Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Маковецкий Михаил Леонидович

Ты так противоречив, милый.

Казалось бы — этот вечер не предвещал острых неожиданных развлечений. Но сегодня кукла Лена переломила тенденцию.
— Да, для меня государство Израиль важно, как еврейское, сионистское и суверенное. При этом, естественно, я себя отождествляю с ценностями и целями Малых народов Севера.
— Это прилично, но не роскошно. Так, довольно мило, но только для затравки.
— А то, что ты иногда не соблюдаешь законы Торы и еврейские заповеди в своей частной жизни — это для меня и не важно, кукла Лена. Всё равно я тебя люблю.

Потому что есть за что.
— И это во дни мучительных сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах родины, непосредственно перед выборами в Думу?
— Да просто извелся весь, кукла Лена. Но склоняюсь к Жириновскому. Он близок мне чисто эстетически.
— Я полностью разделяю твои убеждения. Да, быть может, ты так противоречив в своих пристрастиях, милый. Ведь, на прошлых выборах, ты склонялся к Зюганову. Но, а это главное, ты переводишь мне деньги на карточку «Мир» за то, что я с тобой сплю.
Ведь иногда, простой женщине из деревни под Рузой, так хочется припасть к сосцам, текущим молоком и медом! Еще при нашем первом свидании, когда я воочию визуально познакомилась с твоим обрезанием…
Ты знаешь, там, в деревне под Рузой, я росла в очень пасторальной атмосфере. Мой папа был художником и писал иконы на пленэре. А моя мама ему позировала, иногда отчего-то заливисто смеясь…
— Он ее щекотал, что ли? Нет, я, конечно, не против...
— Не опошляй высокое, христопродавец. Вот же ближневосточная манера переходить к активным действиям без предупреждения. Талибан и израильский агрессор в одном флаконе, блин. Предлагаю тебе резко завязать с этими традициями, я тебе серьезно говорю.
— В рассказанной тобой истории прекрасно всё, кукла Лена. Ну просто всё, как я люблю. Живописец, пленэр, задорный смех... Но ты же мне раньше рассказывала, что родилась в семье эквилибристов. И роды тобой у твоей мамы начались под куполом цирка. А потом ты росла на грани нищеты, переезжая с шапито от колхоза к совхозу. А тут вдруг Андрей Рублев, оказывается…
— В небесной или морской синеве — да какая тебе разница?
— Главное — чтобы сезонность в размножении не была отмечена, кукла Лена, тут ты права. А с остальным я готов смириться.
— Так ведь красиво рассуждала — а тут этот со своими лапищами. Прическу помрёшь ведь! Эй, вы! Закройте торжища в святилищах! Ты меня понял!? В мочалку сейчас порву гада…
— Молчу, молчу, не надо царапаться. А еще, помню, ты рассказывала, как трансгендер и беременная в постели… Постель, правда, традиционная такая, с балдахином.
— Угу. Дорожный знак «Одностороннее движение» при въезде на кладбище многими воспринимался неоднозначно. Быстро отпустил мои руки, ты меня слышишь? Я горжусь своими претензиям, нехристь ты царя небесного, но отдамся тебе после победного окончания переговоров…
Поэтому я, в твоих душевных исканиях и творческих начинаниях, неизменно буду на твоей стороне. Готовая, как юная пионерка… Нет, как три юные пионерки

в любую минуту приди тебе на помощь. Более того, готова повязать себя кровью. Или любыми другими физиологическими жидкостями по твоему выбору. Что, честно говоря, предпочтительнее…
Сегодня вечером нам предстоят переговоры о сдаче в аренду трех Бульдозеров гусеничных ЧТЗ Б170М1.01ВН, сроком на три месяца. Это серьезная сделка и, в случае успеха, меня ожидает серьезный бонус.
А кукла Лена не то, чтобы участвует в переговорах. Но, мягко использует всю свою красоту и очарование, помогает мне склонить противоположную сторону к единственному верному решению — подписанию договора аренды.
Поэтому мы разминаемся, стараясь привести себя к пику спортивной формы на момент визита потенциального контрагента…
Маковецкий Михаил Леонидович

Бухгалтерия нашей компании и Афганистана

— Женщина самой безотрадной внешности. У которой две извилины и те не пересекаются, потому что от завивки. Чуть что — снимает очки и начинает бьется в конвульсиях. Потом постепенно затихает и начинает храпеть.
Рядом с ней радостный перекормленный мужчина. С другой стороны кто-то, еще с бородой, но уже, судя по всему, горько сожалеющий о том, что недавно, поддавшись настроению, легкомысленно сменил свой пол. Но что делать — теперь уже поздно.
— Эти сведения нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, кукла Лена. Никто ни о чем не сожалеет.
— И всё это на фоне картины, на которой изображен давно сошедший с ума близкий родственник девушки. Некогда патриарх и повелитель дум. Ну налетай не скупись, покупай и ебъись — одно слово!
— Это ты о созвездии блестящих умов из бухгалтерии нашей компании, кукла Лена?

