот.
— Неправда твоя, кукла Лена.
— Воротишь, воротишь, я же чувствую. Не первый день содержанкой при тебе состою. Вот к чему приводит безнаказанность без тормозов. Думаешь, потому что зажрался? Вот тут ты слегка просчитался, сионист засахаренный! Тебе самому отдохнуть в Москве надо, представитель Малых народов Севера ты горемычный.

А в Москве на Новослободской ты отойдешь душой и телом. И диабет твой там сразу компенсируется.
— А как же работа, кукла Лена?
— А что работа? Это все гонки улиток. Ишь какой Стаханов-Натанзон нашелся! Всей работы еще никому не удалось переделать. Ты что думаешь, если ты в Новом Уренгое еще на месяц останешься — кто-то от этого завизжит от восторга? Или клятва юного пионера «...торжественно клянусь перед лицом своих товарищей...» тебе все еще волнует душу?
Ну прошу тебя! Ты же старый и больной. Ну сколько тебе осталось? Или ты этот свой остаток дней хочешь провести при -40 градусов? Под завывание вьюги и заунывные звуки песен Малых народов Севера? В этих местах, где психически нормальные люди и не живут.
У тебя же исход волос с головы в самом разгаре, размах происходящих изменений уже и скрыть невозможно — а он все хорохорится. А ведь для меня твоя кончина станет национальной утратой, мировая ты закулиса. Других источников существования то у меня нет и не предвидится. Неужели тебе меня не капельки не жалко?
Ну поехали в Москву, прошу тебя! Вроде приличный с виду человек, без уголовного прошлого, в Бога верующий иудей…
— «Без уголовного прошлого» — это ты про кого, кукла Лена?
— Это я просто так образно выразилась. А то ты не понимаешь!
— Знаешь ведь, что я тебе отказать не могу никогда, кукла Лена. Особенно, когда твои рассуждения не лишены сермяжной правды и ты абсолютно права. Ты всегда находишь нужные, берущие за душу слова, кукла Лена. И как это тебе удается?
— Да уж ляпнула от души, не сдержалась. Та-ак, чувствую, невидимая рука рынка уже лезет мне под юбку.
— Сама виновата! Неча было в короткую юбку одевать!
— Ишь как он заговорил. Даже русский язык коверкать стал, иудей, так разволновался. Значит показательная порка бабуина удалась — это верный признак...
Да пойду я в спальню, пойду, обормот. Только так и удается. Спрашивает он еще. Вот только закажи билеты на завтра, чтоб я спокойная была. А уж сегодня…
А надвигавшуюся лысину мы победим, не переживай. Тем более, что я тебя не за кудри твои отсутствующие люблю, ты же знаешь.
— Правда любишь? У меня от гордости даже член встал в связи с этим, кукла Лена.
— Вот и чудненько! Это нонче очень в тренде культурной жизни. А билеты ты уже заказал, пока член то на взводе? Этот вопрос просто вопиет ‽¿
— Заказал, кукла Лена, заказал. Завтра в 11 часов вылетаем.
— Не скрою, от этой благой вести мои трусики увлажнились даже несмотря на то, что висят на бельевой веревке.
— Рейс на Домодедово. И это станет, надеюсь, причиной ликующих возгласов?
— Станет, голубь сизый, станет. Причем твоих. Тебя сегодня ждут совершенно новые впечатления, христопродавец. ты только меня всегда слушайся.
Но пока мантышки, нельма-селёдочка, икорка красная и огурчики малосольные — поешь пока, а я чемодан соберу. А уж потом я для тебя…
Маковецкий Михаил Леонидович

