Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

Маковецкий Михаил Леонидович

Ненормированный рабочий день

— ...А ты должна хранить домашний очаг, кукла Лена.

Ну, помимо своих непосредственных обязанностей в качестве моей возлюбленной, естественно. Впрочем, с этим то ты, слава Богу, справляешься на «Ура»....
— Угу. «Блъяль!» —- закричала она в полный голос. Хотя это было пустое хвастовство. Как говорит моя мама: «Знаю, доченька, и о твоих горестях, и о твоих проблемах не понаслышке. Но, назвалась содержанкой — не ропщи на то, что у тебя рабочий день ненормированный».
Ну вот, по попе он меня шлепнул, не поленился. Ка-будто я неправду сказала.
Угу. А теперь второй подход к снаряду. Отпусти меня, не видишь — плита включена? Поесть тебе, между просим, готовлю. И это будет отнюдь не бутерброд. Ценитель прекрасного, блин, отдай халат, кому сказала! Космополит безродный.
— Всю жизнь колебался вместе с линией партии в своей любви к березкам, кукла Лена! Так что тут ты явно не права.
— Угу. Все правильно сказал, только тема старческого психоза не раскрыта. А это потому, что ты обветшал и кукуха у тебя едет. Может быть, поэтому, иногда меня охватывает такая острая тоска по психически нормальным...
Как семьянин ты до поры не чудил особо вроде. Но в последнее время так изменился к худшему и пошел по наклонной... Половина полуострова Ямал похож по размерам на Италию. Больше на Италию он ничем не напоминает. Может быть всё поэтому? Из-за климата всё?
— Когда-то то, на что ты намекаешь, кукла Лена, было действительно недалеко от реальности. Но сейчас все это полностью изжито. Так что твои подозрения относительно моего пошатнувшегося психического здоровья совершенно беспочвенны, любимая.
— По размышлению зрелому я пришла к нелицеприятному для себя выводу — опять врешь?
— Евреи легких путей не ищут, кукла Лена.
— Угу, не ищите. Никому вы не нужны, и никто вас не любит. Висите все время на волоске, просто жалко смотреть. Вот зачем вы сектор Газа в который раз в мелкую крошку разбомбили? Вот скажи? Хоть бы маму с мамой своих

постыдился. Они с небес смотрят на тебя с удивлением.
— Оставим пока эту тему, кукла Лена. Еще одно слово о несокрушимой мощи ЦАХАЛа — и я тебе устрою.
— Что ты мне устроишь в любом случае — я хорошо выучила. Потому что на этом строится мое материальное благополучие.
— Ты знаешь, кукла Лена, мне сейчас хотелось бы обратить твое внимание на то, что я очень стараюсь тебя не врать, поверь мне. Просто у меня не всегда это получается. И потом, чтобы рюмкой об пол, официантку за задницу, стулом в зеркало — вот это действительно праздник. А то, что у нас с тобой — это так, семейное торжество.
— Угу. Бойцы, заслуживающие уважения… Про стулом в зеркало и не напоминай — а то я растрогаюсь. Дочка то нашего гендира похожа на него невероятно, хоть и от орального секса родилась. Признаться, даже я была впечатлена он этим зрелищем, исподволь наблюдая за ним в неразбитое еще зеркало. Ну разве такое забудется?
— Если что-то связано с моими карьерными или денежными перспективами, кукла Лена, ты всегда обращаешь на это обстоятельство внимание. За это я тебя и ценю, дорогая.
— Кстати, а если мне, как тогда, масло со сковороды прямо на голый живот брызнет? Я-то в этом случае не стану закатывать глаза и заламывать руки, и не надейся. А вот ты тогда что будешь делать?
— Для меня это будет полная утеря ценностей и идеалов, кукла Лена. Кроме того, это противоречит базовым принципам игры в шашки. Поэтому я сначала поцелую твою свежую рану. И, только потом, приму лекарства, чтобы подскочившее давление понизилось. Впрочем, во всем этом печальном эпизоде есть множество нюансов и оттенков...
— Опять позиционирует он себя нравственным камертоном, христопродавец. А, на самом деле, ты просто не молодой душой и не свежий на голову товарищ. Но приходится с этим мириться, потому что ты мне деньги на карточку «Мир» переводишь за то, что я с тобой сплю. Вот я и вынуждена выжимать и себя все малохольное по капле....
Маковецкий Михаил Леонидович