— О вас родненьких, а-то о ком же? Ну полное же крушение нравственных ценностей! Говорю это не без некоторого внутреннего волнения, но пришло время сказать правду. Ну что ты на меня

так смотришь? И не надо меня руками трогать — я удобно лежу. Нет, я ценю твои мудрость и остроумие, христопродавец. А также то, что ты переводишь мне деньги на карточку «Мир» за то, что я с тобой сплю. Но и ты должен признать, что в этом вопросе я права. И вообще, у меня заешь какое большое сердце? За афганцев, к примеру, я знаешь, как переживаю?
— Афганистан — это одна большая, дружная, верящая в Аллаха наркомафия, кукла Лена. Где ВСЁ НАСЕЛЕНИЕ занимается выращиванием опиумного мака, его переработкой в опиум и героин и транспортировкой этой прелести за рубеж.
Практически весть потребляемый в мире героин произведен из афганского мака. Другой экономики в Афганистане нет и не предвидится. Стрельба друг по другу — это не экономика. Это быт и нравы наркомафии, ее образ жизни. Метод ее воспитания подрастающего поколения на некогда живых примерах. Даже продукты питания Афганистан в значительной мере импортируется, потому что основная масса посевных площадей занята под монокультуру — опиумный мак. О котором народ слагает песни.
— Это у них там власть такая.
— Власть, причем любая — это не народ, а результат еврейского заговора и засилья дегенеративного искусства, кукла Лена. Но с этим мы успешно боремся. А страдающих от гнета жидо-коммунистов и прочих темных сил афганцев нам жалко до слез... Понимаю.
И потом — а хорошо ли им, простым афганцем будет на чужбине? Представь себе — там, где-то в Скандинавии, затосковал по родной сторонке — провинции Гельминт. Ну сделал обрезание в приступе тоски по родине. Но станет ли ему от этого легче… Иногда мне тоже очень трудно НЕ украсть, кукла Лена. Ну накатывает состояние души такое… Так что я их так помаю, этих афганцев!
— Угу. Девочка с персиком во рту раком. Еще что придумаешь? Они там с самолета без парашюта падают — а ему всё смехъуечки.
— А тут не надо ничего придумывать, кукла Лена. Может просто хъер бы с ними? В цивилизованные страны они улететь хотят. Причем клином. А чем они там заниматься будут, как думаешь? Сколько тысяч молодых ежегодно от передоза гибнут только в России? А по всему миру? А у скольких жизнь шприцу под хвост пошла? Живут от ломки до ломки…
— Он сидел абсолютно трезвый и был мрачен. Что-то ты сегодня недостаточно куртуазен, космополит. Поцеловал бы меня, что ли? Ты мне за что деньги н а карточку переводишь? За то, что я с тобой сплю или я что-то путаю?
Ну наконец-то, блин… нашел в себе нравственные силы. Краткосрочный период просветления его посетил. А также протрезвления и прояснения помутнённого рассудка. Да неудобно мне так! Воришка ты, неприятный в общении человек. Большой любитель чужих ложечек.
Правильно моя мама говорит: «Евреи считают, что они безграничны в своей мощи, доченька. Поэтому, если что-то очень захотят — то добиваются этого силовыми методами. Особенно это проявляется в вопросах любви».
Ну и заря! Ты что это задумал? Учти, демонстративное убийство такого народного трибуна, как я…. Да молчу я уже, молчу…
Маковецкий Михаил Леонидович

Да отдай ты халат!

— В дурдоме кончилось успокоительное? Варю, паяю, оказываю услуги первой брачной ночи?
— И делаю это с упоением, кукла Лена. Так что смирись и не мешай невинным забавам философа-натуропата.
— «Не мешать», — говоришь? Тогда буду с тобой исключительно прямолинейной, христопродавец. Да, сейчас я еще просто с большой тревогой слежу за всем происходящим. Но уже вижу, что скоро кому-то будет плохо. И это «плохо» будет очень.
— Не надо всё так драматизировать, кукла Лена.
— Это я драматизирую!? Впрочем, ты прав. К счастью, эта болезнь излечима почти полностью. Так что не переживай. Даже к врачу обращаться не надо. Я сама всё сделаю. Кухонным ножом. Ну понесу невосполнимую утрату — ничего страшного. Потом утоплю свое горе в труде.
— Решить проблему малой кровью, могучим ударом? Это всё грезы непривлекательной грустной женщины о своей бездарно просранной жизни, уверяю тебя. Но ты же не такая, кукла Лена!
— А ты расценивай мои действия как отражение стихийного возмущения угнетённых классов — и тебе сразу станет легче. А какая я, кстати?
— Ты — кроткая, талантливая и целеустремленная девушка, кукла Лена. Судя по тому, что ты сейчас говоришь. Хорошо зарекомендовавшая себя во многих областях знаний. Но, к сожалению, пока не разобравшаяся в своих чувствах. Думаю, что после того, как всё это кончится, тебя будут душить слезы радости. Я в это верю.
— Вот теперь разобралась. Поэтому я лишаю тебя почетного, но незаслуженного тобой звания «Гомо сапиенс». И предлагаю приравнять тебя в правах к домашним питомцам в надежде раздать тебя в добрые руки. Можно предварительно кастрировав и купировав уши.
Хотя нет, меня останавливает от этого шага только то, что нас связывают высокие отношения в старом стиле

— ты переводишь мне деньги на карточку «Мир за то, что я с тобой сплю. В общем, я этого не делаю только потому, что стараюсь не подавать дурных примеров детям.