Главный механик

Кличку «Несун», как и судимость, он получил за то, что украл два гребных винтов общим весом 26 тонн. Свой поступок он объяснил словами: «Это еще что за заводской брак? Бардак тут развели, сволочи! Да я сам уберу, от вас дождешься».
— Не вор, а крепкий хозяйственник, — сказал наш гендир, когда он пришел со справкой об освобождении устраиваться на работу в нашу компанию. И взял его главным механиком. Для Крайнего Севера история большого пути очень характерная.
Одно время у нас работал моторист по кличке «Гена-рэкетир», который в юности состоял в банде, обложившей данью воинскую часть. Правда сидел он недолго — на момент инкриминируемых ему деяний он был несовершеннолетним. Хотя статья сама по себе серьезная — вымогательство (ч. 3 ст. 163 УК РФ).
Поработав у нас три месяца, он попытался было обложить партвзносами собственную компанию. После чего наш гендир принял стратегически правильное решение разорвать с ним каноническое и литургическое общение по-хорошему. Не доводя дело смертоубийства в тундре в еще не изжитых до конца традициях Малых народов Севера. Перед расставанием они даже крепко обнялись...
И на ремзоне один работает. Тот сидел за загубленную жизнь брата второй жены свекра. Пожилой уже человек. Ну никаких нареканий!
— Така була робота, що зовсим нема ни було що спъиздити, — бывало сетовал наш главный механик в сауне, когда окружающие с уважением рассматривали купола на его широкой спине, — А винты ти біля пірса десятиліттями стоїли. Ну так я и не вдержався...
Грудь же его украшает еще дотюремная татуировка на морскую тематику. Трехмачтовый барк. А на члене, правда мелким убористым почерком, у него вытатуировано: «Горячий привет защитникам города Севастополя от защитников города Ленинграда». Это еще вообще когда пацаном был наколол по-дурости....
— Мелко, — сказала как-то по поводу его рассказа о краже гребных винтов кукла Лена

— Случайное собрание сфабрикованных историй из жизни пионерской организации. А сам ты нищебродское ржавое ведро с гайками из глухой хохляцкой деревни. А твои причудливые морально-этические установки меня просто смешат.
Никто ничего не воровал — подумаешь, взял на работе! У нас бы, в деревне под Рузой, на это бы никто внимания не обратил. Так, сдал металлолом для опохмела. Делов то! На смех нашему попугаю.
— Красивая она у тебя, — заметил в ответ на это главный механик, щедро накладывая сало на кусок черного хлеба, — И шебутная...
Отмечаем мы в узком кругу с размахом — шуба, салатики, «лехаим!». Что отмечаем — не спрашивайте! По документам — ничего не случилась. Мы сидим в его кабинете и закусываем тем, что принесла для этой цели кукла Лена.
— Угу. Лёд ко лбу приложи. Да у нас, в деревне под Рузой, таких красивых как я...

— Ну познакомь хоть с одной, — ухмыляется в усы главный механик, — а то размножаться простым делением уже просто остопъиздело. Судя по тому, что он сказал на русском — этот метод деления достал его действительно...
— Угу. Банки спермы бурлят, а парубок уж знает толк в разврате. — как сейчас помню пробормотала по этому поводу кукла Лена, — Прям все плывет от слез перед глазами...
Они расписались через два месяца, и теперь я с ним родственники. Он женился на двоюродной сестре моей куклы Лены.
Дамочке, надо сказать, не бедной на формы. Приятной наружности и фигуристости. Такая, знаете ли, в стилистике «одинокая соседка, пришедшая за солью в коротком халатике». И уже не девочка (в хорошем смысле этого слова), не бездельница вам какая-нибудь. Да и поминать ненормативным словом может если что....
— Я с ней спала с одними и теми же мужиками, мы с ней ели из одной кастрюли и одалживали друг у друга шмотки, — давала положительные рекомендации своей родственнице кукла Лена, — баба она простая в эксплуатации и надежная в бою. Ты с ней как сыр в масле кататься будешь, хохляндия татуированная....
— Лялька-то она золотая, — отзывается теперь наш главный механик о своей молодой супруге, — но уж очень я с ней обмаскалился. Талдычит всё: «Деревня под Рузой, деревня под Рузой...».
Маковецкий Михаил Леонидович

Коррупционеры Нового Уренгоя — кто они?

