Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Маковецкий Михаил Леонидович

Высокое звания серпентария

— Наша бухгалтерия борется за высокое звание серпентария. Да, ощущение пустого кошелька иногда кружит мне голову. Но я у тебя женщина со всеми удобствами (красоты сногсшибательной, безотказная в постели, почти не перечит, уже несет борщ). А ты меня защитить не хочешь.
— Кукла Лена, я влюблен в тебя

как мальчишка, ты же знаешь.
— Если ты не прекратишь свое суицидальное движение к обрыву бездны по поводу интриг бухгалтерш, христопродавец, я не знаю, что с тобой сделаю. Хочешь слишком рано сделать свой последний вздох?
— Кукла Лена, в круизы, в казино? Да если бы не коронавирус...
— Опять врешь ты всё. Да, такая девушка как я, может себе позволить смартфон со стразами. Купишь мне новый за это, чтоб бухгалтерши знали. Стих про тебя:

У Курского вокзала,
Стою я, молодой.
Подайте, Христа ради,
Червонец золотой.

— Я понимаю, кукла Лена, что без слез об этом говорить невозможно. Но, все-таки. Что сделали наши бухгалтерши?
— После обеда я зала к ним поболтать. просто
— Потрындеть с подругами?
— Ждала, пока ты заберешь меня домой.
— Ну и?
— Ну-у, сначала обговорили все возможные варианты коитуса.
— И прочие оплотом веры, вокруг которого сплачивалась паства. Это очень правильно, кукла Лена. Все было весьма душевно. Как вдруг?
— Во все детали и нюансы я посвящать тебя не буду. Ты всё равно не поймешь, нехристь.
— Ну, и что в этом предосудительного? Что плохого сказали бухгалтерши?
— Главная бухгалтерша.
— Хорошо, главная бухгалтерша.
— Прозвучала и неоправданная критика моего порочного поведения. А еще сказала, чтобы я не мешала им работать:
— Девушки продажные, — сказала. Подразумевая меня, между прочим, — уде не вызывают интереса даже с существенным дисконтом? Когда этот масон у нас ее, наконец, отсюда заберет? Зашибают «большую деньгу», обзаводятся роскошными игрушками на старости лет, а потом не знают как от них отдохнуть. Приперлась пышная фигура в бикини пятнистой расцветки на работу. Чтобы подарить народу зрелищ, блин. А потом удивляется, что паника была чрезмерной.
— А ты в ответ? Я надеюсь, ты не стерпела, кукла Лена?
— А что я? Добросовестно изобразила свой ужас и возмущение. Тебя же, чтобы меня зашутиться, рядом не было. На себя бы лучше посмотрели. Да такими даже каннибалы побрезговали, если бы наша бухгалтерия попала в их распоряжение.
— А каннибалам разве не всё равно, кукла Лена? Лавровым листиком присыпали, перчиком — и пошло бы под милую душу.
— Угу. Как сладостно в навозе изваляться — это Пушкин или Лермонтов?
— Это они на пару забабахали, кукла Лена. В Царском Селе такие были нравы.
— А каннибалам не все равно конечно. Эти волосатые слишком. А одна недавно еще сделала пудовый татуаж бровей в придачу. И варить их долго, старые слишком. Самые отсталые слои населения, Падаль, можно сказать. По всей округе разнося их зловоние.
— Даже так?
— Ну почти. «Зрелище их неупругих поп вызывает жалость», — я хотела сказать. А что? Приготовленные три дня назад селёдки под дынным соусом воздух не озонируют! И каннибалы это знают.
— А нет ли в этом попрании принципов экологии, кукла Лена? Есть работников нашей бухгалтерии?
— Ты меня совсем не любишь, подлец и изменник? Смотри, обормот, пупок, в самый ответственный момент, развяжется.
— Тебя невозможно не любить, кукла Лена, ну перестань.
— Ты им отомстишь, мировая закулиса, за мою поруганную честь? Протянешь мне руку помощи, космополит?
— Даже знаю как, кукла Лена.
— Так значит ты новый смартфон мне купишь? Учти, я не согласна ни на какие компромиссы. Чтобы красного цвета... Чем сильнее мы будем, тем больше устрашим врагов и приблизим друзей. Ты меня понял?
— Понял, кукла Лена. А теперь переходим к свершениям.
— Угу, сразу в цветнике он себя ощутил