А то бы давно бы уже… Да отдай ты халат, кому сказала!
— Старые, гнилые устои семьи и брака рушатся, кукла Лена, под напором твоей красоты. Можно даже сказать: «Ну вот же она, народная любовь!». А ты в это время думаешь о каком-то халате. Считаю это выражением настроений тех сил, которые негативно относится к существованию мирового еврейства. Тем более, что он у тебя всё равно распахивается периодически.
— Пока ты его не начинаешь снимать — он не распахивается. Но пока избавь ты мен от этой вакханалии любви. Ну плита же включена! А вот потом обязательно. А всё потому, что не хочу лишать тебя возможности почувствовать себя меценатом. Завтра в Торговый Центр меня повезешь.
— И повезу, кукла Лена. Это в СССР у людей была полная уверенность в завтрашнем дне — ни у кого, не при обстоятельствах, никаких шансов выбраться из нищеты не было. Уехать из страны также было невозможно. Даже аэропорта, как в сегодняшнем Кабуле, не было. А вот сесть в тюрьму можно было просто так. Да и перспектива близкого наступление коммунизма совсем не радовала. Но мы то с тобой недавно получили бонус за сдачу в аренду колёсного трактора повышенной проходимости «Кировец» К-700…
— А вот это правильно! Услышал Господь молитвы своего шамана. Добрые слова и, там более, дела получали отклик в сердцах простых женщин из народа.
— Ведь половой вопрос всегда можно решить тихо, без драмы, за приемлемую для обеих сторон плату. Мне ли этого не знать, кукла Лена!
— Да ты у меня просто ум, честь и совесть нашей эпохи. Прямо тебе это скажу, не лукавя. Как говорит моя мама: «Для того, чтобы девушка села мужчине на шею, доченька — она непременно должна раздвинуть ноги!». Что я, дурочка — не понимаю?
Еще наш гендир говорил: «Источником маржи работа быть не может. Более того, думать, что это так— это опасная иллюзия. Результатом получения маржи могут быть только махинации!». Так что делай из слов руководителя нашей компании соответствующие выводы...
Не-ет, сегодня с тобой творится что-то ужасное. Убрал ручища, кому сказала!
Маковецкий Михаил Леонидович

Социальная справедливость

— А почему Баба Яга, приветствуя доброго молодца, употребляет слово «гой»? Что-то мне это подозрительно.
— Потому что Баба Яга еврейка по национальности, кукла Лена. А Иванушка, по всей видимости — нет. Увы!
— Ты переводишь мне деньги на каточек «Мир» за то, что я с тобой сплю. Что, я

считаю, правильно.
— Не надо ждать милостей от природы, кукла Лена, если ты можешь их купить за деньги. Это еще кто-то из великих сказал. В античности.
— Не знаю, как у них обстояло с этим делом в античности. Но в наши дни что мне только не приходится от тебя терпеть, помимо оплаченных тобою услуг. И на переговоры с контрагентами ты меня таскаешь, и над героями русских сказок ты насмехаешься. И это большая, тревожащая меня проблема.
— В этом и состоит суть социальной справедливости, кукла Лена. Она же сермяжная правда. Потому что одинокий, утративший надежду на взаимность в любви мужчина возьмется за оружие неизбежно. Причем за холодное. Так он устроен от природы.
— А почему за холодное?
— А как ты без него голову отрежешь, кукла Леа?
— Да гони ты от себя эти мысли о некрологе! О холодном оружии он вспомнил на ночь глядя. Да печальный меланхолик ты после этого.
— В качестве примера можно привести хоть арабскую весну, кукла Лена, хоть любые другие социальные бедствия и катаклизмы. Включая недавний приход к власти в Афганистане Талибана, к примеру. Ты что думаешь — зря афганские женщины в панике скопились в Кабульском аэропорту?
— Ну, всё, понеслось. Горе. Похороны. Слёзы. Страдания и скорбь матерей шахидов — и всё из-за чьей-то сексуальной неудовлетворённости, ты хочешь сказать? Значит венерическое заболевание вырвало из наших рядов? И опять гинеколога безвинно осудили за доведение пациенток до оргазма в лечебных целях? И прочая, и прочая?
— Эти твои утверждения необязательно имеют отношение к суровой реальности, кукла Лена. Это всё не понеслось. Оно назревало постепенно.
— Эти мои утверждения не имеют!? Хочешь, чтобы я нашла другие?
— Да нет, не надо. Я понял твою мысль, кукла Лена. Более того, эти твои идеи удивительно точно соответствуют моему мировосприятию. «Нет рабочего процесса когда нет организационной культуры. Вегетарианец не может быть сильным лидером», — ты права, конечно, тут возразить невозможно. Я, кстати, тоже категорически против того, чтобы приукрашивать неприглядную действительность.
— Угу, размышляет он о жизни. А у тебя голова еще работает? Или уже только головка? Ручища убрал, кому сказала! Конфедерация Горских Народов Кавказа (КГНК), в лице Новоуренгойских джигитов, всегда готова оказать посильную материальную помощь простым девушкам из народа.
— А вот это ты обязательно расскажешь людям в форме, кукла Лена. При случае. Но тут главное бегло и уверенно сказать нужные слова.
— Это я еще не говорю о представителях других обрезанных жидо-масонских народов — с ними вообще катастрофа. Просто аромат разврата растекается в воздухе. У тебя же вообще всё к этому сводится, христопродавец. Вот и всё твое мировоззрение.
— Ну вот. Далее прения плавно перешли сначала на личности, а потом и на национальности этих лучистей. А ведь как хорошо все начиналось!