Кукла Лена вплыла на кухню в пижаме и в негодовании. Ну, пижаму то я с нее быстро снял. А вот с негодованием все оказалось не так просто:
— Когда я училась в десятом классе, я однажды пришла домой под утро, да еще и юбку где-то потеряла

А моя мама мне тогда даже слова не сказала.
Но ты же — ночь, вокзал в городе Руза. Из темноты появляется сутулая фигура старого еврея в валенках. Его кривой нос соплив. А в руках у него сумка, а в ней пачки мелких купюр в евро. Вдали слышится гудок паровоза. Но чу! Порыв ветра, сумка падает из дрожащих рук еврея в валенках — и купюры разлетаются по всей платформе.
Слышатся горестные стон. Финансирование облицовки фасада офиса нашей компании титановыми панелями светлого оттенка было согласовано, средства были выделены, проведены как производственные расходы, обналичены, откаты занесены. И такой пызъдец...
Так Вам обоим и надо! Хотели и рыбку съесть, и сковородку не помыть, два старых...?
А оказалось — что нагло отобрать честно наворованные деньги у двух старых похотливых капиталистов — милое дело. Особенно у нашего гендира. Да здравствуют простые оленеводы в полицейских мундирах! Но ты тоже, вредный такой — просто сил моих нет.
А теперь можешь шлепать меня по моей многострадальной попе сколько хочешь — я тебе всё прямо в лицо сказала!
— Я тебя мог шлепать по попе и до этого, кукла Лена. Но рука не поднимается. И в локте не сгибается...
— А это у меня попа такая. Христопродавец. Нас не запугать!
— Не запугать её. Это просто в деревне под Рузой, когда ты росла, были либеральные нравы, кукла Лена. Поэтому у тебя такой характер и сформировался. А фасады офиса нашей компании мы еще облицуем, причем именно титановыми панелями.
— После чего сразу в космос. Лучше бы купил мне чего.
— В будущем, кукла Лена, когда всё успокоится. Рефинансирование (заемщики гасят оставшуюся часть ссуды и берут новую, но на лучших условиях) — это обычная практика в работе любой компании. Комар носа не подточит.
— Угу, и пенис комар не обрежет, ну ничего не боятся! У тебя и нашего гендира только одно на уме

Коррупционеры!
— Ты, кукла без юбки, зря кипятишься. А в нашего гендира я верю. Благоговейной верой! Тем более, что одна блондинка как-то разглядела в нём поэта. Причем непосредственно на моих глазах.
— Представляю эту полную огня сцену. Серенький козлик как символ большого белого козла этот твой гендир. А если вас обоих посадят? Что я тогда без тебя буду делать? Это же всё даже ленинская кухарка сообразит, что вы надумали. Ну да, куда надо у вас всё откачено, конечно.
— А также накачено и закачено, кукла Лена. На том стоим.
— И что, после всего этого наша компания продолжит напряжённо трудится? С упором на пеньку и деготь? Что, все дураки и только вы самые умные? По поводу твоей с гендиром сексуальной ориентации по всему Новому Уренгою уже ходят грязные слухи, так и знай!
— Порядок всегда бьет класс, кукла Лена. Учти это на будущее, когда я тебя буду раскладывать в постели.
— Боюсь, что это произойдет очень скоро. А то я тебя не знаю, обормот.
— Это потому, что у нас тут Новый Уренгой, кукла Лена. И мы с тобой работаем в солидной компании, которая занимается сдачей в аренду оборудования и спецтехники для работы и бурения газодобывающих скважин. А здесь сомнительные финансовые манипуляции недопустимы! Это, вкратце, то, что касается сексуальной ориентации руководства всей нашей компании и твоего, кукла Лена, руководства лично.
—Угу. Зловещий смех, дым, занавес. А если мне страшно!
— А все потому, кукла Лена, что на Крайнем Севере слишком климат суровый, чтобы ходить без юбки. А я — твой начальник. Поэтому ты будешь делать то, что я тебе сказал!
— Самоуверенный такой! А я — твоя содержанка. Значит ты мой содержатель, а не начальник.... Ты следишь за мыслью, христопродавец?
Я очень на это надеюсь, потому что сама я ее уже немного потеряла... Ой, да ладно, ладно! Рассвирепел то как — попугая нашего напугаешь. А что я такого сказала то?
Маковецкий Михаил Леонидович

Я на тебя обиделась

— Позволительно мне немного обнаглеть после того, что ты сейчас со мной сделал?
— Улыбнись немедленно, кукла Лена. Я это сделал из лучших побуждений.
— Пусть теперь эти ржалки и давалки из бухгалтерии тебе улыбаются. Полон хороших намерений он. А я на тебе за это обиделась