Мартовские аиды и трудовой путь куклы Лены

— Называй меня мартовским аидом, кукла Лена.
— Потому что сегодня 8-ое марта? А что это вообще?
— «Мартовские» — это от слова «март». «Аид» (איד) на идиш означает «еврей». А ты у меня такая красавица!

Ну и как мне после этого не чувствовать себя мартовским аидом?
— Угу. Не зря моя мама говорит: «Еврей, доченька, феноменально красноречив. Он себя может уговорить в чем угодно». Теперь вот аида на мою голову он придумал. Смотри, христопродавец, веселой вдовой ты меня взял, веселой вдовой ведь и оставишь. Совсем ведь диету не соблюдаешь. А алкоголь? И Белая Горячка тебя не берет.
Ну и что я без тебя делать буду, аид ты мартовский? Мама уже возрасте, болеет, мой сын Антошка только в третий класс ходит. Просто зла на тебя не хватает! У нас, в деревне под Рузой, я и на трусы себе не заработаю. Хоть руками, хоть головой, хоть чем.
Это, не говоря уже о том, что женщинам на работе у нас обычно предлагают выбирать между лопатой, ломом, кувалдой или убрать навоз за каровой в ночную смену. А я предпочитаю хоть твои рассказы о Стене Плача слушать, но лежа в кровати. Или переживать депрессию лежа на диване перед телевизором, пока ты работе...
Чтоб не покупал мне больше шоколадных конфеты. Лучше фрукты, ты слышишь? А-то я что-то формы раскормила... Ну что ты сразу лапать лезешь — ну слова же ему сказать нельзя! Обормот!
Угу. И сразу надулся он. Ты знаешь, мне ведь и укладкой савковой лопатой дымящегося асфальта приходилось заниматься, пока ты меня не обольстил переводами мне денег на карточку «Мир», правда. У меня даже в трудовой книжке так и написано: «Принята на работу в качестве Менеджера по перемещению асфальта».
Мне, правда, еще работу предлагали — забираться на высоту более десяти метров для выполнения верхолазных работ. Н зарплата там была хорошая. И возможность полюбоваться прекрасными головокружительными видами там открывалась на красоты города Рузы.
— Ну и чего ты такую завидную службу бросила, кукла Лена.
— Я ее бросала, а туда вообще не пошла, ты только это моей маме не рассказывай — тогда с деньгами совсем плохо было. Ну не входили крыши пятиэтажек даже в мои самые дерзкие и смелые жизненные планы. Хотя проблема «голого зада» тогда стояла передо мной просто критически.
Тем более, что началась потом дама, которая по своей воле полезла на многоэтажные здания — но такая была одна на всю Рузу. Да и как женщину я ее не рассматриваю ввиду ее сухости телосложения и абсолютной антикварности. Прям пролетарии за однополые браки что на внешность, что по характеру.
А другие наши девочки всё больше жались к бетономешалкам. Я, к примеру, высоту боюсь до смерти, у кого еще что. Так что остальных для работы на верхотуре откуда-то из округлых сел привезли. Им всё равно было — они там не к такому привычные.
Молодцы они все-таки — крали буквально все, что не прибито и не приварено. А на крыше в этом плане раздолье — контроля нет практически никакого. Там рубероид лежал, что-то на металлолом можно сдать, даже на цветные металлы. Кирпичи какие-то лежали, одно голубей ловила для чебуречной. Да мало ли.... Они там даже одного мужика поселили — ну, пока он в федеральном розыске был.
— В этом месте я бы с радостью бы промолчал, кукла Лена. Но совесть велит иначе.
— Ты специально нагнетаешь на меня ужас, чтобы я крепче к тебе прижалась? Ну ни упасть, ни подпрыгнуть — так зажал. Быстро меня отпустил! И без твоих слов понятно, нехристь, что хорошо хоть — жизнь потом все и всех расставит по своим местам, когда ты ко мне воспылал интересом.
Ну верила я в себя — с такими-то сиськами. Вот и бросила я вызов общественному мнению. У другой у девушки биполярное расстройство развилось и ее пивом лечили в клизмах.
— Отпустило?
— Да куда там! Пиво кончилось. Но потом, вроде, само отлегло. Тут-то то трудовые горизонты ты для меня сильно и расширил, конечно, чего уж и говорить. Просто в самый раз подвернулся, тютелька в тютельку. Поэтому мною твои предложения и были восприняты с таким большим интересом. Иначе бы я в этот чертов Новый Уренгой никогда бы и не поехала.
— А я ведь так боялся, что мои лучшие мои порывы будут «похоронены» интригами, кукла Лена. Чувство то во вспыхнуло такое большое!
— Ситуация, когда необходимость заработать деньги не оставляет в жизни молодой девушки места для мечты мне категорически неприемлема, — от такого так всё и получилось. Ну и что тут для тебя обидного? Как-то не в этом я вижу свою своя биологическую миссию, я хотела сказать, просто выразилась неудачно. Давай я лучше прижмусь к тебе, а то что-то дует откуда-то. Помнишь, как в Израиле тепло было?