Трогательно так.
— Шизофрения – это еще самый легкий диагноз, который можно тебе смело поставить. Евреи, в твоем лице, как всегда шумливы, неопрятны и постоянно выясняют отношения по любому поводу, я имею ввиду.
— Да я просто выражаю осторожный оптимизм на ответное большое чувство робким деликатным жестом, кукла Лена.
— Ну ты сегодня просто волшебник изумрудного города какой-то, такие жесты у тебя деликатные.
— Ничего удивительного. Я воспитан передачей для юношества «Пионерской зорьки», кукла Лена. В советские времена всесоюзное радио транслировало ее каждое утро.
— Не лапай меня, кому сказала! Представляю себе, какая порнуха неслась по этой «Зорьке» каждое утро. У-у, я тебя научу трепету перед небесами, христопродавец. А твои крики и стоны мне смешны.
Лучше помой руки и сиди тихонько, пока у меня кастрюля на плите булькает. А то он только с работы притащился — а уже вопросы большого секса поднимает. Не лапай меня. Я, пока, дама строгая во всех отношениях. Потом, кому сказала же…
Маковецкий Михаил Леонидович

Канатная дорога в Хайфе

19 минут – и вы на горе Кармель. Канатная дорога в Хайфе начала возить пассажиров
Канатная дорога в Хайфе начала возить пассажиров в коммерческом режиме и станет частью системы общественного транспорта в Израиле. Это первая канатная дорога в Израиле, которая сооружена не специально для туристов, а будет возить пассажиров наравне с поездами и автобусами.

Дорога соединяет Университет, Технион и Железнодорожно-автобусный терминал «Лев ха-Мифрац» на востоке Хайфы. Длина маршрута 4,4 км, перепад высот 460 метров. Время в пути от терминала «Лев ха-Мифрац» до Техниона – 10 минут, от Техниона до Университета – еще 9 минут.
На линии будут курсировать около 70 вагончиков. Вагончики рассчитаны на 10 пассажиров, в них 8 сидячих мест и 2 стоячих. При необходимости они могут вместить и больше. Если удастся выдержать запланированный ритм – 1 вагончик каждые 15 секунд (в двух направлениях), пропускная способность дороги может достичь 5000 пассажиров в час (2500 – в каждом направлении).
Дорога будет работать с воскресенья по четверг с 6:00 до 23:00 и по пятницам в субботнем режиме. Цена билета – 6 шекелей в один конец. Как предполагается, дорога существенно разгрузит общественный транспорт и снизит остроту проблемы нехватки в городе автомобильных стоянок.

http://israel.artfbb.ru/viewtopic.php?id=2&p=3#p537
Маковецкий Михаил Леонидович

О чем речь!

— Я не пукну, я не пкну… Ой! Это не я, это не я…
Ей лет сорок пять, и она в теле. И от нее часто, и к месту, можно услышать слова, обычно используемые в русском языке для усиления эмоциональной окраски. Так что заступаться за нее нет смысла — покусится на нее осмелится только самоубийца. Такая сама кого хочешь переедет, как поезд Анну Каренину. Натужно гудя, но неотвратимо.
Психологическая травма от встречи с этой женщиной у человека, неподготовленного к этому морально, останется с ним на всю его оставшуюся никчёмную жизнь. Более того, многие из таких людей заканчивают свою дни в психбольницах…
Впрочем, при этом, ей не чужды манипуляции и попытки строить из себя невинную овечку. И вот с этой женщиной я и веду переговоры о взятии ею в аренду Цементировочного агрегат серии Unisteam-C на шасси Урал NEXT 4320

Но особой причины у меня для паники нет. Это наш постоянный контрагент и отношения у меня с ней самые дружеские. Когда кукла Лена услышала, с кем сегодня предстоят переговоры, она лишь бросила:
— Слушай, избавь меня сегодня от твоих шаманских пляски с бубном у костра, прощу тебя. Многие меня уверяли, что на самом деле она не идиотка. Ну не знаю. Не убеждена. Так что ты не волнуйся. Встретим ее торжественно так, под большое декольте. Тут только пряностей в мясо побольше положить — и всё пройдет на ура.
Нет, радоваться пока не надо. И, тем более, ликовать. Но считай, что подписанный договор аренды у тебя уже в кармане.
А моя кукла Лена всегда права