Моя попа сейчас пострадала совершенно безвинно.
— «Тактика без стратегии — это просто суета перед поражением», — как говорят шахматисты. А шахматистам, кукла Лена, можно верить. Это не легкомысленные легкоатлеты.
— Та-ак! Пациент определенно сходит с ума. Ему уже видятся прыгуны с шестом за окном. Вот, помню, как-то у нас, в деревне под Рузой, умерла абсолютно, казалось бы, здоровая корова...
Учти, христопродавец, ты меня сейчас поцеловал только потому, что я твоя содержанка. Еврейская простота нравов, блин. Плевать ему на душевное состояние простой женщины из народа павшей жертвой вопиющей несправедливости.
Как меня рядом с собой в постели увидел — так сразу к себе и подкатывает. Вон, в бухгалтерии, у тебя целый колхоз тургеневских девушек. Вот к ним и обращайся.

— Нет, кукла Лена. Только в тебе есть истинная приватность и укромность. А также ослепительная внешность. Так что я люблю только Вас и никого больше. Уж извини.
— Ну вот, надулся он. «Евреи часто пребывают в унынии, доченька», — правильно мне моя мама про тебя говорит.
А что я такого сделала то? Подумаешь! Я больше не буду. Высаженная труба НКТ (НКВ) диаметр 73мм ширина стенки 5мм правая, 792 штуки. Ну не взяли эти. Да небось, прибабахнутые они на всю головку просто. Чиновным истеблишмент, блин, что я им такого сказала то?
— Ты сказала им, кукла Лена, что у этих труб слишком большое СПО.
— Ну и сказала. Так значит трубы то хорошие! Я думала, что чем больше СПО это, тем лучше. Поэтому и выдала убежденно так, от души! А что это, кстати?
— СПО — это число Спуско-Подъемных Оопераций, которые прошёл данный комплект буровых труб, кукла Лена. Чем их больше — тем данные трубы более изношенные.
— А-а-а, а я не знала. Ну не дуйся. А ты сам виноват, кстати. Мог бы меня по попе шлепнуть — и я бы сразу замолчала. А ты ушами хлопал.
— Рука не поднялась, кукла Лена, на такую-то попу. Замешкался. Проявил преступную халатность.
— Слюнтяй! Кое-что у тебя всегда поднимается — а тут рука у него не поднялась. И, в результате, такой дефект в работе. Обидно. Уставился он на меня, лыбится, а в суть вопроса уже не вникает — не первый раз замечаю за тобой, нехристь... И, в результате, печальные цифры подкрепляют безрадостность фактов.
— Как говорит наш гендир: «Коммерческая деятельность — это перераспределение денежных средств в свою пользу. Жаль только, что по дороге большая часть их теряется!». Старого пса не научишь новым трюкам, кукла Лена. Совсем я нюх утерял.
— Угу. Как говорит в таких случаях моя мама: «Раздевалка то здесь, доченька, а вот баня то — через дорогу!». Как же у нас взаимовыручка ослабла то. Не хорошо это, ой, не хорошо!
— Да уж больно девушка ты томная, кукла Лена. Ну извини!
— Да порыв твой вполне понятный, чего уж там. Ты мне за это деньги платишь, в конце, концов. Сама, дуреха, контроль над собой утратила и инициативу проявила.
— Сделав запасы гречки и туалетной бумаги, ты не спасешь ни Рассиюшку, ни даже себя лично, кукла Лена. Но нужные выводы сделать надо. И прежде всего мне, как руководителю коллектива.
— Во-во, собраться там, подтянуться. На турнике. А я ведь уже на бонус так настроилась, честно тебе сказать. Мое простительное движение души и твоя преступная безалаберность — деструктивное влияние этой комбинации и привело нас к закономерному краху.
Замолчал он, сопит. Евнухи и другие представителей интеллигенции...
А вот это правильно! Хоть утешь свою души этим. Грустно, конечно, но как я могу тебе отказать в такую минуту. И вообще...
Сразу он всей тушей на меня навалился, преодолевая непогоду, конечно. Выжившие в панике бежали...