Когда только карантин снимут, о Господи, ну кто эту полярную ночь придумал только! Всё само сниму, не лезь, а то опять застежку сломаешь. Косметических наборов с гелем для душа и мочалкой надо купить, не забыть бы.... раскладывает он меня по-хозяйски...
Маковецкий Михаил Леонидович

Начало рабочего дня

Как всегда, встал рано утром и пошел к компьютеру работать. С четырех и до восьми утра для меня самое продуктивное время, когда я могу сосредоточиться. Моя остальная деятельность в офисе в рабочее время — это текучка, рабочие моменты. Так, мечу икру и рву бумагу формата А4.
«Усилить меры и по борьбе с антисоциальным поведением в рабочее время. Всех, блядь, кастрировать, чипировать и зарегистрировать!». Ну и так далее.
Вдруг в дверях моего кабинета появляется кукла Лена. Нахмуренный лоб и руки, упертые в боки, не предвещающие ничего хорошего. А также взлохмаченные волосы и совсем без одежды. То, что без одежды, как раз наоборот, хорошее предвещает. Ну а взлохмаченные волосы куклы Лены не предвещают вообще ничего. Поэтому, уведя в дверях свою возлюбленную в таком виде, я был готов к любому развитию событий. И мои предчувствия меня не обманули.
Наверное, кукла Лена хотела мне сказать что-то осуждающее, но, поймав мой взгляд, она решила сообщить следующее: «Не вздумай распускать ручища, обормот!». И попыталась прикрыть бюст руками. Прикрыть почти ничего у нее не получилось. Пышность бюста лишь подчеркнула миниатюрность ладошек...
Далее кукла Лена, как всегда экспрессивно, сообщила мне следующее:
— А ты мне купишь прозрачное нежное платье, которое я вчера видела в магазине? Тебе, христопродавец, оно понравится …
В общем, кукла Лена решила опустить преамбулу и сразу сказать самую суть, ясно осознавая, что времени для длительного разговора у нее особенно нет.
— Я поговорю с Дедом Морозом по поводу платья, кукла Лена