Впрочем, я ее люблю не за это.
— Случай, а почему ты меня не лапаешь? — тем временем продолжает щебетать кукла Лена, — Точёное женское плечико с манящей белой бретелькой мелькает перед его большим носом — а этот как в рот воды набрал. Ну опять он мне тут создает ощущение хаоса и конца света!
Учти, христопродавец, моя светлая радость от постигшей тебя минутной половой слабости с лихвой уравновешивается страхом остаться без тебя. Одной, на ветру, без денег, без идеалов и веры в светлое будущее. Уж лучше грязно меня домогайся. Так спокойнее как-то. Или большое чувство у тебя — штука зыбкая и преходящая? Значит работаешь на все разведки мира, включая инопланетные, жидо-масон проклятый!?
— Жернова на еврейской мельнице мелют медленно, но очень тонко, кукла Лена. Так что всё придет к своему логическому завершению, не теряй надежды.
— Опять он меня веселит своей еврейской мельницей. Ну ты меня успокоил. Ты знаешь, твои гнусные посягательства даже ощущение праздника у меня на душе создают. А без них из окна нашей кухни вдруг открывается такой прекрасный вид на переполненный мусорный бак, блин... Прямо сердцем чувствуешь, как над ним витает запашок канализации.
— Да даже страшно представить себе, кукла Лена…
— Опять? Расстроился он, поц ты мой опавший. Я даже начинаю переживать за твой за моральный облик. А потому призываю тебя не строить из себя пожилого седого глуповатого идиота сомнительной национальности.
Ничего не бойся. Ты же мне деньги на карточку «Мир» переводишь за то, что я с тобой сплю. Морально то к уходу на панель я была готова давно. Но, только познакомившись с тобой, эта сторона моей творческой натуры расцвела в полной мере. А тут он вдруг застеснялся посреди полярной ночи…
Тащишь тут на себе бремя белой женщины, тащишь. А этот христопродавец…
— В твоих словах имеет место подмена понятий с целью введение в заблуждение, кукла Лена. А это уже вредоносное суеверие. Моей целью, на самом деле, является лишь желание тихо порадоваться, глядя на тебя. Так-то я совсем не против…
— Опять он скачет на верблюде, ну что ты будешь делать. Учти, нехристь — мой палец всегда на спусковом крючке!
В общем, сегодня вечером у нас дома царит атмосфера поистине пасторальная.
Маковецкий Михаил Леонидович

Как меня похоронят

— А когда ты умрешь — тебя ведь похоронят не в Новом Уренгое, я надеюсь?
— Ты проводить меня в последний путь в Москве, кукла Лена. На Митинском кладбище, где покоятся мои бабушка, папа и мама.
— Это хорошо, потому что там меня никто не знает. Тогда на похороны я приду одета в сексуальный черный наряд

Просто приду и, ни с кем не общаясь, постою в сторонке.
— Кокотки, высокое искусство, наркотики, идеалы — пусть думают что угодно. Тут главное сразу задать стиль, кукла Лена. Чтобы у зрителей создать большое поле для аллюзий. Я всегда знал, что ты именно та Незнакомка, на которую стоит потратиться.
— Во-во, именно для этого. Жалобно так повсхлипываю, безутешно. Чтобы друзья и родственники до конца своей жизни гадали, какие тёмные секреты ты унес с собой в могилу, христопродавец.
— А что? Быть может, к примеру, покойный был вором в законе.