репеллент. И сразу лапать меня полез, конечно...
Маковецкий Михаил Леонидович

Напился как свинья

— Кукла Лена, я хочу тебе сообщить следующее. Глава вижницких хасидов раввин Исраэль Хагер...
— Ох уж мне этот прекраснодушный представитель Малых народов Севера. Ждешь его тут в своей широкой кроватки на шёлковых простынях

как долбоёъбка обыкновенная. А этот тем временем где-то до состояния, ... Сопьешься ведь! Без денег, без работы, но с диабетом. И перспективы не радужны.
— Какие еще перспективы?
— Под забором на тебя будут ссать дворовые собаки — такая маячит перед тобой перспектива. Это если тебя не посадят. А я без тебя тихо угасну! Ты этого добиваешься!?
— Сидят у нас все. Но кто-то —тихо, а кто-то — на зоне. А бесплатная раздача спасающей жизнь жидкости творит чудеса, кукла Лена. В службе главного механика обмывали Насос трехплунжерный (установка силовой блок) для закачки растворов «СИН 44.01». Ну не устоял! Не мог же я людей обидеть? Так что ж теперь? Ведь, если окинуть всё мысленным взором...
— И соловей стыдливо умолкает, когда товарищ наш ведёт рассказ. Ну, если ты на старосте лет предпочитаешь сидеть на зоне, а не лежать на мне... Сначала сломанный трехплунжерный насос списали, а потом восстановили... История, от которой трудно не прослезиться. Сколько он, кстати, стоит по балансовой стоимости? А за сколько вы его загнали?
— Прямо американский боевик целый — смешались в кучу дроны, негры... Да кто скажет то? Подумаешь, цунами…Деньги взяли наличкой, а они сами и вывезли своей машиной. Все будет шито-крыто. Тундра, снег пошел — какие следы? Это же полярные куропатки...
— Кто скажет? Дореволюционная старушка тебе в предки годится. Засохший понос мамонта ты, янтарь практически антарктический. Завел себе красавицу содержанку и измывается над ней как хочет! За Трампа реально были только Иванка и Джеральд Кушнер. Их дети, естественно, останутся сиротами. Если останутся. Потому что заложить может любой. Причем просто так, для прикола.
— Это я над тобой не изымаюсь, это я тебя люблю, кукла Лена.
— А я, всего лишь, очень хочу помочь тебе побыстрее осознать ту пропасть, в которую ты день ото дня скатываешься, христопродавец.
— Проблематично или с точки зрения здоровья, или с точки зрения морали вообще всё, кукла Лена. Так что ж мне теперь?
— Теперь тебе меня слушаться. Я тебя дурному не научу — ты мне на карточку деньги переводишь. Говорю тебе это пока не предметно-конкретно, но уже в известном широком контексте. И ты должен сделать из этого для себя далекоидущие выводы, христопродавец.
Наш гендир всегда был живчиком, холера б его забрала. И тебя он все время на это толкает, а ты...
— Лозунг «Не все украдено до нас!» жжет сердце нашего гендира, кукла Лена. Как я его понимаю!
— А наша дорогая (во всех смыслах) бухгалтерия, как всегда, трендит не переставая — ни одной проводки грамотно провести не могут... И главная бухгалтерша — крыса феерическая...
— Ты зря нагнетаешь опасения, кукла Лена. Что в ней феерического?
— Старый еврей — ну неужели не стыдно? Озвучивали ему предложение о возмездной помощи — он и контроль над собой потерял! Насос трехплунжерный (установка силовой блок) для закачки растворов — да делов то! У нас, в синагоге, таких насосов...
— Кукла Лена, ты имеешь дело с евреем с военным прошлым. Будь осторожной! Это на кого будут ссать собаки!? Да если бы ты не была такой красивой... Э-эх, Как хороши, как свежи будут розы, Моей страной мне брошенные в гроб...

— Начинается. Еврей, даже если он глухонемой, всегда мастер слова и вольтижёр фразы. Это у вас стихийное бедствие такое национальное? Пугает он меня. Вот скажи, ты зачем так надрюкался, христопродавец с ружьем?
— Народу такие приколы близки, кукла Лена. А я за народ горой! За еврейский.
— Ой, да ложись уже. Опять купить мне что-то удумал, а то я не понимаю. И сразу лапотать. Выпивший, а это дело туго знает.
— Да мы с главным механиком просто неугомонные сердца, кукла Лена.
— А то я не знаю, что там у тебя неугомонное. Разорался, что хватит разврата, а сам... Хунвейбин, блин в трауре. Да давай уже... Щепетильнее надо, оленевод, бережнее. Меня то ты, я надеюсь, списывать еще не собираешься?