Думаю, вопрос будет решен положительно. Скажу тебе честно, кукла Лена — глядя на тебя, я всегда испытываю мощное искушение. Искушение выполнить твою просьбу, я имею ввиду.
— Вот и молодец, ты мой христопрдавчик! А на завтрак тебе что приготовить?
— Все, что ты приготовишь, дорогая, — для меня «а менч», как говорят на идише.
— А что означит «а менч»? Что-то это у меня это очень туго получается понять. У нас, в деревне под Рузой, я такого слова что-то не слышала.
— Не помню, кукла Лена. Но помню, что что-то очень хорошее.
— А ты позвони своим детям в Израиль, и спроси.
— Они этого не знают, кукла Лена. Это идиш, а они говорят на иврите. Это совсем разные языки.
— Елки-палки, сколько эмоций! Ну-у-у, чего ты у меня совсем расклеился, как я погляжу. Но ничего, сейчас я тебя приведу в рабочий тонус, мировая ты закулиса. Заслужил. Я, космополит ты безродный, занимаюсь решением этой проблемы долго, вдумчиво и серьёзно. У меня за спиной школа, традиции.
Так что убеждена — тебе обязательно не просто понравится. На тебе за утро две майки пропотеют, обормот ты эдакий. Более того — это будет страшный удар по ханжеству представителей Малых народов Севера со стороны простой женщины из деревни под Рузой..
А мы сегодня покупать платье поедем? А когда мы в Москву вернемся? Мне полярная ночь так надоела! А там ты меня по Москве покатаешь? Только на Мерседесе, а не на УАЗе Патриоте…
— Москва, кукла Лена — это город стоящих в мертвых пробках Мерседесов и БМВ, которые покупают не для того, чтобы соблюдать правила уличного движения. Ездить по этому городу на машине — лучше отравиться. И потом, в Новом Уренгое у меня еще есть работа…
Кстати, о работе. А Вас, кукла Лена, я попрошу раздеться.
— Да ты совсем слетел с катушек, сионист — я же итак стою тут голая! Это я, твоя кукла Лена — ты мои услуги оплачиваешь служебной кредитной карточкой. Ну, теперь вспомнил?
Ну слава богу, распустил наконец ручища, обормот. Вот только не в кабинете, прошу тебя. Я же твоя содержанка, а не секретарша. Ты себя хорошо чувствуешь?
— Наверное сахар немного поднялся. Но теперь все в порядке, кукла Лена.
— Тогда пошли в спальню. И это утро, не смотря на полярную ночь, заиграет новыми красками, вот увидишь
— Кукла Лена, ты ещё никогда не была так близка к тому, что я тебя отшлепаю по попе, как сейчас…
— Ну и слава Богу, обормот наконец в себя пришел окончательно. Слушай, а ты меня когда-нибудь действительно отшлепаешь? Что-то как-то не верится….
Маковецкий Михаил Леонидович

Как в старых романах о любви

— ...Да, ты стал моей радостью. Но со слезами на глазах, так что не зазнавайся. Я тогда мучительно искала себя и испытывала томление. Потому что такую женину как я, в реалиях деревни под Рузой, в принципе припарковать просто некуда!
— Да уж. Там у вас всё, что взлетает, автоматчики идет нахуй. Помню, кукла Лена.
— Нет, ты не думай, мы там хорошо жили, спокойно так, по совести. У нас даже в школе математика не преподавалась. Ну, чтобы не травмировать психику учащихся. Представляешь?
— Конечно, кукла Лена. У нас, в коммерческом отделе, есть сотрудница, да ты ее знаешь. Так вот она все время жалуется на свою низкую зарплату и объясняет это обстоятельство своей маленькой грудью.
— Ну дак а чего ж она хотела?
— Но ты у меня не такая, кукла Лена!
— У-у-у, нашел с кем меня