Из старинной еврейской воровской фамилии. Вечно юный душой и часто пьяный телом. Который скончался прямо на тебе, кукла Лена. Это важная деталь, и ты должна донести ее до присутствующих. Более того, она должна стать основным лейтмотивом всего действа. Вопрос это достаточно тонкий, я понимаю. Но это важно.
— Лежал на мне — и, при этом, чувствовал себя униженным и оскорбленным. Как это, всё-таки, по-еврейски… Но вдруг по нему прошла судорога. И он ушел, взяв с собой в иной мир лишь две бутылки богомерзкого пойла. Вот оно как вышло. Сегодня ты спокойно нагуливаешь жирок, а завтра награжден правительственной наградой посмертно. Да сделаем, не волнуйся!
— А я волнуюсь, кукла Лена. Потому что ты выбилась из образа. Это было вино «Совиньон».
— Извини, милый, с расстройства не разобралась в букете. Нервы, комок в горле...
А ведь когда-то, в юности, он был романтическим поклонником раскормленных сверх всякой меры работниц советского общепита… Но, потом, мы долгие годы жили счастливо. Ты, всей тушей, навалился на меня по ночам — а я всегда лежала на твоем бюджете тяжкой гирей. Так что мы друг друга уравновешивали…
Не волнуйся, изображу достоверно, с глубокой печалью на лице. Равнодушным никто не останется. А многие даже будут безутешны. Ты мне веришь?
— Да как тут не поверить, кукла лена!
— Ну и глупый же ты! Женщине, у которой лифчик больше второго размера, верить нельзя.
— А я покорен твоим мастерством, кукла Лена. Тем более, что простым женщинам из народа вообще свойственно психологически травмировать мужчин своим видом. Так что в этом нет ничего удивительного.
Действительно, всё очень трогательно, кукла Лена. И пусть правда разнесется с вершин высоких гор. Какой трагический конец мечты. Тут нет причин стесняться своих чувств. Продолжай.
— Правда? Я рада, что тебе понравилось. А сколь ты мне за это заплатишь?
— У этой услуги большой разброс цен, кукла Лена.
— И тут шаловливая рука рынка? Она токая, это я понимаю. Но всё-таки?
— В этой услуги самая дорогая, даже эксклюзивная опция — Ваши похороны посещает Путин. Причем с безутешной Кабаевой. И Шойгу, по небритый щеке которого скатывается скупая мужская слеза. Но это очень дорого, кукла Лена. И еще тут такой щепетильный момент — придется подстраиваться под график Владимира Владимировича.
— Опять потерял ощущение реальности, христопродавец? Ну ничего, я тебе устрою сейчас крах мечтаний. Ты этого точно не потянешь, трепло. Безутешный Шойгу ему померещился. И не лапай меня. Ты меня совсем не любишь — безутешная Кабаева у него на уме. Да, я, конечно, не гимнастка. Но ноги раздвигать могу не хуже многих!
Лыбится он, обормот. И опять ласково потрогал меня за задницу. Слушай, я тебе всыплю сейчас по самое не балуйся — поешь сначала. Всё бы тебе меня пугать …
Маковецкий Михаил Леонидович

Контрагенты нашей компании

— Все контрагенты нашей компании — это исключительно моральные уроды разных разновидностей и национальностей. Причем, каждый из них искренне считает это свое уродство чем-то уникальным. Неким особым путем, долгожданным откровением в животноводстве…
Кукла Лена, конечно, права. В какой-то степени. У нас вчера были переговоры с очередными контрагентами. Которые (переговоры) не задались с самого начла. Дело было в ресторане. Я заказал цыпленка-табака.
И мне действительно принесли цыпленка. И этот цыпленок действительно был табака. Но это был не цыпленок курицы, на что я наивно рассчитывал, а цыпленок какой-то другой, гораздо более мелкой жестоковыйной птицы.

И это обстоятельство задало тон всей встрече...
Контрагенты предъявляли какие-то совершенно фантастические требования, и переговоры закончились ничем. А кукла Лена всегда болезненно переживает творческие поражения. Хотя я, как могу, стараюсь ее если не успокоить, то хотя бы отвлечь от горечи утраты бонуса:
— Кукла Лена, ты всё преувеличиваешь. Ну почему разных национальностей? Все они, в душе, представители Малых народов Севера. Даже те щах иды, которые родом с северного Кавказа.
— Опять тут кто-то позволяет себе картаво кукарекать на простую женщину из деревни под Рузой? Выкрикивая при этом патриотические лозунги, что самое обидное. Да если бы ты не переводил мне деньги на карточку «Мир» за то, что я с тобой сплю…
— А вот сейчас твоя мысль приняла правильное направление, кукла Лена. В этом русле и продолжай.
— И продолжу! Да, я девушка, которой приходится сталкивалась с проявлениями грубой русофобии и в интимной сфере

Потому что когда-то, по недомыслию, я доверчиво сложила все имеющиеся в моем распоряжении яйца в одни трусы. И эти большие семейные трусы оказались твои.
— Так я же тебя люблю, кукла Лена. Значит не всё так безрадостно и с трусами ты совсем не прогадала.
— Ты меня не любишь на самом деле. Ты меня балуешь, как нашего попугая и мною хвастаешься перед всеми. Отчего окружающие тебя ненавидят еще больше, чем ты того заслуживаешь благодаря своей национальной принадлежности.
— Они могут себе это позволить, кукла Лена, в силу своей приверженности глубокой культурной традиции и традиционным морально-этическим ценностям. И, в сою очередь, я тоже могу себе это позволить из-за твоей выдающейся внешности. Я бы даже сказал: «Сногсшибательной».
— Вот всё ты переводишь на удары ниже пояса.
— Но ведь ты действительно диво как хороша собой, кукла Лена! А горькую правду любящим тебя окружавшим говорить легок и приятно. Так что тут любой будет преисполнен законной гордостью.
— А ты мне комплементами рот не заткнешь, нехристь! Я не такая безропотная, как это тебе мерещится в эротических сновидениях, морда твоя кривоносая.
— Я о тебе думаю в несколько другом ракурсе, кукла Лена. Ты там предстаешь не безропотная, а, скорее, томная. Но настроенная решительно.
— Угу, пиджак наброшенный, понимаю. Тогда имей ввиду, мировая закулиса, что, если ты и дальше будешь со мной так обращаться — на место павших мучеников встанут новые шахиды. Говорю это тебе как человек очень откровенный и искренний. Забыл уже, как девушка оказывает сопротивление при помещении ее в постель? Хочешь, чтобы я тебе это напомнила? Ты когда меня в Торговый Центр повезешь!?
— А вот я фундаментальным изменений в своей личной жизни и не жду, куклу Лена. Потому что вожу тебя в Торговые Центру по расписанию.
— Не ждет он. Мама у меня всё время болеет, сын Антошка только в третий класс ходит. А там, у них в деревне под Рузой, ничего особенно не врУчат. И, уж теб более, не вручАт. Хоть выше головы прыгни с переворотом. Народ все больше подножным кормом пробавляется. Как говорят представители Малых народов Севера: «Жопа наступает, однако!». Ну и куда я в таких условиях без тебя денусь?
— Если абстрагироваться от моральных аспектов, кукла Лена, то ты права, наверное. Но у меня есть своя сермяжная правда.
— Опять ведет он меня по пути нравственного воспитания, блин. Ну и не христопродавец ты после этого?
— Так евреи всегда охотно выступают проповедниками общественной нравственности, кукла Лена. А, также, высокой морали. Я не понимаю, чему ты удивляешься?
— Подкатывает он меня под себя уверенным двинем, конечно. Совсем ты меня не любишь — со всех сторон ведь обложил, космополит безродный. И любится еще при этом от уха до уха. Купировать тебе их как-нибудь, что ли…
Маковецкий Михаил Леонидович

Женщины счастливы, а уж мужчины как довольны!

— Нивы колосятся, стада тучнеют, ракеты летают — враги, слава Богу, трепещут. Байден в маразме, Зеленский прыгает как ребенок, Талибан триумфально строит Эмират. Всюду расцвет и стабильность, я нашу страну имею ввиду естественно. В Якутии пожары почти потушили, а в Сочи так уже начались наводнения. И колесо истории не повернуть вспять, кукла Лена. Вот что огорчает.
— А я тоже за решительное искоренение внутренних врагов, мешающих простому народу жить спокойно, если хочешь знать. А чего это ты тут вдруг на наш общественный строй клеветать под вечер начал? Я к этому никакого отношена не имею — это и наш попугай может подтвердить. Правда, птичка? Ну-ка скажи: «Произошла трагическая ошибка, товарищ Сталин!».
А у тебя, я думаю, это просто национальная принадлежность опять проклюнулась. В который раз. Скромное обаяние сионизма — оно такое.
— Иногда и не только евреям есть смысл паковать вещички, кукла Лена. Смотри, что в Кабуле творится.
— А чего тебя так эта эмиграция так волнует? Ну и пускай себе шагают по планете.
— Так в эмиграции из России в дальнее зарубежье преобладают женщины, кукла Лена. И они отправляются на чужбину не так просто, а за лучшей долей.
В 2009 г. в Италию женщины составили 83% потока эмигрантов из РФ, в Испанию — 68%, во Францию — 65%, в Нидерланды — 64%, в Германию — 61%, в США — 55%. Я уже не говорю про Турцию и прочие страны победившего Талибана (данные за 2019 год). И мне тут, в Новом Уренгое, от этого становится как-то не по себе.
— Ишь, как снова забегали глазки у крючконосых то! И тебе опять не по себе, что ли? Затянул он свое семь сорок. И опять, и опять та пластинка поет. Сказанул неумно, хотя и недвусмысленно. А я с тобой в Израиль эмигрировать не собираюсь, и не надейся. Потому что «Счастливчик» — это не тот, кому повезло однажды «свалить», а тот — кому этого вообще не понадобилось.
Так что ты меня туда никакой Стеной Плача не заманишь, и не напрягайся без нужды. Деньги из страны уходят — вот за ними и бабы тянутся. Мечутся простые женщины из народа в поисках светлого будущего — новую столицу в Сибири поднимать кому охота? Ну и чего тут непонятного?
А еще чего по телеку показывают?
— Показывают, как шапку Мономаха себе примеряет Кужугетович. Она на нем сидит как влитая. И Лавров на своем посту гибок, но несгибаем. Ну просто душа же за всех нас радуется. Гвозди бы делать из этих людей. Даже шурупы. Далее — Железный Занавес опускается. А там и коммунизм победит.
— А ты бы хотел, чтоб по новостям голых баб с большими синьками всё время показывали?

Грустных таких, задумчивых. А то я тебя не знаю. Да блъядь-многостаночница она, кого ты слушаешь?
— Кукла Лена, это ты о ком так тепло? У кого большие сиськи?
— Да о нашей главной бухгалтерше! А то он не понял.
— Многое выше моего понимания, кукла Лена, потому что ты красивая женщина и не для этого предназначена природой. Наш гендир — честный и прямолинейный человек, лишенный карьерных амбиций. Если он кого-то назначил главным бухгалтером — то какая же она блъядь?
— Какая-какая… Да самая обычная!
— Ты, кукла Лена, прямо тебе скажу, своим политически незрелым заявлением относительно руководителя нашей бухгалтерии только вводишь в заблуждение трудящихся в офисе нашей компании женщин.
— Такую постановку вопроса я с негодованием отвергаю. А гендир твой — педик (я не про секс)! Да бледная бездарность с застиранными от слёз глазами — это ваша главная бухгалтерша. Та, что крякает как утка, выглядит как утка — та является идиоткой! Как говорит моя мама: «А ты не будь бесформенной как бочка — тебя жидо-масоном в содержанки то и не назовут!».
А тебя послушать — так у нас тут, в Новом Уренгое, скопища свободных от работы граждан гуляют по заснеженным улицам с целью грабежа. А, между тем, кое-где и у нас очень мило. К примеру, в Торговом Центре «Солнечный». Поедем завтра?
— Поедем, кукла Лена. Выходной день ведь.
— Тебе там тоже нравится? Ну ты прямо как пацан