сравнивать. Христопродавец!
— Извини, кукла Лена. Ну не подумал, сгоряча брякнул.
— Так вот. А тут ты — со своим задним сидением УАЗа Патриота. Борец за идеалы сионизма из Нового Уренгоя с охрененной биографией. Настоящий испорченный ребенок Запада.
— Уже зрелый, но еще не загнивающий. Тут ты права, кукла Лена. «Мужчина в самом расцвете лет», — как писали в старых романах о любви.
— Да ладно тебе врать то! Вот ты все время пытаешься мне доказать, что ты не бандит, а филантроп и меценат. Обычно упражняясь в этом на мне после рабочего дня. Ну и зря! Я тебя люблю такого, какой ты есть, космополит безродный.
— А уж как я люблю тебя, кукла Лена! Ты же у меня такая непредсказуемая — красивая длинная ножка, чулочный пояс, а там спрятанный пистолет ТТ и две обоймы... Все как в старых романах о любви. А работа то у меня, сама знаешь какая нервная. А домой, бывало, придешь — а там ты меня просто собою завораживаешь...
Другой раз, глядя на прекрасный закат над тундрой и рассуждая со мной о видах на урожай в деревне под Рузой, ты, кукла Лена...
— А уж, ты — точно совершенно особый персонаж в нашей патриархальной действительности. Нет, сначала я тебя восприняла легкомысленно. «Так, две копейки на раз покушать», — думала. Но потом, когда ты перевел мне первый раз деньги на карточку...
«Угомонился бы он, что ли, — думала я тогда, — А то, с таким-то образом жизни, да еще при его то обрезании, в конечном итоге он будет убит стрелой при контакте с племенем каннибалов в джунглях Амазонии. Ну и куда я без него? С ним то мне спокойно, уютно как-то».
— Я помню, кукла Лена — Ясс механизма койлтюбинга тогда ушел. Да еще без рассрочки. И все исключительно благодаря тебе. Я, признаться, был от этого просто в ауте.
— Тем более, что у меня тогда был парень, помню. Так у него не то, что фамилию, имя хъуй выговоришь без шпаргалки! Все в Сирию меня звал, за ИГИЛ воевать. А ты хоть на русском говорил без акцента. Не по-русски, конечно, но красиво.
— «Но в эту тяжелую минуту ей протянул свое крепкую руку помощи благородный рыцарь с пейсами. И с лицом воплощенной невинности», — как в старинных романах о любви пишут, кукла Лена. Подставил свое надежное плечо в трудную минуту.
— Во-во. Сделал ты мне предложение руки, сердца и других релевантных органов очень вовремя. И мама тогда мой выбор одобрила. Уж очень ей твой УАЗ Патриот в душу запал: «Ты в военные конфликты то не лезь, доченька, не твое это. Лучше выбирай свою нишу при крепких хозяйственниках. Тоже, конечно... Но с ними все же как-то спокойнее.».
— Твоя мама мудрейшая женщина, кукла Лена. Ты ею можешь гордиться. Да что там ты — вся деревня под Рузой!
— Ну тогда я, как мама то это сказала, и заходила вся ходуном, предвкушая! Ну а ты-то, не будь дураком, действовал ситуативно и воспользовался моей сиюминутной слабостью по полной программе.
— Так это и понятно, кукла Лена. Ты вон какая! Как в старых романах о любви.
— Всё, сука, сделал так последовательно (тихо так, как-бы между строк) — что не успела я глазом моргнуть, как уде ноги раздвинула! В изнеможении.
— Так это была любовь, кукла Лена. Большое светлое чувство.
— Да читала я! Потому так все сразу и поняла. Конечно, думаю, девки у него в голове, но это ладно. Но ведь и попугаи какие-то экзотические!

И рынок какой-то на островах Карибского моря, небось невольничий... То ли это все возрастное, думала, то ли еще что… «Но, главное — не заразное», так мне мама сказала.
А ты, с тех пор, и пользуешься ты моей сиюминутной слабостью каждую ночь, мировая закулиса, как заведенный. А в выходные дни вообще в любое время лезешь, как только я тебе на глаза попадаю. Это я к тому, что моя мама звонила, деньги на карточку зашли, говорит. Так что все в порядке.
Лапает он меня, конечно... да лапай, пожалуйста, я разве говорю чего? Поешь только сначала, пока теплое...