— Не в том дело, кукла Лена. Просто я тебя люблю.
Маковецкий Михаил Леонидович

Девочка и мимоза

— «Всё, в понедельник иду терять девственность», — начинающую поэтессу из себя строит, блин!
— Так прямо и сказала?
— Как бы тебе не соврать помягче то... А ты знаешь, что наша главная бухгалтерша вчера еще отчебучила, космополит? И, при этом, всегда говорит, падла, голосом, в котором слышатся что-то пророческое…
— А еще под покровом темноты она выползла на берег и отложила там яйца. Главные бухгалтерши — они все такие, кукла Лена.
— Ну совсем невозможно с человеком разговаривать. Твои яйца она там отложила. А ты и не заметил.
— То-то я смотрю…
— А ты слышал, христопродавец, что принц Эндрю прискакал на остров, принадлежащий Джефри Эпштейну, на белом коне? И овладел там невинной малюткой дважды.
— А конь чем при этом занимался?
— Ждал конь. После чего принц умчался вдаль, захватив хрустальную туфельку любимой

Ты представляешь, какой теперь геморрой у его матушки, королеве Англии? Да там весь Виндзор сейчас на голове стоит!
— Кукла Лена, кто тебе рассказал эту разрывающую сердце историю из жизни короля Лира? Неужели опять бухгалтерши?
— Снова остро-провокационно высказался? Я по его команде в мгновение ока выстраиваюсь на подоконнике в 18 шеренг — а этот еще вечно недоволен. У Шекспира вычитала! Там еще «Мочилась ли ты на ночь, Дездемона?» написано.
— Не продолжай кукла Лена. Это ужасная история, да еще с расистским душком.
— Я не понимаю, как ты новости по телевизору всё время смотришь? Там же об этом только и говорят. Да хоть таже Скабеева. А вот наша главная бухгалтерша, эта старая куртизанка… Да весть офис это только обсуждает! Один ты не в курсе. Ну что ты на меня плотоядно уставился?
— Восхитившись твоей красотой, кукла Лена

А что — нельзя?
— Можно, конечно. Ты же мне деньги на карточку «Мир» переводишь за то, что я с тобой сплю. Так что смотри сколько влезет. У меня как в Турции — всё включено (All Inclusive). Но учти, христопродавец — всё это будет конфисковано и роздано простому народу бесплатно, если ты продолжишь так со мной обращаться. Ты этого добиваешься?
— И что послужило поводом к этим столь масштабным размышлениям в офисе нашей компании, кукла Лена? Ну, если отбросить романтизм и взглянуть правде-матке в широко распахнутые голубые глаза? Я что-то так и не понял.
— Ты что — с большой высоты на копчик упал?
— Мне, кукла Лена, как любителю острой сатиры…
— Та-ак, и вот, наконец, я столкнулась с унижением, стерпеть которое не смогу. «В ходе рейда полиции был задержан для допроса клиент борделя. Его долго расспрашивали… И тогда подозреваемый в изнасилования пожилой женщины в доме престарелых сознался во всём — вот тут и началось…».
— Что началось то? А до этого что было? Кукла Лена, ты меня интригиюшь.
— Да, это выдуманный сюжет, но он вдохновлен реальной историей. Рот надо закрывать, когда я тебе что-то рассказываю, нехристь ты царя небесного. Ты понял? Тогда и понимать всё будешь с первого раза.
Конечно, любится он и ручища распускает. Сказать то нечего. Да делай со мной что хочешь — пожалуйста. Но я молчать всё равно не буду. Тебе бы все склонять меня к сексу. Больше тебя вообще ничего не беспокоит, о чем люди говорят. А еще прошлый раз напился до потери приличия.
— Вовсе не напился, а искал решение проблем с помощью алкоголя, кукла Лена. И при этом только о тебе и думал.
— Ой, да знаю я, что ты обо мне думал! Господи, когда нам, простым женщинам из деревни под Рузой, просто так хоть медаль — но дадут? Завтра в Торговый Центр меня повезешь, мировая закулиса. А то порнократию он тут такую развел над простой женщиной из народа…
— Евреи всегда тяготят к народной жизни со всеми ее тяготами. Правда, обычно, не еврейской. Долг службы, кукла Лена.
— Опять он начал резко менял мнение и публично извиняться. Вот вас никогда не ухватишь. Да не дергай ты — молнию же сломаешь! Я сама расстегну. Терпения на тебя никакого не хватает...